Я русский

что значит быть русским человеком

Я русский

Минин и Пожарский избавители от Смуты

Преамбула:
Государство спасли неизвестные люди защищая русскую православную веру

Минин и Пожарский избавители от СмутыТекст из фильма "Минин и Пожарский. Освободители".
1612 год. Русские города опустошены и разграблены. Москва, столица Руси, сожжена. Официально страной правит боярская дума. В действительности же, несколько знатных боярских семей под защитой сабель польского короля Сигизмунда. В стране одновременно три патриарха. В Пскове, занять русский трон готовится уже третий Лжедмитрий.

Всю эту неразбериху русский народ в последствии назовет Смутой. Рушится все: государство, православная вера, национальная независимость. Россия остро нуждается в людях способных сплотить народ, воодушевить на борьбу, заставить дать отпор чужакам. Вывести страну из хаоса было дано им, народным героям.

К 400-летию окончания Смутного времени

Никита Панфилов, ведущий: Самый узнаваемый памятник страны, на самой главной площади России. Бронзовые герои украшают школьные учебники, марки, открытки, денежные купюры. Им до сих пор возводят памятники, посвящают картины и поэзию. Торговец мясом вызывавший раздражение у русских князей и ехидный смех у поляков. И мелкий чиновник при дворе подававший платье царю, за увечье получивший издевательское прозвище "Хромой". Мясник и стряпчий. Минин и Пожарский. Почему именно эти люди определили судьбу России? Чтобы разобраться в этом, мы отправимся по следам освободительного движения.

1612 год. Страной правит боярская дума, состоящая из семи бояр, в просторечии — семибоярщина. Это ими свергнут с престола и пострижен в монахи последний избранный царь Василий Шуйский.
Ими же приглашен на трон сын польского короля Сигизмунда — Владислав.

Самое мощное государство Восточной Европы, Речь Посполитая, уже оккупировала весь запад Руси. Поляки грабят города, насилуют русских женщин. Северные земли заняты шведами. Замосковские города разорены гражданской войной: сторонниками очередного Лжедмитрия, казаками и просто голодными людьми.

Андрей Сахаров, доктор исторических наук член-корреспондент РАН: Смута началась смутой внутри страны. Внутри русских умов. В борьбе элит. В борьбе низов против верхов. В борьбе различных правящих группировок. Все общество пришло в смятение. В смуту.

Выстоять перед натиском бед удается единичным городам. Среди них крупный торговый центр на Волге — Нижний Новгород.

Нижний Новгород. Октябрь 1611 год.

Друзья и братья! Народ нижегородский. Зову я храбрых идти освобождать Москву.

Речь Кузьмы Минина на нижегородской площади у Спасо-Преображенского монастыря, пожалуй, одна из самых патетичных сцен в русской истории. Минин призывает земляков собрать армию и вести ее освобождать Москву. Тем временем польский гарнизон стоит в столице уже год. Почему же нижегородцы решают бить в колокола только теперь? Ответ прост.

В середине 1611 года становится окончательно ясно: поляки, надевая русскую корону, вовсе не собираются принимать православие. Напротив, они хотят привить на Руси католичество.

Юрий Эскин, зам.директора Российского государственного архива древних актов: По польским законам, в принципе, король не мог быть православным. Сигизмунд, был такой католик-неофит. Семья-то была протестантская, а он был фанатический католик. В душе сожалевший что в Польше нет инквизиции.

Это известие возмущает народ. Но кому заступаться за веру? В стране в этот момент сразу три патриарха. Лжедмитрием I в патриархи возведен Игнатий. Тушинским Вором наречен Филарет. Третий патриарх, Гермоген, самый непримиримый противник польской власти.

Андрей Сахаров, доктор исторических наук член-корреспондент РАН: Имя Гермогена было именем, действительно, именем патриота, именем несокрушимого человека, который выступал за то, чтобы Россия сохранила суверенитет, сохранила свою династию. Он не был против Владислава поначалу, при условии, что польский королевич на русском троне примет православие, женится на православной. Но когда все повернулось по-другому, когда поляки начали откровенную интервенцию, Гермоген призвал к сопротивлению. Призвал к борьбе.

Никита Панфилов, ведущий: Гермоген начинает самую настоящую информационную войну. Он пишет и рассылает по всей стране сотни таких грамот. Текст в них настолько проникновенный и убедительный, что если гонец отважившийся их везти был схвачен — он неминуемо лишался головы. Каждая грамота заканчивается словами: "Везде говорите именем моим".

Именем Гермогена говорили многие. Стихийные протесты против власти поляков вспыхивали во многих городах, но по-настоящему поднять народ на борьбу смог только нижегородский говяда, мелкий торговец мясом, одновременно городской староста, Кузьма Минин.

Юрий Эскин, зам.директора Российского государственного архива древних актов: Земский староста в русском городе того времени в какой-то степени это аналог выборного мэра. В русском городе конца 16 и 17 века был воевода, это приблизительно губернатор. Земский староста ведал посадским населением, то есть купцами и ремесленниками. Их торговыми спорами, регистрацией их сделок, сбором с них налогов и передачей этих налогов в казну. Сбором денег на благоустройство и содержание города.

О том почему простого мясника народ выбрал на столь статусную должность мы можем только догадываться. Как пишет летописец: "Минин был муж родом не славен, но смыслом мудр, смышлен и язычен".

Москва. Октябрь 1611 год.

К осени 1611 года боярская дума как на горячих углях. Семибоярщина теряет власть. Кремль, Китай-город, Белый город, Новодевичий монастырь заняты восьмитысячным чужеземным войском. Официально — это силы миротворцев, которые обеспечивают воцарение королевича Владислава. На деле — военная диктатура.

Неспокойно и за пределами Кремля. Москва — сплошное пепелище. Это напоминание о первой неудачной народной попытке освободить столицу в марте 1611 года. Тогда, чтобы погасить бунт, полякам пришлось поджечь город.

Никита Панфилов, ведущий: Последней сдалась Сретенка. Её не давал поджечь отряд Дмитрия Пожарского. Лубянка, 14. Здесь у Пожарских когда-то был дом, но до сегодняшних дней сохранились только подвалы. Свой родной клочок земли Пожарский защищает из последних сил, пока не теряет сознание из-за тяжелейшего ранения.

Уже осень, а князь все еще залечивает раны полученные в дни геройской защиты Москвы. Особенно трудно заживает та, что на ноге. Хромота останется на всю жизнь. И Пожарский получит прозвище — Хромой.

Дмитрий Пожарский был Рюриковичем в 20-м колене. Как и все дети из знатных семей, службу Пожарский начал стряпчим с платьев. Таких стряпчих было несколько десятков человек. Все они помогали царю одеваться. Обычно, этот чин получали в 15 лет и носили недолго. Князю Дмитрию было уже за двадцать, а он все еще оставался стряпчим. После и вовсе попал в опалу к царю Годунову, был отстранен от двора и выслан охранять южные границы.

Ратное дело пришлось князю больше, чем обязанности при дворе. Доблесть его была замечена: Пожарского вскоре отправили воеводой в город Зарайск.

Князь Дмитрий был человеком безупречной репутации. за все время смуты он ни разу не пристал ни к полякам, ни к шведам, ни к русским лжецарям. Не был замечен в боярских интригах. Не участвовал в расправе над Годуновыми. До последнего был верен Василию Шуйскому. И даже когда Шуйский был насильно пострижен в монахи, Пожарский не отрекся от него.

За эти качества Минин выделяет Пожарского из всех воевод страны. И отправляет послов в Юрьино, родовое имение князя. Но Пожарский возглавить ополчение отказывается.

Во-первых, князь впервые слышит имя Минина.
Во-вторых узнает, что он простой посадский.

Николай Дутов, доцент исторического факультета Ярославского педагогического университета: Как так, какой-то посадский мужик. А он ведь был, практически, из самых низов посадских. Вдруг возглавил ополчение, не спросив начальства. Воеводы того же нижегородского. И инициативу взял в свои руки. То есть поверх голов.

Но не смотря на это Дмитрий Михайлович, все же решает подумать. Он собирает сведения о Кузьме Минине. Проверяет — достойный ли он человек, что он делает для общего дела и можно ли ему доверять.

Нижний Новгород. Октябрь 1611 год.

Пока князь думает, практичный и расчетливый Минин начинает сбор средств. Но даже с его деловой жилкой, он не может предположить сколько денег предстоит раздобыть. В гарнизоне Нижнего Новгорода всего 750 стрельцов. Таким числом врага не одолеть — нужна была рать, а на ее содержание требовались средства.

Сергей Зверев, зав. отделом нумизматики и археологии музеев Московского Кремля: Власть имела право взять чрезвычайный налог — так называемые "пятины", "пятинные деньги". То есть каждый отдавал пятую часть, 20% оценки всего движимого и недвижимого имущества. И это были безвозвратные потери населения. Ну, так сказать — на нужды государства. И Минин, собственно говоря, в Нижнем Новгороде пошел именно по этому пути.

Здесь все что нажито. Отдайте деньги. Кто пожалеет их, тот потеряет все.

И это в условиях когда в стране не только политический, но и экономический кризис. Еще недавно шесть пудов ржи стоило 10 копеек, теперь — больше 3-х рублей. Сам Минин отдает на ополчение всю свою казну, деньги сына, драгоценности жены и серебряные оклады икон.

Никита Панфилов, ведущий: Всеобщий сбор средств на борьбу с интервентами, вот что сегодня мы называем народным ополчением. Неверно полагать, что в русскую армию набирались все кто мог носить оружие. Армия была профессиональной, а вот сбор средств на ее содержание, действительно был всенародным.

С теми, кто отказывался расставаться с деньгами, Минин был довольно суров: приказывал заключать под стражу, а все имущество отбирать.

Что, шельма, грошей жалеешь?

Мало кто знает, но Кузьма жестоко обошелся даже с родными братьями. За попытку по-свойски решить вопрос, Минин пригрозил отсечь им руки.

Сергей Зверев, зав. отделом нумизматики и археологии музеев Московского Кремля: Минин эти деньги буквально выгрызал из людей. Представьте, что вот сейчас в едином порыве, каждый должен отдать 20% всей своей собственности. На нужды государства. Ну, трудно поверить, что радостно это сделают. Естественно, тогда тоже радости большой не было, тем более что далеко не все поддерживали вот эти идеи. Были сторонники королевича Владислава, который уже вроде бы считается царем в Москве, были сторонники шведского принца Карла Филиппа, от имени которого вершились дела в Новгороде, были сторонники сына Марины Мнишек от Лжедмитрия II — его называли "воренком".

Практичность, решительность Минина, готовность добиваться цели любой ценой заставляют Пожарского поверить в успех освободительного движения. Вопреки всем классовым устоям, когда социальный статус человека важнее его дел, князь Пожарский отвечает на призыв мясника Минина согласием. Он едет в Нижний Новгород, возглавить второе народное ополчение.

О том, что в Нижнем Новгороде зреет народное ополчение к февралю 1612 года было для Москвы уже не секретом. Но как этому помешать? Самый быстрый способ — уничтожить врага идейно.

Бояре требуют от Главы Церкви предать лидеров ополчения анафеме. Но реакция Гермогена оказалась обратной — вместо Минина и Пожарского он проклял боярскую верхушку и польский гарнизон.

Никита Панфилов, ведущий: Не в силах в открытую расправиться с патриархом, бояре обрекают его на голодную смерть. Сноп не обмолоченного овса и ведро воды — в неделю. Вот и все, что спускают в подземную келью к восьмидесятилетнему старцу. Но Гермоген и из темницы продолжает писать и рассылать, через верных ему людей, свои обличительные грамоты.

В феврале патриарх умирает.
Весть об этом заставляет ополчение выдвинуться из Нижнего Новгорода на Москву.

От Нижнего Новгорода до Москвы около 400 километров. Не так далеко даже по меркам Руси 17 века. Но вместо того, чтобы одним махом освободить Кремль, народное войско зачем-то идет совсем в другой город и стоит в нем 4 месяца. Однако, недальновидным такое решение воевод кажется только на первый взгляд.

Ярославль. Апрель 1612 год.

В начале 17 века, Ярославль — это второй по величине город России, который приносит больше половины доходов государственной казны. Не удивительно, ведь через него проходит единственный свободный торговый путь к морю. Поэтому именно сюда направляется ополчение и здесь набирается сила.

Андрей Сахаров, доктор исторических наук член-корреспондент РАН: Дмитрий Махайлович Пожарский и Козьма Минин это были люди со стратегическим мышлением и они пошли по тем районам, вверх по Волге, которые были старорусскими районами, которые не были связаны ни с поляками, ни с тушинцами. На которые можно было опереться, которые сами могли стать объектами нападения польских отрядов.

Ярославль объявлен альтернативной столицей Руси. В качестве народного правительства выступает Совет Всей Земли. В него входят представители всех бросивших вызов полякам городов. В стане ополчения уже Вязьма, Тверь, Ржев, Кашин, Углич, Вологда, Галич, Тула, Владимир, Темников.

В Ярославль съезжаются поволжские и сибирские татары, башкирцы и марийцы, мордва и удмурты. Ополчение становится поистине всенародным.

Александр Малов, старший научный сотрудник Центра военной истории РАН: Известна аксиома — деньги это кровь войны. Это касается и наемных войск, это касается и своих войск, которые нужно кормить. Если ты можешь уговорить дворян, служилых по Отечеству, которые служат из поколения в поколение, потерпеть, то уговорить лошадей потерпеть вы не можете. Им не так свойственно чувство патриотизма и другие эмоции — они просто хотят есть. Если их не покормишь — они падут или откажутся воевать.

Минин понимает — никакое патриотическое воодушевление не соберет ратных если им нечего будет есть. Испокон веков служилых кормили поместья, но в условиях гражданской войны земля не приносит ничего — важны только живые деньги. И главный финансист ополчения идет на беспрецедентные меры — всем, кто встанет в строй, он обещает не мыслимые в смутное время деньги: от 35 до 50 рублей, в зависимости от боевых заслуг.

Николай Дутов, доцент исторического факультета Ярославского педагогического университета: Ополчение получило очень хорошие деньги. Ну, достаточно сказать, что средний оклад или жалование наших ополченцев стоящих в Ярославле было в 3 - 5 раз больше, чем у тех ополченцев, которые стояли под Москвой, у Трубецкого и Зарусского. И ярославским ополченцам завидовали. Часть ополченцев из-под Москвы пришла сюда за большими деньгами.

Никита Панфилов, ведущий: Практичный Минин знал чем привлечь профессиональных военных. Ведь даже одна копейка начала 17 века — это солидный номинал. Пусть она весит всего 0,68 грамма, но на нее можно купить курицу, дюжину яиц или целый воз огурцов. А за 3 - 4 рубля можно было купить хорошего боевого коня.

Особенно важно было, что жалование в ополчении платили вперед. Служивые знали, что их не обманут и шли в стан Пожарского. Чтобы обеспечить бесперебойные выплаты Минин решает чеканить собственные деньги.

Никита Панфилов, ведущий: Копейка времен ярославского стояния чуть легче, чем те, что были в ходу до Смутного Времени. И в этом тоже практичный ум Минина — серебра меньше, а количество копеек растет. С одной стороны монеты принято было изображать всадника с копьем, а с другой — профиль царя. Но чей? Если все претенденты на престол самозванцы. Выбор пал на последнего из Рюриковичей. Пусть царь Федор десять лет как в могиле, но именно он воспринимается в народе, как последний легитимный правитель.

Не смотря на все усилия Минина, расходы ополченской казны все же больше ее доходов. Пополнить её Кузьма надеется в монастырях. Ипатьевский, Антониев-Сийский и Калязинский монастыри готовы внести свою лепту. Но сейчас помощь нужна им самим. В сокровищницах церквей стремятся поживиться как интервенты, так и сторонники лжецаря.

1612 год. Русские города опустошены и разграблены. Москва, столица Руси, сожжена.
Официально, страной правит боярская дума. В действительности же несколько знатных боярских семей под защитой сабель польского короля Сигизмунда. В стране одновременно три патриарха. В Пскове занять русский трон готовится уже третий Лжедмитрий. Всю эту неразбериху русский народ в последствии назовет Смутой.

Рушится все: государство, православная вера, национальная независимость. Россия остро нуждается в людях способных сплотить народ, воодушевить на борьбу, заставить дать отпор чужакам. Вывести страну из хаоса было дано им, народным героям.

Пожалуй, больше всех в годы смуты пострадала Троице-Сергиева Лавра, в те годы еще просто Троицкий монастырь. лаврой ее назовут позже за ту огромную роль, которую она сыграла в судьбе страны.

16 месяцев монастырь отбивался от осаждавших его чужеземцев и сторонников Лжедмитрия II.

Владимир Ткаченко, научный сотрудник Сергиево-Посадского государственного музея-заповедника: Поскольку было известно, что монастырь этот очень богат, решили остановиться около него, попытаться захватить. Выиграв здесь два момента, по-первых обогатиться, а во вторых этот монастырь был единственной каменной крепостью, на тот момент, между Москвой и Волгой. То есть он бы мог служить очень хорошей базой для них.

Оборонявшие монастырь оказались свидетелями чуда: однажды пушечное ядро влетело в храм, задело икону, но развалилось не причинив ей вреда. Это событие стало знаком освобождения. И правда, Троицкий монастырь выдержал испытания боем и голодом, хоть выжить удалось далеко не всем. Из трех с половиной тысяч его защитников — две с половиной сложили головы.

А ведь сдайся Свято-Троицкий монастырь и события могли развиваться совсем иначе. Иноземцы обеспечили бы себе полную блокаду Москвы с востока и контроль над северными районами Руси. В народе говорили: "Если Бог уберег Лавру, то правда на ее стороне, а значит и на стороне Пожарского, чьи отряды идут защищать цитадель веры".

Минин делает все чтобы ратников одеть, обуть и накормить. И все же войны выигрываются не только налаженным солдатским бытом. Военное дело, закалка, дисциплина, четкое исполнение приказов — все эти понятия за долгие годы вытеснила анархия Смуты. Пожарскому приходится организовывать армию практически с нуля.

Традиционно, основу русского войска составляет поместная конница. Ратники начинают службу в пятнадцатилетнем возрасте и посвящают ей всю жизнь.

Никита Панфилов, ведущий: Основным оружием поместной конницы является лук и стрелы. Попытки перевести армию на огнестрельное оружие предпринимались еще в 16 веке. Однако, служивые сопротивляются. Пищали, мушкеты, пистоли — все это считается признаком низкого статуса их владельца. Поэтому бояре пренебрежительно отдают их в руки своих холопов, а сами, по привычке, берут колчан и лук.

Интересный факт. Семнадцатый век, по сути, эпоха наемных армий. Так в стане Речи Посполитой сражались венгры, литовцы и немцы. Пожарский же идет другим путем — в его ополчение принимали только жителей русских земель.

Юрий Эскин, зам.директора Российского государственного архива древних актов: Минин и Пожарский сказали: "Нет ребята, идите вы отсюда — нам такие не нужны. Которые могут изменить на поле боя, если их поманят лишним золотым и перейти на другую сторону"

Зато в качестве военных инструкторов главнокомандующий народной ратью приглашает более искусных в военном деле иностранцев. Шведские офицеры обучают русских ходить строем и метко стрелять.

Москва. Апрель 1612 год.

Тем временем польская армия продолжает сеять страх и ужас. Села разорены, поля вытоптаны конницей, в Москве все съестные припасы сгорели во время посадского мятежа. Несмотря на это польские наемники требуют выплачивать им обещанное жалование. Боярам ничего не остается, как расплачиваться сокровищами Кремля. Драгоценности, инкрустированное оружие, произведение искусства древних мастеров уходят к иноземцам.

Юрий Эскин, зам.директора Российского государственного архива древних актов: Вели они себя, в общем, так как обычно ведут себя оккупанты. Прежде всего их интересовали деньги. Если бы в Кремле было столько денег, сколько надо было им в уплату они бы взяли деньги, но поскольку денег в виде монеты уже там не было распиливали серебряные и золотые вещи из дворца. Ободрали, естественно, все дворцы, которые были в Кремле — все что было можно. И прочее, прочее. Но. Кое-какие вещи, например, шапку Мономаха, скипетр, державу и некоторые другие вещи оставили. Почему? А что предъявить царю-то? Владиславу Сигизмундовичу.

От лазутчиков в Москву поступают доносы, что Ярославль крепнет. В тревоге не только поляки, но и лидеры русских разрозненных отрядов — остатков первого ополчения. Им неприятно и оскорбительно, что Пожарский, уступающий в знатности и богатстве, сумел собрать сильную армию и завоевать доверие народа. То есть, сделать то, что не удалось им самим. Зависть становится настолько сильной, что у одного из воевод рождается коварный план.

Ярославль. Июнь 1612 год.

Все случилось внезапно. Пожарский осматривает на съезжем дворе пушки для отправки в Москву. Как всегда он в окружении множества людей. Вдруг, словно поскользнувшись, подручный Пожарского, обливаясь кровью, падает на землю. В суматохе не сразу становится понятно что произошло. Пожарский чудом избежал верной смерти.

Недовольство Пожарским зреет и в его собственном стане. Уже четыре месяца как ополчение стоит в Ярославле. Но настает время, когда медлить уже просто нельзя — разведчики приносят вести о том, что к польскому гарнизону, в Кремль, спешит подмога. По Смоленской дороге, к Москве приближается со своим войском гетман Ходкевич.

Помолившись, Минин и Пожарский ведут ополчение в путь. По традиции времени, ни в один поход войско не отправлялось без иконы-заступницы. И предводители ополчения выбирают икону, история обретения которой похожа на сказку.

Тридцать три года назад в Казани полыхал невиданный пожар. Сгорел Кремль, церковь, многие дома. Девятилетней девочке Матроне, дочке одного из погорельцев, приснилась Богородица и велела пойти на пепелище. На утро девочка отправилась в указанное Богородицей место и обнаружила на месте сгоревшего дома икону. очистили ее от пыли и земли и понесли в церковь. По дороге в храм, как говорят, произошло первое чудо — два слепца, шедшие по той же дороге, прозрели. Стало ясно, что икона — чудотворная.

В то время, в Казанской церкви, куда принесли икону служил рядовой священник Ермолай. Он первый, кто поведал миру о чудесной иконе. И именно он волею судьбы станет Патриархом Гермогеном. Да, да, тем самым Гермогеном, кто станет непримиримым борцом с Семибоярщиной. Кого заточат в келью Чудова монастыря. Откуда он будет рассылать те самые, знаменитые грамоты с посланиями к народу благословляя на борьбу с интервентами.

В выборе Пожарского народ увидел знак — Казанская икона помогает открыть глаза на то, что происходит в стране.

Замоскворечье. Август 1612 год.

Кремль напоминает замок с приведениями. Бояре подписывают указы, их безопасность охраняет польский гарнизон. Но все это игра лишенная смысла. Временному правительству уже давно не принадлежит власть над страной. Бояр заботит только собственное благополучие и главный вопрос — удастся ли полякам провезти в Кремль хлеб.

Юрий Эскин, зам.директора Российского государственного архива древних актов: Полуразрушенный город, бревна везде валяются, избы сломаны и вот эти воза. там было более 600 возов со всем: с едой, с одеждой, с сапогами, с оружием. Огромное количество бочек вина.

С колокольни Ивана Великого уже видны обозы гетмана. Телеги со съестным тянутся длинной вереницей. Князь Дмитрий основные силы расположил на Пречистенке, перекрывая Ходкевичу путь в Кремль.

Московский Кремль 17 века — самая мощная крепость Восточной Европы. Сердце города - Холм, окруженный стеной из обожженного кирпича. Ее высота 19 метров, толщина — 6,5 метров. Узкие бойницы, площадки для боя. Мерный шаг башен. Все рассчитано на то, чтобы эффективно отражать врага.

Торговую часть Москвы, с северо-востока, окружает еще одна, Китай-городская стена. Сложенная из кирпича, с внутренней, каменной, забутовкой. На расстоянии 5 километров от Холма, город окружен десятикилометровым полукольцом стены Белого города. Её высота — 10 метров, толщина — 6 метров. По периметру — 27 дозорных башен. Вдоль стены — наполненный водой ров. С юга, полукольцо Белого города, замыкает Москва-река.

Четвертая оборона — деревянная стена Земляного города, с насыпью и 34 башнями. Подступы к городским укреплениям прикрывают крепости-монастыри: Свято-Данилов, Спас в Андронниках, Ново-Девичий, Донской, Ново-Спасский и Симонов.

Константин Аверьянов, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН: Они, конечно, не могли служить какими-то долговременными укреплениями, но они служили, своего рода, оборонительными форпостами. То есть при приближении противника в монастырях подавались сигналы. И москвичи, и специальная стража закрывала ворота и Москва оказывалась укрепленной крепостью.

Защищенную стенами Москву взять силой практически невозможно. Это понимают укрывшиеся в Кремле поляки. Знает это и Пожарский. Главное оружие в битве за город ни конница, ни пищали, ни пушки — мощнее всего голод. Только он может выманить врага из оборонительных рубежей. Все запасы еды сгорели в Москве в дни стихийного бунта. Пламя, которым поляки защищались от первого ополчения, спустя год уничтожало их самих.

Единственный шанс выжить для королевского войска — продовольственный обоз. Для Пожарского, впустить в город телеги с хлебом равнозначно краху всех надежд. Полководец приказывает ополчению любой ценой перерезать полякам путь.

Никита Панфилов, ведущий: Основная экипировка поместной конницы — тегеляй. Стеганый кафтан набитый конский волосом защищал от легких ранений. Шлем - иерихонка. Из оружия - пистоль и сабля. Эта экипировка мало чем отличается от снаряжения польского гусара. Но. Поляки сильны ратной выучкой. И Пожарский волнуется — выстоит ли его войско.

Юрий Эскин, зам.директора Российского государственного архива древних актов: Дело было даже не в войске, они шли против лучшего полководца в Восточной Европе — Яна Карла Ходкевича.Это был блистательный полководец, который бил всех, кого только ни встретил: венгров, шведов, немцев — кого угодно. И, конечно,им идти против него было страшно.

Тем временем в стане ополчения разлад. Командующий отрядами казаков князь Трубецкой приглашает Пожарского в свой лагерь у Крымского моста. Но Пожарский такой предложение решительно отвергает. После покушения в Ярославле доверия казачеству больше нет — князю остается надеяться только на силы своего войска.

Поляки переправляются через Москву-реку в районе Девичьего поля и рвутся к Китай-городу. На русскую рать несется лавина крылатых гусар. Шок первой атаки заставляет народное ополчение отойти назад. Поляки буквально вжимают русских на улицы города. В таких условиях конница сражаться просто не может и тогда Пожарский приказывает своим людям сойти с коней и продолжить бой. Ополчение отчаянно нуждается в помощи. А князь Трубецкой стоит на правом берегу Москвы-реки и спокойно наблюдает за происходящим.

Юрий Эскин, зам.директора Российского государственного архива древних актов: Трубекой медлил, видимо боялся остаться без этих сотен, не надеясь на своих казаков. И придерживал их.

Исход сражения все-таки решают конные сотни Трубецкого, но самовольно. Не дождавшись приказа князя, они бросаются на помощь землякам. Свежие силы русских заставляют Ходкевича отступить, но вовсе не потерять надежды прорваться в Кремль. Уже через день армии встречаются во втором, решающем, бою. И опять перевес на стороне польских сил.

Гетман прорывается в город у Серпуховских ворот и спешит ввести в Замоскворечье телеги с продовольствием. Земские войска в отчаянном положении — если поляки получат провизию, бессмысленным окажется все, разрушится последняя надежда вернуть независимость страны.

Валерий Нестеренко, народный художник России, автор картины "Избавление от Смуты": Конечно, поляки были сильнее, поскольку, во-первых в тылу русских был Кремль, где были поляки с пушками, с артиллерией. Мало того, это было не последнее войско в Польше — можно было еще привести, и еще. А для россиян это было последнее, что можно было собрать. И, конечно, ответственность колоссальная, которая лежала на Пожарском — это просто сложно себе представить.

Но именно в такой судьбоносный момент, русские бойцы делают немыслимое — собрав последние силы, они дают врагу отпор.

Никита Панфилов, ведущий: Исход битвы решится здесь, на углу Клементовского переулка и Пятницкой улицы. До Кремля буквально уркой подать — всего один километр. Ситуация осложнялась еще и тем, что на встречу Ходкевичу вышел гарнизон из Кремля. Полякам оставалось всего-то взять острожек у церкви Святого Климента и им это удалось. Над церковью они водрузили свой флаг. Это надругательство над верой вызвало в ополченцах такой гнев, что они буквально откинули войска гетмана назад. Ходкевич потерял в битве 700 человек, ближе к Кремлю он уже не подойдет никогда.

В критический момент схватки Минин тоже не остается в стороне. Он просит у Пожарского три сотни конных дворян. Решимость человека из народа так поразительна, что вопреки всем сословным предрассудкам, дворяне беспрекословно встают под его начало.

Валерий Нестеренко, народный художник России, автор картины "Избавление от Смуты": Как сказано в летописи, он был неискусный в ратном деле человек, но смел и дерзновенен. Настолько, он просто горел Минин идеей самопожертвования, настолько увлекал всех, что князь сказал:"Вот есть 300 человек, отряд в 300 дворян, пожалуйста бери, не жалко.

Вечером отряд Минина незаметно переправляется через Москву-реку и наносит удар. Причем настолько внезапный, что польские роты не успевают даже принять бой и в панике отступают. Пользуясь замешательством поляков, атаку подхватывают остальные отряды ополченцев. Гетманское войско бежит оставляя обоз, артиллерию, знамена и шатры.

Как напишет летописец: "Хоткевич, браду свою кусая зубами и царапая лицо ногтями" в полном отчаянии покидает Москву. Через лазутчиков, он обещает Кремлю вернуться, но сбыться этому уже не суждено.

Валерий Нестеренко, народный художник России, автор картины "Избавление от Смуты": Огромное войско было настолько обескуражено, дезорганизовано и в каком-то ужасе, мистическом буквально, бежало до Смоленска. Как сказано в летописи, после этой атаки, смешав ряды, все бежали и простояли в седлах у Донского монастыря всю ночь. Утром, не дожидаясь рассвета, они снялись и остановились у Вязьмы. Потом опомнились у Смоленска.

Москва. Октябрь 1612 год.

В Кремле уже давно не осталось ни одной лошади, кошки или собаки. В пищу используют греческие пергаменты — бумагу кипятят, добывая из нее растительный клей, варят кожаные переплеты. Но обмануть мучительный голод не удается. В конце октября, истощенные поляки открывают Кремлевские ворота настежь.

В числе других пленников на встречу русской рати выходит и отрок Михаил Романов, шестнадцати лет. Судьба уберегла его от голодной смерти, чтобы сделать основателем новой династии русских царей.

Так победно завершилась, в сущности первая гражданская война. По окончании Смуты, новый законно избранный царь Михаил Романов сделал Пожарского боярином, Минина — думным дворянином. Остаток дней, князь Дмитрий Михайлович налаживал почтовую связь между городами, разбирал разбойные дела. Кузьма Минин занимался тем, что лучше всего умел — по поручению правительства, пополнял истощенную в смутные годы государственную казну. И ни один, ни другой никогда не кичились былыми заслугами. Их пути разошлись, но в народной памяти они навсегда остались единым целым.

Пожарский и Минин. Князь и купец. Вместе и на века.

Материал является перепечаткой фильма «Минин и Пожарский. Освободители» продолжительностью 43 минуты 50 секунд
Скачать фильм в формате mp4 можно по этой ссылке с Яндекс.Диск

Материал создан: 15.04.2015



случайный русский баннер
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта