Я русский

что значит быть русским человеком

Я русский

Шоу доктора Геббельса. Лицо врага

Москва, НКВД СССР, товарищу Берии. Докладная записка: «2 мая 1945 года в Берлине в нескольких метрах от запасной двери бомбоубежища на территории рейхсканцелярии были обнаружены обгоревшие трупы мужчины и женщины, причем мужчина низкого роста, ступня правой ноги в полусогнутом состоянии с обгоревшим ортопедическим ботинком, остатки мундира формы партии НСДАП и партийный значок. У обгоревшего трупа женщины обнаружены золотой портсигар, золотой партийный значок и золотая брошь. У изголовья обоих трупов лежали два пистолета системы «Вальтер». 3 мая в отдельной комнате бункера имперской канцелярии на спальных кроватях обнаружены были шесть детских трупов – пять девочек и один мальчик – с признаками отравления».

Опознать Йозефа Геббельса оказалось нетрудно. Даже обгоревший труп сохранял его характерные черты: крошечный рост, узкая грудная клетка, искалеченная нога. И застывшая на лице гримаса, сохранившая выражение фанатичного упрямства, – казалось, что он сейчас встанет и закричит: «Хайль Гитлер!» А дети выглядели совершенно живыми – с розовыми щеками и спокойными улыбками на лицах. Таковы были особенности действия синильной кислоты. Эта картина произвела жуткое впечатление на людей, оказавшихся в те дни в бункере.


Йозеф Геббельс

Вспоминает Елена Ржевская, очевидец событий: «Было какое‑то ошеломляющее ощущение, очень тревожное и тяжелое. И когда меня спрашивали: «Вот тебе, наверное, страшно было, когда ты видела Гитлера, Геббельса?» Должна сказать, что страшно не было, но было какое‑то содрогание… А вот дети – это было действительно страшно».

Берлин, 10 мая 1933 года. Двенадцать лет до краха Третьего рейха. На площадях и улицах города горят чудовищные костры из книг. По приказу Йозефа Геббельса в огонь летят произведения Толстого, Достоевского, Томаса Манна, Бальзака и Золя. Геббельс был начитанным человеком, он увлекался немецкой романтической поэзией, до конца жизни собирал редкие издания великого немецкого поэта еврейского происхождения Генриха Гейне. Но Гейне тоже летит в огонь, и уже никто в Германии не посмеет процитировать строчки из обугленного томика: «В стране, где жгут книги, будут жечь людей». Пророчество поэта сбылось: печи Дахау, Освенцима, Бухенвальда. Последними в этот адский огонь отправились сам Геббельс и его жена. Их трупы были облиты бензином и сожжены соратниками 30 апреля 1945 года во дворе рейхсканцелярии.

Рассказывает историк Сергей Кудряшов: «Фактически всего несколько часов разницы между смертью фюрера и самоубийством Геббельса, но это крах их системы ценностей, системы ценностей национал‑социализма, хотя они приложили все свои силы, чтобы эта система победила. Это были люди, в общем‑то, сильной воли, в том числе это касается и Геббельса. Он до конца пошел за своим лидером, за фюрером, и вместе с ним разделил этот крах».

Шоу доктора Геббельса длилось более 20 лет, сначала только в Германии, потом его ареной стал весь мир. Митинги, факельные шествия, плакаты, карикатуры, акции и провокации – арсенал его колдовской пропаганды был неисчерпаем. Он лгал виртуозно и самозабвенно, свое злодейское дело исполнял добросовестно, педантично и гениально. Это с его подачи фюрер в Германии стал божеством, он творец культа Гитлера, это ему нацистская партия обязана победой на выборах и приходом к власти, это он поддерживал в немцах боевой дух до самого конца войны. Он был хорошо воспитан, изысканно вежлив и вряд ли когда‑нибудь пускал в ход кулаки, но это он убедил нацию, что можно убивать других людей, и только за то, что они не немцы, и поэтому его руки по локоть в крови.

Историк Константин Залесский считает: «Он был гениален, но служил преступному режиму, причем служил искренне. Потому что Геббельс был, безусловно, одним из самых талантливых людей нацистской Германии. Возможно, даже не Германии, возможно, даже как руководитель пропаганды, как человек, заложивший основы политической пропаганды, он стоит в ряду мировых лидеров этого направления. К сожалению, пропаганды циничной».

Йозеф Пауль Геббельс родился в 1897 году. В семь лет он заболел остеомиелитом – воспалением костного мозга. Ему прооперировали бедро, и в результате правая нога высохла и стала на 12 сантиметров короче. Впрочем, это официальная версия. Враги Геббельса впоследствии настаивали, что уродство было врожденным, а стало быть, всесильный министр по строгим канонам расовой теории – существо неполноценное.

Как бы то ни было, этот физический недостаток сыграл в его жизни решающую роль. Он рос одиноким, избегал компании соседских ребят и одноклассников, остро переживал свою физическую ущербность и поэтому изо всех сил пытался доказать свое умственное превосходство. Он радовался любому случаю уязвить, унизить или выставить на посмешище своих сверстников.

Вспоминает Станислав Лекарев, сотрудник КГБ: «Я 36 лет работал в центральном аппарате госбезопасности по линии КГБ, и мне пришлось побывать в загранкомандировках по линии разведки, где я встречал достаточно много интересных людей. Речь пойдет о моем знакомом по Лондону Николасе Райзмане. Как‑то в разговоре он сказал: «А ведь я учился в одном классе с Геббельсом». В классе его дразнили, потому что дети жестокие, они насмехаются над такими неполноценными людьми, дразнили его тойфелем («тойфель» – это «черт» по‑немецки), намекая при этом на хромоту Мефистофеля. Он очень переживал, не только из‑за того, что его дразнили, а из‑за того, что не мог заниматься спортом. К тому же у него были яркие такие сексуальные амбиции, эротические, ему очень нравились крупные девочки из старших классов, причем он слыл среди сверстников мастером интриги, заговоров и различных комбинаций. Там была Магда, признанная красавица в школе, и она была влюблена в лидера класса Йозефа. Геббельс не то что на нее глаз положил, но, видимо, тайно пылал. Ему не нравилось это, и он запустил слух о том, что лидер соседнего класса, Мартин, хвалится тем, что заставил Магду раздеться при нем. Это была стопроцентная неправда, но он этот слух запустил и развалил эту пару. У него было любимое выражение уже в школе: «Чтобы повести за собой массы, нужен 1 процент правды и респектабельный рупор».

Его единственным другом был дневник, которому он с 12 лет поверял свои мысли. Одна из первых записей в толстой черной тетради звучала так: «Я должен стать великой личностью».

Психолог Николай Чаур делает графологическую экспертизу почерка Йозефа Геббельса: «В данной ситуации буквы наклонены не в правую сторону, как обычно в прописях, а в левую. В эту сторону наклон делают люди, которые осознают себя как яркую, болезненную индивидуальность, поскольку когда «я» отделяет себя от «мы», то это противопоставление моего «я» всеобщему, то есть «я не такой, как все, я избранный».

Во время Первой мировой войны Геббельс сделал попытку пойти добровольцем на фронт. На призывном пункте ему приказали раздеться, осмотрели искалеченную ногу и отправили домой. Он закрылся в своей комнате и всю ночь рыдал. Хотел ли он воевать и погибнуть за Германию? Скорее нет, чем да. Он не мог не понимать, что его никогда не возьмут в армию, но он уже научился лгать не только другим людям, но и самому себе.

Говорит Николай Чаур: «Бытует мнение, что почерк – это своего рода кардиограмма души. Несмотря на то, что этот человек вроде бы аккуратный, мягкий, педантичный, исполнительный, но в то же время в глубине его почерка как раз и заключается эта резкость, нетерпимость к другим мнениям, нетерпимость к оппозиции, к противникам. Человек расчетливый, скрытный, с внутренним противоречием, и чтобы все вот это болезненное свое существование не показывать окружающим, нужно обладать высокой артистичностью, нужно обладать высокой степенью лицемерия. Почерк одного человека, личность другого».

Мюнхен, 9 ноября 1938 года, семь лет до краха Третьего рейха. Празднование юбилея пивного путча. Геббельс готовится произнести приветственную речь, когда ему приносят сообщение о том, что в Париже 17‑летний паренек Гершель Грюншпан совершил покушение на советника немецкого посольства фон Рата. Геббельс на ходу меняет тему выступления. Звучит призыв к еврейским погромам. Полиция и СС получают приказ не препятствовать бесчинствам. За ночь разрушено 815 магазинов, сожжены 171 дом и 119 синагог. Сто человек убито, 20 000 евреев брошены в концлагеря. Среди арестованных оказались и 150 немцев, выразивших неодобрение погромщикам. «Хрустальной ночью» назвала это злодеяние нацистская пропаганда.

Елена Съянова вспоминает: «Однажды на посиделках в Бергофе, когда кто‑то играл на пианино, Гитлер рисовал карикатуры на присутствующих – ну, то есть когда каждый из них занимался любимым делом, – от Геббельса ждали, что он почитает стихи. Поскольку он давно ничего не писал, он прочитал свой опус, написанный в 20 лет. И там есть эти слова – Хрустальная ночь. И присутствующий там же Функ потом вставил их в один из своих отчетов после еврейского погрома 1938 года».

В 1942 году Геббельс совершает инспекционную поездку по лагерям военнопленных. Вид страдающих людей не вызывает в нем никакого сочувствия. А его родители так мечтали, что их Йозеф станет священником! Он и стал проповедником, только проповедовал не смирение и христианскую любовь, а германскую гордыню и беспощадную ненависть. В юности он зачитывался Достоевским, «Бесы» – его любимый роман. Во всем – в мыслях, в словах и в поступках – он подражал героям этого романа, русским революционерам. Они учили, что цель оправдывает средства, и он шел к своей цели, не считаясь ни с чем и ни с кем. Они говорили: «Морали нет», – и он отказывался от морали. В то время он писал в дневнике: «Я немецкий коммунист, а также я голодный пастор». Но есть еще один роман русского классика, который служит ключом к пониманию его личности, – «Игрок». Оказавшись на перепутье, Геббельс бросил монетку, с кем ему быть – с коммунистами или нацистами. Он поставил на красное и проиграл, а потом поставил на черное и раз за разом срывал банк, но в итоге снова выпало красное.

Рассказывает Сергей Кудряшов: «Он вообще с большой симпатией отнесся к Октябрьской революции, он даже видел в этом, что Германия должна пройти такой же путь. И, скажем, если брать 1921 и 1922 годы, то Геббельс еще даже не определился в своих политических симпатиях, он в это время, наверное, более левый, чем правый. «Броненосец «Потемкин» вообще восхищал его, он несколько раз его смотрел и даже записал в одном из своих посланий: «Как жаль, что у нас нет такого же фильма».

Такие люди, как Геббельс, рождаются в каждую эпоху, но не во всякое время они бывают востребованы и подняты к вершинам власти. Они совпали, Геббельс и его время. Германия проиграла Первую мировую войну, была унижена и растоптана, но победителям было мало Версальского договора и огромных репараций. В 1923 году французские и бельгийские войска оккупировали самую богатую область Германии Рур.

Жадность и самодовольное чванство триумфаторов, мелочное стремление добить лежачего, отобрать у голодного последний кусок привели к неожиданному результату. Во всех уголках Германии, во всех немецких домах вскипали слезы бессильной ненависти, сжимались кулаки. Газеты писали, что чернокожие солдаты французской армии, зуавы, насилуют белокурых немецких девушек. Газеты называли это черным позором Германии. И именно тогда чувство ненависти и жажда мести объединили немецкий народ.

Часто говорят, что немцы полюбили Гитлера за то, что он дал им хлеб и работу. На самом деле Гитлер и Геббельс вернули немцам чувство самоуважения, они озвучили их потаенные мысли и поэтому стали кумирами.

Но это произошло позже, а тогда, в 1923‑м, Геббельс бросился в Рур – ему нужно было оказаться в центре событий.

Николай Чаур уверен: «У человека есть какая‑то навязчивая идея, какой‑то болезненный очаг возбуждения, и чтобы нейтрализовать этот болезненный очаг возбуждения, принимается форма служения – самопожертвование, форма возвеличивания себя с помощью других. Он боится, что его внутриличностные проявления будут не приняты обществом».

11 ноября 1923 года, Мюнхен. Двадцать два года до краха Третьего рейха. Гитлер в окружении 600 штурмовиков объявляет о начале национальной революции и низложении правительства Баварии. Переворот провалился, Гитлера выследили и посадили на скамью подсудимых. Но он превратил зал суда в театр одного актера – он не защищался, он нападал. Геббельс в порыве восторга написал Гитлеру письмо: «Подобно утренней звезде, вы явились нам и чудесным образом просветили нас во мраке неверия и отчаяния, вы дали нам веру. Когда‑нибудь Германия отблагодарит вас». Это был восторг пропагандиста‑любителя перед мастером пропаганды. Но Геббельс учился, он уже понял, что может заставить людей поверить тому, что он говорит, что словами, голосом, жестами может убедить и подчинить толпу, и он уже испытал наслаждение от власти над толпой.

Елена Съянова говорит: «Любопытна характеристика, данная самому Геббельсу одним из его старых соратников, Вальтером Штенессом, лидером берлинских СА. Штенесс сказал, что Геббельс – это что‑то вроде мыши, в жизни его почти не видно. Эта мышь поднимается на задние лапки, тянется и вынюхивает, но когда она разверзает пасть, то это тигр, рыкающий и устрашающий, и тогда мы говорим: «Браво, маленький доктор».

В 1924 году Геббельс вступил в нацистскую партию, не по убеждениям, скорее, по материальной нужде. Ему предложили должность редактора субботней газеты, он согласился. Газету выпускала партия, и он стал нацистом, хотя в душе оставался социалистом. Он не скрывал симпатий к советскому режиму. В своей знаменитой речи «Ленин или Гитлер?» он, конечно, превозносил Гитлера, но и для Ленина не пожалел теплых слов. А вскоре и недавнее обожание фюрера заметно поостыло.


Геббельс и Гитлер

Геббельс дошел до того, что на одном из собраний предложил исключить из партии мелкого буржуа Адольфа Гитлера. Они жили в разных городах и лично не были знакомы, но в 1926 году Гитлер понял, что ему нужен этот человек с лицом фанатика и сумасшедшим пропагандистским темпераментом. В 1926‑м они наконец встретились, и Гитлер купил его душу. О том, как происходил этот торг, лучше всего говорят дневники Геббельса. Начиная с апреля 1926 года они буквально звенят восторгом: «Пришло письмо от Гитлера». «Ждала машина Гитлера, королевский прием». «Звонил Гитлер. Он говорил со мной целых три часа».

Рассказывает Елена Съянова: «Пока Гитлер слушал речь Геббельса, первую, вероятно, публичную речь, он от зависти едва не сдох. И тем не менее после этого митинга он произносит такую фразу: «Этот крошка Цахес нам нужен».

Искалеченная душа Геббельса требовала признания – не единичного успеха, а ежедневного, ежеминутного признания. Поэтому он так упивался своими выступлениями и речами. На глазах толпы пигмей превращался в великана, а неудачник в вождя. Еще важнее для него было одобрение Гитлера. Пустяковой похвалы было достаточно, чтобы Геббельс был счастлив, малейшего упрека хватало, чтобы он оказался в депрессии. Несчастный мальчик‑инвалид мечтал, что когда‑нибудь у него появится сильный и могущественный друг, который защитит его от обидчиков. Гитлер стал ему другом, он открыл перед ним фантастические возможности, он оценил его талант и дал ему шанс проявить себя и возвыситься. За это Геббельс был готов служить своему фюреру, другу и хозяину до последнего вздоха.

Николай Чаур считает: «Этот человек хорош для определенного круга людей, поэтому можно называть его добрым, заботливым, аккуратным, внимательным, исполнительным, добросовестным. Но, поскольку у него есть в данной ситуации внутренний конфликт со своей личностью, болезненный конфликт, самоутверждение, самокомпенсация отсутствующего уважения в более раннем периоде, то у него есть стремление к самоутверждению, то есть к присоединению к какому‑то очень большому субстрату. Вот, например, пиявка присоединяется к человеку и с помощью человека может выйти из воды».

В 1926 году Гитлер назначил Геббельса гауляйтером Берлина. Крупнейший город Европы жил своей жизнью, и ему было глубоко наплевать на нацистов, на их фюреров и гауляйтеров. Шестьсот сторонников на весь многомиллионный Берлин – это все, чем располагал Геббельс. Он быстро понял свою задачу – нужно было обратить на себя внимание, неважно как, неважно чем.

Рассказывает Константин Залесский: «Он прежде всего вывел на улицы своих сторонников и пошел с демонстрацией в рабочий район, причем не просто в какой‑то рабочий район, а он выбрал для своей демонстрации район, в котором были всегда очень сильны коммунисты. Естественно, завязалась словесная перепалка. Через какое‑то время она переросла в драку. Чего добился Геббельс? О нацистской партии сразу стала писать берлинская пресса, потому что был, как сейчас принято говорить, информационный повод, то есть большая драка на политической почве. Об этом написали все газеты. И, соответственно, это вызвало интерес населения к растущей нацистской партии. Начался резкий приток, за один день в партию вступило до 2000 человек, это огромное число для Берлина».

Началась бесконечная череда знаменитых митингов Геббельса. Каждый из них он обставлял как театральный спектакль. Митинг стал ритуалом, где знамена, музыка, специально отобранные люди и шествия служили декорациями и играли отведенные им роли. Митинги не вносили ясности, они еще больше затуманивали головы, но зрители всегда покидали зал под большим впечатлением.

Это были не просто зрелища – это были кровавые зрелища. В толпе работали нацистские провокаторы, каждый митинг заканчивался жестоким побоищем. О нацистских расправах писали газеты, Геббельс становился известной личностью. В одной из статей его назвали «обербандитом», и он с удовольствием подхватил эту кличку. Теперь на его афишах было написано огромными буквами: «Сегодня вечером с речью выступает доктор Геббельс, обербандит».

Елена Съянова размышляет: «Он заменял, наверное, всех современных шоуменов, он один был такой. И знаете, что интересно? Он мог дискутировать сам с собой. Вот если бы сейчас, например, его посадили бы на какое‑нибудь современное треп‑шоу, где две трибуны и где люди сходятся к барьеру, он бы раздвоился по обе стороны и устроил бы такое шоу, что мало не показалось бы».

Авторитет Геббельса среди нацистов за годы берлинского гауляйтерства значительно вырос. Его митинги привлекли к гитлеровскому движению сотни тысяч новых сторонников. Особенно сильное впечатление его речи производили на женщин. Злорадная улыбка истории – этот малопривлекательный господин ростом 154 сантиметра превратился в секс‑символ, вожделенную мечту множества фрау и предмет грез многих фрейлейн. В 1930 году на его митинге оказалась Магда Квант, молодая и очень красивая женщина. Она недавно разошлась с мужем, шантажом выбила у него немалое содержание и теперь жаждала новых острых ощущений.

Константин Залесский рассказывает: «Ей было скучно быть женой миллионера Кванта, одного из богатейших людей Германии. Она хотела действия, она хотела быть рядом с людьми, которые перекраивают мир, и, сложись судьба чуть‑чуть по‑другому, возможно, сейчас мы бы знали Магду не как Магду Геббельс, а как Магду Арлазоров и одну из основательниц государства Израиль. Она была готова уехать с Хаимом Арлазоровым в Израиль, но их связь случайно распалась и она не вышла за него замуж. Ей нравились революционеры. Ей нравились люди, которые совершают поступки, которые действительно пытаются перевернуть мир. Именно поэтому ей так приглянулся Геббельс».

Геббельс произвел на Магду сильное впечатление. Его речь, звучавшая в ритме стаккато, его голос, его мягкий рейнский акцент, его примитивная, но несокрушимая логика и убийственная ирония очаровали молодую искательницу приключений. Через некоторое время Магда становится сотрудницей Геббельса, потом любовницей Геббельса и, наконец, женой Геббельса. В дневнике Геббельса эти события отмечены красноречивыми записями: «Красивая женщина по фамилии Квант составляет мой личный архив», – пишет он 7 ноября 1930 года. Неделю спустя он добавляет: «Вчера после обеда у меня была красивая фрау Квант и помогала разбирать фотографии». 15 февраля 1931 года Геббельс докладывает дневнику о своей победе: «Вечером приходит Магда Квант, остается очень долго и расцветает в обольстительном белокуром очаровании. Ты моя королева». Для потомков автор дневника пометил эту запись цифрой «один», в память об их первой интимной близости.

Николай Чаур считает: «От природы он наделен этическими чертами характера, то есть он легко вступает в контакт, располагает к общению. Но есть такая тенденция, что этот человек может быть не уверен в себе как мужчина, в физиологическом плане, тогда он отношения с женщинами склонен переводить в расчетливые отношения. Эта женщина – друг, эта женщина только любовница… То есть этот мужчина четко знает, какие отношения с какой женщиной строить. Можно сказать, что если этот мужчина выбирает себе женщин, то он выбирает женщин, программируемых его волей».

Елена Съянова уверена: «Все‑таки все женщины, которые были в жизни Геббельса, кроме одной, его истинной и единственной любви, относились к нему с жалостью. И в чувстве Магды было больше жалости, чем страсти. Но это чувство оказалось довольно крепким, и она все‑таки осталась с ним, несмотря на все его фокусы на любовном фронте».

Так возник этот странный и неустойчивый союз, который должен был через некоторое время рухнуть и наверняка бы рухнул, если бы не было еще одной силы, еще одной воли, еще одного человека. «Эта женщина могла бы сыграть большую роль в моей жизни, даже если бы я не был женат на ней» – эти слова принадлежали Гитлеру и были произнесены сразу после их знакомства. «Магда как‑то призналась мне, что вышла замуж за Геббельса, чтобы быть рядом с Гитлером», – утверждала режиссер Лени Рифеншталь, пропагандистка Третьего рейха.

«Я замечал, как она своими большими глазами смотрела на Гитлера, – вторит ей Отто Вегенер, советник Гитлера по экономике. – Геббельс был сильной личностью, он умел манипулировать людьми, но Гитлер был значительно сильнее, и манипуляции Геббельса были для него детскими играми».

Йозеф Геббельс любил своего фюрера, он преклонялся перед Адольфом Гитлером и ревностно ему служил. Магда Геббельс не меньше мужа любила фюрера, преклонялась перед ним и служила ему. Был ли этот треугольник любовным, неизвестно – но он был.

Константин Залесский уверен: «Магда была убежденной национал‑социалисткой, яростной национал‑социалисткой, и вообще она была женщина крайностей. Она всегда хотела принимать активное участие во всем, и ей не нужен был, скажем так, кусок чего‑то, ей нужно было все. И ходили упорные слухи – это проскальзывает в некоторых воспоминаниях, – что Магда пыталась ухаживать за Гитлером, но из этого ничего не получилось».

Своих амбициозных планов Магда Квант не скрывала. В одном из писем матери она сообщает: «Если к власти придет движение Гитлера, я буду одной из первых женщин Германии».

Вскоре ее квартира превратилась в место встреч «коричневого общества». Магда принимала деятельное участие в обсуждении планов захвата власти в Германии. К ее советам прислушивались. От масштабов задуманного и необыкновенных перспектив у молодой красавицы кружилась голова. Уже тогда она была готова заплатить за успех любую цену.

Говорит Сергей Кудряшов: «Когда 30 января 1933 года Гинденбург поговорил с Гитлером и сказал ему о назначении канцлером, Гитлер тут же сообщил об этом Геббельсу. Они встретились и испытывали необычайное чувство волнения и радости. Геббельс потом записал в своем дневнике, что теперь они у власти. И жена Геббельса тоже была очень рада, она отправила ему письмо, в котором писала: «Ну теперь ты покажешь нашей стране и миру, на что ты способен».

Через несколько часов Геббельс запишет в дневнике: «Это похоже на сон. Вильгельмштрассе наша».

Берлин, 30 января 1933 года. Двенадцать лет до краха Третьего рейха. Сотни тысяч людей идут маршем мимо рейхсканцелярии. Огни факелов в руках манифестантов видны далеко в ночной темноте, а их голоса разносятся эхом по городу. Они идут час за часом. Гитлер улыбается и салютует им. За спиной фюрера стоит незаметный Геббельс.

Историк Сергей Кудряшов уверен: «Можно назвать Геббельса главным политтехнологом Гитлера. Если речь идет о всех избирательных кампаниях Гитлера, то Геббельс – это № 1 в подготовке всех этих кампаний. И, в общем‑то, этот человек внес решающий вклад в эти кампании».

В 1933 году Геббельс становится руководителем министерства просвещения и пропаганды. Он проводит кардинальную чистку германских газет, увольняет политических противников НСДАП и «расово неполноценных» сотрудников. За время правления нацистов количество газет в Германии сократилось впятеро. Особое внимание Геббельс уделяет радио – его аудиторией становится вся Германия.

Он формулирует законы пропаганды и требует их неукоснительного соблюдения от своих сотрудников. Первый закон – умственное упрощение: можно говорить и писать лишь то, что поймет самый необразованный из немцев. Второй закон – ограничение материала: говорить и писать лишь то, что выгодно нацистам. Третий закон – вдалбливающего повторения: многократно повторенная ложь превращается в правду. Закон субъективности и закон эмоционального нагнетания. Так зомбировали немецкую нацию.

Геббельс утверждал: «Крестьянин и рабочий напоминают человека, сидящего много лет в глухом каземате. После бесконечной темноты его легко убедить в том, что керосиновая лампа – это Солнце».

Сергей Кудряшов поясняет: «Геббельс написал в своем дневнике, что правда – это все то, что помогает тебе победить. Так вот, если брать этот принцип в отношении его пропагандистской деятельности, то главная отличительная черта этой пропаганды – ее внешняя убедительность и простота. То есть ощущение какой‑то легкости, они все объясняют, и не так сложно, все очень понятно. Враг всегда известен, это мог быть еврей, коммунист, большевик, русский, кто угодно, американские плутократы. Выход из ситуации часто тоже объясняется довольно просто: мобилизация нации, тотальная война, жертвоприношение, преданность фюреру».

Берлин, 1 августа 1936 года. Девять лет до краха Третьего рейха. На Олимпиаштадион в присутствии 110 000 зрителей под музыку Вагнера Гитлер объявляет об открытии Олимпийских игр. Великолепные хореографические выступления, новые рекорды и немецкое гостеприимство поразили и очаровали гостей. Ведомство Геббельса хорошо поработало, чтобы превратить Олимпиаду в грандиозную пропагандистскую акцию. Антисемитские лозунги были убраны, заключенные спрятаны, вся Германия была вылизана и вычищена так, что напоминала сказочную деревню.

Говорит Станислав Лекарев, сотрудник КГБ: «Он создавал империю, объединяющую культуру, образование, кино, телевидение, прессу. У нас такого не было, у нас все ведомства были разными даже в период тоталитаризма. А Геббельс сумел это сделать, и все это выступало единым фронтом».

Геббельс без устали придумывает новые пропагандистские приемы, кодированные тексты для газет, воздействующие на подсознание, психотронные военные марши и систему зеркал в метро, действующих по принципу «25‑го кадра». Он использует любые, самые эксцентричные и самые бесчестные методы борьбы, если они дают шанс на успех. Он пускает в ход «Центурии» Нострадамуса. Его пророчества толковались так, что ни у кого не оставалось сомнений в конечной победе нацистского режима. За границей пророчества были изданы брошюрой, а в самой Германии распространялись якобы нелегально, в списках. Ведомство Геббельса справедливо называли министерством народного затмения. Рейхсминистр быстро сумел превратить свой аппарат в эффективный инструмент тотального контроля над сознанием целой нации.

Сергей Кудряшов утверждает: «Я думаю, еще никогда в истории человечества не печаталось такое количество различных листовок. Это миллиарды штук. Колоссальное количество, на любой вкус, и огромными тиражами, как для внутреннего потребления, так и для иностранного, все это во время войны сбрасывалось с самолетов или просто распространялось через свои газеты. Некоторые листовки просто с призывом, некоторые с карикатурой. Плюс нестандартные формы пропаганды – например, через марки».

Геббельс целиком погрузился в работу, а Магда в воспитание детей. Всего их было шестеро – пять девочек и один мальчик, который родился третьим, в 1935 году. Радостью от рождения сына Геббельс поделился со своим дневником.

Из дневника Геббельса: «Вот лежит малыш, лицом Геббельс. Я безмерно счастлив, готов все расколотить от радости. Мальчик!»

Елена Съянова рассказывает: «Супруга доктора Геббельса была сентиментальна и романтична, и слишком запал в ее воображение тот образ арийского счастья, прекрасного, светлого мира Германии, который сумели нарисовать ей Гитлер и Геббельс. Она слишком хотела, чтобы ее дети жили в такой стране».

Для Геббельса собственная семья стала отличным пропагандистским материалом. Он представил своих детей как пример чистокровного потомства без наследственных заболеваний в отвратительной киноагитке «Жертвы прошлого», оправдывавшей бесчеловечную дискриминацию умственно больных и инвалидов. Магда первой в Германии получила из рук Гитлера Почетный крест немецкой матери. Английская газета «Дейли миррор» называет Магду Геббельс идеальной женщиной Германии.

Но частная жизнь четы Геббельсов была далека от идеальной. Они изменяют друг другу. Йозеф пользуется своей властью над немецким кинематографом и немецкими актрисами, Магда в отместку спит с его заместителями. Вот характерная для Геббельса запись в его дневнике: «Каждая женщина привлекает меня подобно пламени. Я брожу вокруг подобно голодному волку, но в то же время как робкий мальчик. Я иногда отказываюсь себя понимать».

Психолог Николай Чаур утверждает: «Если человек себя не любит, а в данной ситуации мы как раз это и наблюдаем, то ему нужно много‑много любви, чтобы убедиться, что наконец‑то он достоин этой любви, что он действительно хороший человек».

О войне против СССР Геббельс узнал только тогда, когда Гитлер отправил его к микрофону выступить с обращением к нации. Геббельс понимал, что теперь на первый план выйдут генералы, но он не собирался долго оставаться в тени.

Говорит Елена Съянова: «В тот период, когда Гитлер был победителем, Геббельс был ему не очень нужен. Геббельс об этом говорит сам: «Сейчас он победитель, он бог, он фараон, я ему не нужен, но ничего, еще придут поражения, и он снова призовет меня». Так и случилось».

Геббельс стал новатором в военной пропаганде и в ведении информационной войны. В вермахте были созданы специальные войска пропаганды. В пропагандистских ротах служили репортеры, владевшие оружием, и военные, владевшие репортерскими навыками.

На советских людей обрушилась вся мощь геббельсовской пропагандистской машины. Им говорили, что нацисты пришли, чтобы освободить народы СССР от сталинского ига, что СС – это гуманная организация, а вожди рейха исполнены любви к России и к русским. Часто пропаганда достигала цели. В 1942 году количество перебежчиков из Красной армии составило около 80 000 человек, в 1943‑м – более 26 000 человек и даже в 1944‑м – около 10 000. Но своим солдатам ни Гитлер, ни Геббельс никогда не говорили о своей любви к русскому народу и об освободительной миссии немецкой армии.

В 1942 году была выпущена брошюра с красноречивым названием «Недочеловек». Книжица первоначально предназначалась для воевавших в России эсэсовцев в качестве справочного пособия по восточным народностям. Этот документ получил широкое распространение и внутри рейха. «Недочеловек» стал гимном расовой ненависти, призывая немецких солдат смотреть на мирное население как на вредных микробов, которых следовало уничтожать.

Сергей Кудряшов считает: «Пропаганда в данном случае была довольно примитивной и в целом недалекой. Здесь можно говорить о существенных просчетах. Они не совсем понимали систему отношений внутри Советского Союза, его многонациональный характер, роль советской власти в модернизации страны, того, что появилась другая прослойка – молодежь, интеллигенция. Им было не совсем понятно, поэтому те листовки, которые сбрасывались на оккупированных территориях, часто вызывали смех и не играли практически никакой роли. «Бей жида, политрука, морда просит кирпича» – ну, это вообще анекдотично воспринималось солдатами, даже малообразованными, и часто эти листовки использовались красноармейцами для того, чтобы крутить самокрутки, курить табак».

Колдовская магия геббельсовской пропаганды поддерживала боевой дух вермахта, но решить исход грандиозной битвы народов она была не в силах.

После того, как битва за Сталинград обернулась для нацистов катастрофой, Гитлер поручил Геббельсу организацию тотальной войны. «Вам нужна тотальная война?» – спрашивает он у зала. «Ja, ja!» – отвечают тысячи глоток. «Да!» – несется из переполненного Дворца спорта. Это его лучшее выступление, его звездный час.

В апреле 1945 года Геббельс провожает колонны фольксштурма навстречу советским танкам. Он опять говорит о великой миссии, о жертвоприношении, об оружии возмездия. Но старики и мальчишки не аплодируют, а с хмурыми лицами уходят умирать. На последнем оперативном совещании в полуразрушенном здании министерства Геббельс спросил собравшихся чиновников: «Зачем вы сотрудничали с нами, господа? Теперь вы заплатите за это своими головами».

Рассказывает Елена Съянова: «Буквально за несколько дней до смерти его старшая дочь, 13‑летняя Хельга, начала писать письмо и писала фактически до конца. Письмо было адресовано мальчику, ее другу, вероятно, ее первой любви. И оно само по себе очень интересно. Когда его читаешь, понимаешь, что в этой семье вырос рано повзрослевший, очень сильный, очень добрый и хороший человек».

Из письма Хельги Геббельс своему другу Генриху Лею: «Мне удалось прийти к твоему отцу на минутку вниз и спросить: нужно ли мне сказать тебе в письме что‑то такое, что говорят, когда знают, что больше не встретятся? Он сказал: «На всякий случай скажи. Ты уже выросла, понимаешь, что ни фюрер, ни твой отец, ни я – никто из нас уже не может отвечать за свои слова, как прежде. Это уже не в нашей власти». Он меня поцеловал. Я все поняла.

Я на всякий случай с тобой попрощаюсь. Сейчас мне нужно отдать письмо. Потом пойду наверх, к маленьким. Я им ничего не скажу. Раньше мы были мы, а теперь, с этой минуты, есть они и я».

В бункер к фюреру они взяли с собой детей. Магда одела их в белые платьица и причесала волосы: «Не пугайтесь, дети, вы получите укол, как все солдаты». Им дали снотворное, а потом вкололи синильную кислоту. Детей звали Хельга, Хельда, Хельмут, Хольда, Хедда, Хайда. Их вынесли в сад и накрыли простынями.

После этого Геббельс застрелился, а Магда приняла яд.

Из прощального письма Магды Геббельс: «Я родила их для фюрера и Третьего рейха. Вчера вечером фюрер снял свой золотой партийный значок и прикрепил его мне. Я горда и счастлива».

Игорь Станиславович Прокопенко
По обе стороны фронта. Неизвестные факты Великой Отечественной войны

Материал создан: 08.08.2015



случайный русский баннер
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта