Я русский

что значит быть русским человеком

Мартин Борман. Лицо врага

Его видели в Италии и в Испании, в Парагвае и в Австралии. Его искали в Индонезии и Египте, в Африке и Антарктиде. Его встречали под разными именами, и разные прокуратуры выписывали ордера на его арест.

Его могилы есть в Италии, в Аргентине и даже на Лефортовском кладбище в Москве. Дата рождения – 1900 год – совпадает. Имя – Мартин Борман – соответствует.

Доказательства его самоубийства 2 мая 1945 года в Берлине кажутся бесспорными, но не менее бесспорно выглядит и его долгая послевоенная жизнь. Бормана называли тенью фюрера. При жизни он слыл жестким прагматиком, а после исчезновения превратился в неуловимое таинственное мистическое существо, в призрак, в мираж, в легенду.

«Фюрер‑бункер», исторический памятник XX века, был свидетелем исторических событий апреля – мая 1945 года. Немецкий писатель Феликс Келлерхоф рассказал об этом месте так: «Мы стоим на том месте, где фюрер германского рейха покончил жизнь самоубийством. С этого места начались самые страшные преступления, когда‑либо совершенные в Европе, и здесь же фюрер решил уйти из жизни от ответственности и от справедливого суда народов. Здесь, на этом месте, где сейчас находится стоянка автомобилей, на глубине восьми с половиной метров находится бетонная плита. Это единственное, что осталось от бывшей рейхсканцелярии фюрера. Данный вопрос со временем оброс многочисленными легендами и мифами, но то, что на самом деле происходило в бункере, не менее интересно и важно».

В биографии Мартина Бормана, вступившего в НСДАП в феврале 1927 года (партийный номер 60508), рейхсляйтера, группенфюрера СС, секретаря Гитлера, действительно было много белых пятен, противоречивых событий и фактов.


Мартин Борман – тень Гитлера

Мартин Борман родился 17 июня 1900 года. Начало его биографии не представляет особого интереса. Фактически она начинается с 1924 года, когда Борман и несколько помещиков из Мекленбурга были арестованы за участие в садистском убийстве учителя Кадова. Все они, включая Кадова, были членами одного из милитаристских союзов, каких в те годы в Германии были десятки. Подобные расправы, так называемые суды Феме, над бывшими сообщниками в этих союзах были нередки. Правосудие, не желавшее вмешиваться в дела судов Феме, квалифицировало убийство как непреднамеренное, поэтому участники убийства получили по 10–12 лет тюрьмы, а Борман – всего год.

В 1926 году, через год после освобождения, Борман вступил в партию нацистов, где начал свою деятельность с мелких поручений. Его прилежание, волевые качества, быструю реакцию вскоре заметили, и Борман получил влиятельную должность руководителя партийной кассы взаимопомощи. Следующий шаг Бормана – женитьба на Герде Бух.

Рассказывает сын Бормана, Адольф Мартин Борман: «Моей матери исполнилось 19, когда она вышла замуж. Я не думаю, что она с детства была убежденной нацисткой, хотя ее отец был партийным судьей и в 1933 году стал официальным верховным судьей нацистской партии. Но в 1929 году, к моменту свадьбы, на которой Гитлер был свидетелем со стороны жениха, то есть моего отца, моя мать была уже фанатичной последовательницей Гитлера».

Теперь Борман вошел в число людей, приближенных к Гитлеру. Усердный управленец, Борман выполнял самую рутинную канцелярскую работу, от которой отказывались доверенные лица фюрера. Гитлер понял, что ему нужен этот работоспособный и преданный исполнитель. Решительно нацеленный на дальнейшее продвижение, Борман избрал нехитрую тактику: доказать Гитлеру свою незаменимость. Метод оказался верным – в 1933 году он уже возглавлял канцелярию Гесса.

Гитлер создал канцелярию как аппарат личной власти, особенностью работы на этой должности были широта и неопределенность полномочий. Это давало Борману возможность вмешиваться в деятельность любых служб Третьего рейха. Его влияние росло. Он записывал все мысли Гитлера, даже сказанные невзначай. Из своих блокнотных записей Борман составил картотеку высказываний Гитлера, которая положила начало архиву. Затем архив пополнили досье на каждого из членов государственной и партийной номенклатуры рейха, они состояли из биографии, значительных и незначительных жизненных фактов, а также компромата.

Со временем к Борману перешли все финансовые дела фюрера, он управлял не только гонорарами Гитлера, его личными финансами, но и суммой в 100  000  000 рейхсмарок, вкладом немецких предпринимателей в Фонд немецкой промышленности имени Гитлера. Даже возлюбленная Гитлера зависела от Бормана, потому что на него Гитлер возложил ее содержание. «Я знаю, – говорил Адольф Гитлер, – что у Бормана все получается основательно. Я уверен в том, что Борман выполнит мои приказы, несмотря на все преграды. Доклады Бормана так разработаны, что мне нужно лишь ответить «да» или «нет». С ним я согласовываю за 10 минут множество документов, для чего с другими господами понадобились бы часы».

Вспоминает Адольф Мартин Борман: «Я спросил, что есть на самом деле национал‑социализм, на что отец ответил: «Национал‑социализм – это воля фюрера». То есть воля Гитлера являлась для него неким высшим понятием, мерой всех вещей в национал‑социалистском мироустройстве. Лишь позже я понял, до какой же степени отец находился во власти Гитлера».

Вскоре все в окружении Гитлера получили циркуляр с грифом «Лично. Совершенно секретно». В нем разъяснялось, что отныне все документы и доклады фюреру должны быть представлены Борману, все желающие попасть к Гитлеру должны предварительно доложить Борману цель своего визита. Борман добился власти. Теперь от него зависели кадровые продвижения, от его докладов Гитлеру зависели успехи одних и провалы других лиц. Однажды на вопрос Геббельса, где его доклад, Борман просто ответил, что он не считает нужным передавать его Гитлеру.

Мартин Борман – Герде Борман, 12 декабря 1943 года: «Это не добро побеждает в мире и Вселенной, а сильный одерживает победу над слабым. Вот почему мы должны воспитывать в наших людях твердость и решительность, закалять их».

Элита Третьего рейха Бормана не любила и боялась. Его называли неотесанной деревенщиной, свиньей на картофельном поле. Яркую и убийственную характеристику Борману дал его заклятый враг Герман Геринг: «Маленький секретарь, большой интриган и грязная свинья». Но Борману на мнение окружающих было наплевать, Гитлер его любил и безгранично доверял. «Несколько критических слов Гитлера, – отмечал Шпеер, – и все враги Бормана вцепились бы ему в горло». Но Гитлер никогда не уставал от Бормана и не произносил этих критических слов.

Всем видам власти Борман предпочитал власть серого кардинала. Он мастерски манипулировал людьми, используя их человеческие слабости. Он подыскал молодую жену престарелому финансовому магнату Ялмару Шахту, так же помог Гиммлеру, и жена Бормана Герда стала лучшей подругой юной любовницы рейхсфюрера. Кроме того, он снабдил Гиммлера деньгами, выдав ему из партийной кассы круглую сумму. Борман подчинил своему влиянию Гесса, взяв на себя труд поставлять помощнику фюрера партнеров для нетрадиционных сексуальных забав.

Рассказывает Елена Съянова, историк, писатель: «Это был мастер всех ссорить, он в этом превосходил всех. Он ссорил адъютантов Гитлера между собой, он ссорил людей, которым предстояло, как бы сейчас мы выразились, участвовать в одном и том же проекте, и проект разваливался. Он ссорил мужей и жен, он умудрился поссорить Геббельса с Магдой тогда, когда они уже примирились официально, решили, что после всех конфликтов они будут жить вместе, делать вид, что они живут вместе, – и он умудрялся их поссорить так, что с трудом удалось это замять. То есть это был человек, у которого было очень много энергии».

2 мая 1945 года игра закончилась. Гитлеровская Германия была раздавлена, впереди пустота. Борман не мог предполагать, что, когда его тело рухнет на рельсы железнодорожного моста у вокзала Лертер, один Борман вдруг превратится в трех разных людей, и очень долго нельзя будет понять, кто из них настоящий, а кто придуманный – нацистский преступник, что лежит со стеклом на зубах от раздавленной ампулы с ядом, или великий советский разведчик, тихо доживающий свои дни в Москве, или неуловимый глава всемирного братства нацистов, спрятавшийся в южноамериканских джунглях.

Все было кончено, Гитлер был мертв. Геббельс последовал за своим фюрером, прихватив жену и детей. Геринг был объявлен предателем. Гиммлер уличен в связях с противником. Друзей, врагов, конкурентов больше не существовало, а в руках было завещание фюрера, в котором он, Борман, объявлялся министром по делам партии. Третий рейх доживал последние часы, а власть над Четвертым рейхом принадлежала ему. По официальной версии, Борман в ночь с 1 на 2 мая с группой эсэсовцев решился на отчаянный прорыв через расположение советских войск. Прошло несколько часов, и он исчез. Утром 2 мая специально созданные команды из подразделений СМЕРШа начали прочесывать многочисленные помещения бункера и окрестную территорию – шаг за шагом, метр за метром. Бормана не было ни среди живых, ни среди мертвых. Вместе с Борманом исчезли и партийные запасы золота, составляющие астрономическую сумму.

Вскоре по всей Германии были расклеены плакаты с объявлением о розыске Мартина Бормана. За любую информацию о месте нахождения рейхсляйтера американцы обещали сказочную для того времени сумму – 1000 долларов. Радио Гамбурга без устали передавало его особые приметы. Советская разведка о своих поисках нациста № 2 предпочитала молчать. У нее в руках находились те, кто провел последние дни в бункере, те, кто вместе с Борманом пытался прорваться: личный шофер Гитлера Эрих Кемпка, личный пилот Гитлера Бауэр, фюрер германской молодежи Артур Аксманн, адъютант Гитлера Гюнше и другие.

Но допросы очевидцев только запутывали картину, из девяти свидетелей восемь утверждали, что видели, как Борман был убит, вот только место и обстоятельства его гибели каждый раз звучали по‑разному. Один видел труп Бормана в танке, другой возле танка, третий на мосту, четвертый посреди Инвалиденштрассе. У следователей, проводивших дознание, складывалось убеждение, что их водят за нос, что свидетели, заранее сговорившиеся убеждать русских, что Борман мертв, по объективным причинам не смогли договориться о деталях. Допрос высших чинов Генерального штаба и поступавшие от фронтовых разведок сведения дали следующую информацию: «Секретно. Маршалу Советского Союза товарищу Сталину. Докладываю: донесение начальника разведотдела штаба Первого Белорусского фронта о судьбе Гитлера, Геббельса, Гиммлера, Геринга и других государственных и политических деятелей Германии, составленное по показаниям военнопленных генералов немецкой армии. Борман, по показаниям пленных, находится среди прорвавшихся для вручения завещания фюрера гросс‑адмиралу Деницу. Начальник Главного разведывательного управления генерал Кузнецов».

Рассказывает историк Константин Залесский: «Западные союзники, даже после капитуляции, не очень активно начали разоружать вооруженные силы Германии. Целые вооруженные части просто стояли в лагерях, они могли быть использованы в любой момент. И в этом случае и Мартин Борман, и Карл Дениц, и другие руководители могли рассчитывать на то, что их примут за равноправных партнеров и, соответственно, не за преступников».

17 июля 1945 года советское радио передало официальное сообщение, что Борман жив и находится у союзников. Британский штаб Монтгомери раздраженно ответил: «У нас его нет». «И у нас его нет», – поспешили отозваться американцы. На поиски пропавшего нациста были брошены тысячи людей, его искали во всех оккупационных зонах Германии, в Италии, в Австрии, в Испании и Дании. Эксперты американской и британской разведок впервые применили технологию, основанную на методах изучения противника на расстоянии. Эта технология базировалась на работах специалиста по древней истории оксфордского профессора Рональда Сайма, который мог бы «оживить» римского императора при помощи тщательного изучения его приближенных. Выводы экспертов ошеломили руководителей США и Великобритании. Борман, настаивали эксперты, на протяжении многих лет выдавал себя за другого человека, вел двойную жизнь.

Говорит Адольф Мартин Борман: «Он не был тираном, старался быть хорошим отцом, но с начала войны почти не бывал дома, как и другие отцы. Добавлю к этому, что в кабинете отца в доме на Оберзальцберг висело изречение Канта, знаменитый его категорический императив: «Поступай так, чтобы твое поведение могло служить нравственным законом для всех». Ошибка же отца состояла в том, что в качестве примера для подражания и нравственного учителя он избрал себе Гитлера».

Мартин Борман – Герде Борман, 4 февраля 1944 года: «Молчание – обычно самая разумная линия поведения. Правду стоит говорить только в тех случаях, когда это действительно необходимо. Никогда нельзя быть до конца уверенным в окружающих людях».

Впечатление, которое он производил, абсолютно не соответствовало реальному могуществу рейхсляйтера. Маленький приземистый человек с приличным брюшком и головой, вечно втянутой в плечи. Всегда висящая мешком военная униформа. Бесформенный портфель, постоянно торчащий у него из‑под мышки. Заурядный и безобидный провинциальный бухгалтер. Но достаточно было внимательно вглядеться в его лицо, чтобы понять, что это впечатление обманчиво. Голова на короткой крепкой шее, лицо бульдога с мощными челюстями. Плотно сжатый рот, жесткий волевой взгляд темных глаз. Этот человек был чрезвычайно опасен, его боялись все. И немудрено: жертвами его интриг пали многие, от телохранителей Гитлера и влиятельных генералов до таких политических тяжеловесов, как Гиммлер, Геббельс и Геринг. Поговаривали, что его опасался сам Гитлер. Его окружала тотальная ненависть генералитета и верховных правителей рейха. Архинегодяй, злой дух, гитлеровский Люцифер, архангел зла, коричневый большевик – вот далеко не полный перечень прозвищ, которыми его наградили ближайшие соратники по партии. Геббельс, о котором сложилось устойчивое мнение как о гении, так и не смог победить Бормана, этого неотесанного, неумного и нечестного интригана в борьбе за благосклонность фюрера.

Рассказывает Константин Залесский: «Он был загадочной фигурой для союзников и для нас тоже. То есть они понимали, что этот человек пользуется огромным влиянием, и такая информация, естественно, доходила до них по линии их разведки. Потому что партийный аппарат знал, кто такой Борман, и эти сведения к ним поступали, и, соответственно, этим и был вызван интерес – кто такой Борман, who is mister Bormann».

Первые месяцы поисков Бормана не принесли результата, но в конце июля 1945 года немецкий писатель Генрих Ленау заявил, что встретил рейхсляйтера в поезде, шедшем из Гамбурга во Фленсбург. Писателя‑антифашиста, проведшего несколько лет в концлагере, трудно было обвинить в погоне за дешевой сенсацией. Его свидетельство убедило судей Нюрнбергского трибунала в том, что Борман жив, а значит, должен быть судим. Он стал единственным обвиняемым, которого судили заочно.

Из приговора Международного военного трибунала: «В соответствии с разделами обвинительного заключения, по которым признаны виновными подсудимые, и на основании статьи 27 Устава, Международный военный трибунал приговорил: Мартина Бормана – к смертной казни через повешение».

На вопрос, где сейчас может находиться Мартин Борман, один из подсудимых Нюрнбергского трибунала, Герман Геринг, злобно ответил: «Надеюсь, что он сейчас горит в адском огне».

Это заявление одного из главных нацистских преступников выглядит по меньшей мере странно. Он, как и многие другие руководители Третьего рейха, не любил Бормана, но все‑таки тот был его соратником по партии. Что же могло дать Герингу основания так ненавидеть Бормана? Судьи надежду Геринга не разделяли, они были уверены, что Борман находится где‑то рядом и внимательно следит за ходом процесса, поэтому трибунал объявил Бормана в международный розыск. Цена за информацию о его местонахождении выросла до 100 000 марок. И тут же посыпались сообщения из разных уголков планеты. Бормана видели то в Австралии, то в Египте, то в Италии, Борман мерещился журналистам и дипломатам, летчикам и морякам, призрак партайгеноссе являлся в одно и то же время разным людям в разных местах. Все это напоминало глобальную мистификацию с участием множества добровольных лжесвидетелей.

Вспоминает Андрей Мартынов, кандидат философских наук: «Мартина Бормана где только не искали, где только не хоронили, и сколько раз не хоронили. Его видели в совершенно разных странах и с совершенно разными именами: Манфредо Берг, Курт Гауч, Ван Клоутен, Хосе Эсеро, Луиджи Боливье, Элиазар Гольдштейн, Йозеф Яне, Мартино Пормаджоре, вот это как бы его имена. Видели в Италии, в Риме, даже конкретное место называли – монастырь Сан‑Антонио, францисканский монастырь; Аргентина, Чили, ксендз в Польше, Испания, город Ито в Парагвае. Годы смерти: 52‑й год, Италия; 59‑й год, Парагвай; 73‑й год, СССР; 75‑й год, Аргентина; 89‑й год, Великобритания».

Еще во время войны Управлению стратегических служб США удалось перехватить радиограммы, которыми обменивалась Москва со своими агентами в Швейцарии и Германии. Их расшифровка заняла годы, но результат оправдал затраченные усилия. Оказалось, что Москва получала оперативную, секретную и важную информацию из самого сердца нацистской Германии. Агент, скрывавшийся под псевдонимом Вертер, мог моментально ответить на любой вопрос о дислокациях и перемещении дивизий вермахта, подробно описывал их штатный состав и вооружение, раскрывал стратегические и оперативные планы.

Особый шок у американских специалистов вызвали подробные описания совещаний в узком кругу у фюрера. Так, 12 сентября 1942 года Паулюс прибыл в ставку фюрера в Виннице, чтобы ознакомиться с планом наступления на Сталинград. Через день стенограмма совещания оказалась в Москве. Американцы смогли оценить значение этих разведданных для организации контрнаступления советских войск под Сталинградом. Советское руководство абсолютно точно знало, что немцы не станут обходить город ни с юга, ни с севера, что Гитлер требует во что бы то ни стало взять Сталинград, и советское командование сосредоточило в этом городе значительные силы, ослабив другие участки фронта. Генерал Клейст, который должен был возглавить наступление на Кавказ, говорил, что «сначала Сталинград был лишь точкой на карте невдалеке от моей танковой армии, но как же случилось, что эта точка вдруг выросла в размерах и превратилась для немецкой армии в жирный крест?»

Рассказывает ветеран разведки Виталий Коротков: «Очень ценную информацию в связи с подготовкой Сталинградской битвы советская разведка получала от членов «Красной капеллы», от Шульце‑Бойзена и от других участников. Был еще очень ценный агент в гестапо, Брайтенбах, кличка Леман. От них шла очень ценная информация именно по этим вопросам».

Большинство генералов вермахта не понимали, зачем нужно тратить время и силы на штурм этого города, если Волгу, эту главную артерию снабжения русских армий топливом, можно было перерезать в любом другом месте. Фридрих фон Паулюс был уверен, что Сталин использовал какие‑то рычаги в Берлине, чтобы убедить Гитлера бросить в сталинградскую западню свои отборные силы. Генерал Гудериан однажды заметил, что фюрер ведет интуитивную войну, но как рождались интуитивные решения Гитлера? Кто их нашептывал немецкому вождю?

Мартин Борман – Герде Борман, 16 февраля 1943 года: «Весьма ощутимы потери, понесенные нами в Сталинграде. Тем не менее у меня нет ни малейших сомнений, что фюрер преодолеет возникшие трудности, как ему удавалось это раньше. Я более чем когда‑либо убежден, что окончательная победа будет за нами, если только мы покажем, что действительно заслуживаем победу. В этой битве гигантов мы должны напрячь все силы, как это делает наш противник».

3 июля 1942 года Гитлер сказал генералу Гальдеру: «Врагу известны наши оперативные планы в подробностях, с момента их утверждения». Разгром разведывательной сети «Красной капеллы» должен был успокоить фюрера. Но и после казни доктора Бойзена Вертер продолжал снабжать Сталина ценнейшей информацией. 1 июля 1943 года Гитлер отдал последнее распоряжение по проведению операции «Цитадель». Наступление должно было начаться в период между 4 и 6 июля. Не прошло и двадцати четырех часов, как Вертер сумел сообщить об этом в Москву. Советские войска были тут же оповещены о времени начала наступления, о составе немецких сил и направлениях ударов. «Русские знали о том, что предстоит, и превратили Курск во второй Верден», – жаловался после войны генерал Меллентин. Изучая радиограммы, американцы пришли к выводу, что Вертер был не просто источником информации для советского руководства – он обладал возможностями влиять на принятие важнейших решений Третьего рейха.

Говорит Андрей Мартынов: «Борман был единственный человек в Германии, кто обладал неконтролируемым радиопередатчиком. У него передатчик был в его особняке, и над ним возвышалась достаточно высокая антенна. Из‑за этого он действительно мог связываться с кем угодно, и никто его не мог контролировать».

Аналитики американской разведки были убеждены, что это мог быть только человек из узкого круга особо приближенных соратников Гитлера. Он был в курсе всех конфликтов и споров в высшем руководстве рейха, он извещал Москву о точном времени появления Гитлера в зале заседаний и ухода оттуда, а также о тех разговорах, которые происходили в его отсутствие. Казалось, ничто не могло укрыться от внимания Вертера. Часто агент не только передавал Москве наиважнейшие секреты рейха, но и давал советы по их истолкованию.

Вертер – Центру: «По состоянию на 15 сентября армейскую группу Манштейна можно рассматривать как разбитую. За период с 15 августа она потеряла половину своей техники и тяжелых орудий и 40 % личного состава, что составляет около 250 тысяч человек».

Гиммлер, Геббельс, Геринг, Борман, Кейтель, Манштейн, Гудериан… Кто из них мог быть Вертером? Лучшие специалисты американской разведки бились над этой головоломкой. Одни из подозреваемых были отсеяны, потому что на время отлучались от принятия важных решений, другие просто не могли владеть всей полнотой информации. Когда работа по идентификации Вертера была завершена, в списке оставалась только одна фамилия – Борман.

Кроме того, пеленг американской и английской разведки подтверждает наличие радиопереговоров, которые велись с территории Третьего рейха. Они говорят о имевшем место контакте одного из руководителей Третьего рейха с Советским Союзом.

Неужели Борман – советский агент под псевдонимом Вертер? Все было не так просто, и даже в ЦРУ с такой версией согласились немногие. К тому же американцы располагали и другими, тоже весьма убедительными фактами и достоверными свидетельствами, но истолковать их можно было по‑разному. Выяснилось, например, что только с Борманом Гитлер обсуждал возможность поражения Германии в войне и только ему доверил спасение награбленного нацистами добра. Уже в 1946 году в докладе Казначейства США Борман был назван главным организатором перемещения ценностей Третьего рейха в безопасные места за пределами Германии. Стало известно, что именно Борман с благословения фюрера начал работу по созданию будущего Четвертого рейха сразу после немецкого поражения под Сталинградом. В 1943 году он несколько раз собирал на тайные совещания промышленников, которые помогли Гитлеру достичь власти. Он предложил спрятать золото и другие драгоценности в Альпах. Только в Южную Америку было переправлено золота на 500 000 000 долларов. А сколько было зарыто в Альпах, не знает никто.

Рассказывает Елена Съянова: «Цифры называют разные, но они гигантские. То есть степень грабежа Европы на этих цифрах видна как ни на каких других. Помимо золота и платины, там еще и какие‑то художественные ценности. И, вероятно, они там находятся до сих пор… Во всяком случае, американцы об этом заявляют прямо, некоторые журналисты писали об этом, о том, что пора бы организовать некоторые поисковые работы в Альпах и все‑таки попробовать найти это».

Борман очень серьезно отнесся к этому поручению фюрера. Оно ставило его в уникальное положение: если для всех нацистов поражение в войне означало крах, гибель, конец, то для него оно становилось началом. Четвертый рейх, пусть подпольный, – но он, Борман, в нем фюрер! И деньги, много денег.

Германская армия еще сражалась, а он создавал организации, которые помогли бы нацистам объединиться после капитуляции. Заблаговременно были продуманы и организованы пути бегства для высокопоставленных нацистов и членов их семей. Кому спастись, а кому нет, решал Борман. Он раздавал счастливчикам билеты в жизнь после краха.

Мартин Борман – Герде Борман, 21 февраля 1944 года: «Что хотят нацисты? Мы хотим адаптировать наших людей к законам природы, то есть мы хотим, чтобы они приспособились к неизбежной борьбе за существование. Любой индивидуум, будь то человек, животное или растение, должен отстаивать свое существование. В равной степени это относится к нации в целом».

«Нацистский режим в Германии разработал хорошо продуманный план по сохранению нацистских доктрин в послевоенное время, – докладывал исследовательско‑аналитический отдел Бюро стратегических служб США в марте 1945 года. – Некоторые из этих планов уже находятся в стадии реализации, а другие готовы к крупномасштабному запуску сразу после прекращения военных действий в Европе». Этот вывод основывался на дешифровке радиопереговоров между Германией и секретными станциями в Южной Америке. Большинство переговоров велось между Берлином и Буэнос‑Айресом.

А вот мнение историка Константина Залесского: «Сама операция по вывозу средств за рубеж, которую с 1944 года фактически контролировал Борман, в первую очередь основывалась не на вывозе денег партии, а на вывозе капиталов промышленников. То есть по линии промышленных предприятий осуществлялись вложения в экономику прежде всего стран Латинской Америки».

В 1961 году пребывание Бормана в Южной Америке стало восприниматься как бесспорный факт. Человек, отвечавший за решение еврейского вопроса в гестапо, Адольф Эйхман, был схвачен израильскими агентами и предстал перед судом в Иерусалиме. На этом суде бывший посол Аргентины в Израиле заявил, что Борман бежал в Аргентину и находится там. Спустя пять лет сын Эйхмана Клаус написал открытое письмо, призывая Бормана выйти из подполья и понести наказание за преступления, в которых он повинен и за которые отец Клауса был осужден вместо Бормана.

А вот как считает Елена Съянова: «Вы знаете, почему на самом деле так живуча версия о том, что Борман не погиб, и зачем так нужен был Борман? Ведь его же действительно искали – кто‑то делал вид, устраивая некие сенсации, а кто‑то его искал по‑настоящему. В частности, американцы – они искали его по‑настоящему. Зачем? Здесь вполне материальный интерес, они надеялись все‑таки получить информацию об оставшихся 10 шахтах. А зачем иначе он был бы им нужен?»

Тем временем все более откровенными становились оставшиеся в живых деятели Третьего рейха. В 1953 году британские секретные службы арестовали Вернера Наумана, госсекретаря министерства пропаганды Геббельса. Он заявил, что покинул бункер вместе с Борманом, и добавил: «Бормана спасли русские. Он был советским шпионом и подготовился к встрече с ударными частями Красной армии. Сейчас Борман живет в Москве».

Немецкий военный историк Вильгельм фон Шрамм утверждал, что абвер постоянно перехватывал сообщения, которыми обменивались Борман с Москвой. Фельдмаршал фон Паулюс был убежден, что именно Борман отсылал в Москву информацию на протяжении всей войны. Альберт Шпеер, руководивший во время войны германской военной промышленностью, заявил на Нюрнбергском процессе, что влияние Бормана было национальным бедствием. Другие выражались куда решительнее. Мартин Борман, подозревали они, был самым настоящим «кротом», двойным агентом высочайшего уровня. Готтлоб Бергер, генерал СС и начальник штаба Гиммлера, не сомневался, что Борман был агентом Сталина.

Копаясь в военном прошлом Бормана, американские исследователи обнаружили несколько любопытных деталей. Выяснилось, что еще в 1942 году Борман внедрил в штаб Гитлера своих собственных шпионов. Кепен и Хейм, находившиеся при фюрере безотлучно, должны были незаметно записывать все, что произносит Гитлер, все его разговоры, в том числе и высказывания на конкретные военные темы.

Вскоре Борман пошел еще дальше. Он сумел убедить Гитлера, что на всех его совещаниях должны присутствовать профессиональные стенографистки. Таким образом, утверждал Борман, можно гарантировать, что после кончины фюрера историки получат точный свод его славных дел. В противном случае недобросовестные генералы могут присвоить ту честь, которая должна принадлежать только фюреру. Расшифровкой стенограмм руководил лично Борман. Введение стенографисток совпало по времени с просьбами советской разведки к Вертеру предоставить подробную информацию по подготовке немецкой армии к битве за Сталинград.

Мартин Борман – Герде Борман, 6 июля 1943 года: «Я изо всех сил стараюсь жить и работать, чтобы фюрер был доволен мной. Да, я достиг высокого положения, во всяком случае, судьбе было угодно, чтобы я стал одним из ближайших соратников этого человека. Он действительно величайший человек из всех известных нам».

Самые весомые доказательства шпионской деятельности Бормана представил американцам руководитель западногерманской разведки генерал Гелен, бывший руководитель разведки Восточного фронта. Он заявил, что один из его людей увидел в кинотеатре, в журнале новостей, репортаж о футбольном матче в Москве и среди советских зрителей на трибунах узнал Бормана. Пленку в ведомстве Гелена проверили и убедились, что это действительно был Борман. А вскоре грянул скандал, в результате которого заявление Гелена приобрело совершенно иное звучание. В его ведомстве были выявлены советские агенты, занимавшие высокие посты и имевшие доступ к самой секретной информации. Эта история заставила американцев вспомнить 1945 год, когда Гелен сдался их войскам и постарался привлечь их симпатии микропленками, содержащими сведения обо всей агентурной сети немцев в Советском Союзе и странах Восточной Европы.

Рассказывает Виталий Коротков: «Ему не верили вначале; как утверждается, его вывозили в Соединенные Штаты, где его опрашивали и работали с ним долгое время. А потом ему поручили на базе той группы офицеров, которая сохранилась при нем, организовать разведслужбу для работы против Советского Союза, ГДР и других стран – в то время еще стран народной демократии, позже социалистических стран».

Бывший начальник военной разведки Гелен сделал правильную ставку, заранее спрятав ящики с бесценными документами. Вот только руководил этой операцией не кто иной, как Борман, и если он был советским шпионом, то копии документов Гелена были и у русских.

Провал организации Гелена был сокрушительным, но он подтолкнул американцев к решению головоломки. Они нашли единственное объяснение, примирявшее противоречивые версии: Борман создавал подпольную неонацистскую империю под контролем Советского Союза и в его интересах.

Американцы были уверены, что они, наконец, сумели разгадать дьявольский план Сталина – Бормана направить оружие и силы вчерашнего врага против врага сегодняшнего – Америки. Абсурдным это заключение выглядело только на первый взгляд. Практика показывала, что в тех странах, где обосновались нацисты, – в арабском мире, в Южной Америке, в Юго‑Восточной Азии, – стремительно нарастали националистические настроения и начиналось освободительное движение, направленное против США. Египетские офицеры по вечерам читали «Майн кампф», а днем учились военному делу под руководством советских инструкторов.

Бывший руководитель военной разведки Израиля Меир Амит утверждает, что после свержения короля Фарука египтяне пригласили группу нацистских офицеров и ученых, чтобы они обеспечили безопасность страны.

Но в построенной американцами логической конструкции было одно слабое звено – точнее, одного звена в ней не хватало. Вопрос, почему Борман все это делал, повисал в воздухе. Где начальная точка его биографии разведчика, где мотив?

Историк Константин Залесский уверен: «Легенд о Бормане очень много. Но если брать две легенды по поводу того, что Борман был либо нашим разведчиком (или хотя бы сотрудничал с нами), и второе – то, что он сотрудничал с Западом, а потом скрылся в Аргентине и, соответственно, под покровительством американских спецслужб продолжал там жить и, возможно, руководить какой‑то подпольной нацистской сетью, – это были действия политического характера, то есть, скажем так, пропагандистские».

Если бы этот человек действительно оказался агентом Кремля, то он бы по праву заслужил звание величайшего шпиона всех времен и народов. Но мог ли Борман оказаться советским разведчиком?

Молчание советских спецслужб на этот счет вполне объяснимо – ни одна разведка в мире не стремится комментировать принадлежность того или иного лица к своей агентуре. А кроме того, признаться, что Борман был советским разведчиком, – это признаться в том, что военный преступник, идеолог немецкой оккупационной политики на Востоке и один из разработчиков идеи холокоста – коммунист, действовавший по заданию Сталина. Тем не менее такая версия существовала у американских спецслужб.

Ветеран разведки Виталий Коротков считает: «Эту версию пустили гулять по свету с целью в какой‑то мере дискредитировать Советский Союз в политическом плане – вот, мол, Советский Союз, советская разведка, или контрразведка, или кто‑то там еще поддерживали контакт с Борманом, завербовали Бормана, одного из крупнейших деятелей, ближайших сподвижников Гитлера».

Американским спецслужбам удалось выстроить стройную версию жизни и деятельности Мартина Бормана, рейхсляйтера, группенфюрера СС, личного секретаря Гитлера, его заместителя по партии, «агента Сталина в Третьем рейхе». Получалось, что в злодеяниях нацистов прежде всего виновато советское руководство. Оно, действуя через Бормана, подталкивало Гитлера к истреблению евреев, поляков, русских с тем, чтобы побудить их к сопротивлению.

Если бы эта версия была доказана, то авторитет советского народа, понесшего наибольшие жертвы в борьбе с нацистами и раздавившего своими танками Третий рейх, навеки был бы замаран соучастием в этой победе одного из главных нацистских преступников. Грандиозный блеф был бы запущен в обращение, стал бы сенсацией, пропагандистской бомбой. Однако в декабре 1972 года произошло событие, казалось бы, поставившее точку в этой истории.


Борман ни на шаг не отходил от Гитлера

Берлинские рабочие, готовившие прокладку кабеля, обнаружили два скелета на площадке «Улап», в одном из тех мест, где труп Бормана видели в 1945 году. Судебно‑медицинская экспертиза идентифицировала один из скелетов как принадлежащий Мартину Борману. Смерть наступила в результате самоубийства. 2 мая 1945 года Борман раскусил ампулу с сильнодействующим ядом.

Постановлением франкфуртской прокуратуры по уголовному делу против Мартина Бормана по обвинению в убийстве розыск Мартина Бормана был окончательно прекращен. В 1998 году по просьбе родственников Бормана был произведен тест ДНК, подтвердивший стопроцентную идентичность. Казалось бы, в этой истории можно подвести черту.

Однако генетическая экспертиза не доказывает, что секретарь Гитлера умер именно в 1945 году. Исследования, проведенные хирургом из Уэльса Хью Томасом, вновь поставили под сомнение эту дату.

Дело в том, что красно‑коричневая глина, пропитавшая череп Бормана, не встречается в песчаном берлинском грунте. А кроме того, при исследовании зубов выяснилось, что они имеют пломбы более позднего происхождения, чем указано в медицинских картах Бормана.

Появилась новая версия: Борман умер позднее 1945 года в другом месте, а затем его останки были тайно перезахоронены в Берлине, где случайно и были обнаружены. Не исключено, что при помощи этого хитрого хода была сделана попытка перечеркнуть всю послевоенную деятельность Бормана, а такая деятельность, похоже, имела место.

Говорит Адольф Мартин Борман: «С точки зрения уголовного права приговор Нюрнбергского трибунала был совершенно справедлив, но окончательный суд – это суд не человеческий, но Божий».

Как бы там ни было, послевоенное исчезновение и дальнейшая судьба Бормана до сих пор окутаны тайной. Наци № 2 исчез и, как писал известный охотник за нацистами Симон Визенталь, вызвал к жизни больше слухов, легенд и полемики, чем какой‑либо другой нацистский воротила. В августе 2000 года его останки были анонимно кремированы, а прах развеян над Балтийским морем.

Игорь Станиславович Прокопенко
По обе стороны фронта. Неизвестные факты Великой Отечественной войны

Материал создан: 08.08.2015



.00 рублей
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта