Я русский

что значит быть русским человеком

Я русский

Народности России. Часть 2. Финляндцы, славяне. 1912 год

Отрывок из книги в двух частях
Название: «Национализм и национальное воспитание в России»
Автор: профессор Ковалевский Павел Иванович
Год: 1912

Финляндцы

Финляндцы требуют себе не равных прав с Россией, а несравненно больших. Они требуют полного равноправие и даже господства, без обязанностей. И то благо.

До смутного времени, и царствование Михаила Федоровича, почти вся Финляндия принадлежала России, — особенно вся прибрежная часть её. Царю Михаилу Федоровичу пришлось залечивать раны и язвы лихолетья. Был нужен мир. Дорогою ценою доставался ей этот мир. Мир со Швецией обошелся лишением Финляндии и всего побережья с Невой, Копорьем и проч.

Великому Петру удалось оторвать у Швеции многое. Нарва, Копорье, вся Нева и Выборг отошли к России. В царствование Александра I, как компенсация военных подвигов, досталась нынешняя Финляндия в собственность и державное обладание Российской Империи. Так как Финляндие досталась России в собственность и державное обладание, то и та часть Финляндии, которую раньше войною же Петр I приобрел в собственность и державное обладание, в силу одинаковости культуры и национальных свойств этих частей, была объединена с приобретенною в 1808 г. Но обе эти части были одинаково собственностью России, при сохранении их национальных областных свойств.

В дальнейшем финляндцы, точнее финляндские шведы, сумели примазаться ко Двору и путем фальшивых докладов успели добыть себе такую массу льгот, что в последнее время осмелились возмечтать о полной независимости и державной самостоятельности Финляндий. И такую претензию обнаружили не только те финны, кои были завоеваны Александром I, но и те, кои были завоеваны Петром I.

Когда в силу политических и стратегических соображений, правительство решило выделить из Выборгской губернии две волости к Петербургской губернии, то финны подняли гвалт, как будто бы Россия осмелилась покуситься на их фанфаронные державные права. Пущены были бутафорские громы, и Россия посажена была на мировую скамью подсудимых.

Между тем, Финляндия, не неся тягот и потерь военной службы, не платя общегосударственных налогов, живя в полном покое под покровом России, обладая такими льготами, какие никогда и не снились коренным русским гражданам, пришла в завидное материальное благосостояние. И при всем том, она дерзко, нагло и нахально отказывается от участие в несении общегосударственных налогов. Финляндия забывается.

Она не хочет себе представить, что Россия, после долголетнего лишения, решится ввести в Финляндии 5—6 корпусов с надлежащими орудиями и пулеметами и превратить Финляндии в обычную русскую провинцию, лишив ее тех льгот и преимуществ, кои она успела подложными способами себе добыть. И это может быть гораздо легче, чем она думает.

Финляндия должна знать, что она такая же часть Российской империи, как и все остальные её части и войти в те рамки, в кои ее устанавливали самые прогрессивные современники императора Александра I. Вот что говорить по поводу Финляндии П. И. Пестель.

«Финляндия, Эстляндия, Лифляндия. И разные другие племена, внутри государства обитающие, никогда не пользовались и никогда пользоваться не могут самостоятельною независимостью. Россия есть государство единое и нераздельное, а потому всякая мысль о федеративном для него устройстве отвергается совершенно, яко пагубнейший вред и величайшее зло».

Многие утверждают, что финляндцы — высококультурная нация и потому имеет право на автономию. Совершенно неправильно и неверно. Финляндия не имеет своей истории. Её литература почти отсутствуете её наука и художество стоять на низком уровне. И только благосостояние её народной массы неизмеримо выше такового же благосостояние русской народной массы. И это весьма естественно. Сто лет финляндцы не отбывают воинской службы. Ея более крепкая и мощная молодежь не гибнет на войне, а наша гибнет и тем не менее финский народ гораздо уродливее и плоше, чем русский.

Финляндия не несет государственных налогов и её масса богаче, чем русская. И темь не менее, финляндцы тупее русских, глупее их, узки и пьяницы. Пьяницы финляндцы, не смотря на то, что алкоголь в Финляндии запрещен. Они пьют эфир и контрабандный ром. Карты распространены повсюду и картежная игра доходит до азарта в народе. Ножевщина неизмеримо чаще, чем в России. В школах наказание гораздо чаще и грубее. Обхождение с бедными и неимущими доходить до публичной продажи. Это высокая культура!

Во имя государственной и общечеловеческой справедливости финляндцы в России должны быть подведены под один знаменатель со всеми подданными: в Финляндии все русские подданные должны пользоваться равными правами, — в Финляндии должен быть введен государственный русский язык в школы, суды и все государственным учреждения, — в Финляндии должна быть введена общегосударственная воинская служба, --в Финляндии должна быть русская государственная монета, — в Финляндии должна быть одна с Росшей таможня, — в Финляндии должны быть одни с Россией суды, — Финляндии должны быть одни и те же налоги, что в России. И когда все сие совершится, тогда только финляндцы получать равные права с русскими в России, — до тех же пор им должны быть поставлены всевозможный препоны и ограничения.

Никто не тронет их родного языка, их веры, их нравов и обычаев, их культуры, если они будут считать ее для себя достаточной.

Вообще о мелких соподчиненных нациях нужно сказать то, что сказал Д. И. Менделеев: «если исторически ослабевшие народности, подобные армянам, могут рассчитывать на будущее развитие, то только при одном условии, чтобы они не только мирно уживались со своими ближайшими соседями, но и твердо держались тех русских начал, которые дают им защиту от рядом живущих с ними их давних врагов, сломивших их когда-то временно существовавшую независимость».

Что касается мелких инородцев, не имеющих ни своей литературы, ни своей даже письменности, ни азбуки, ни истории, ни культуры, то они не имеют права на отдельное существование и должны слиться с русскою национальностью и быть поглощены державною господствующею народностью русскою, пользуясь, разумеется, всеми её правами.

Здесь же уместно будет сказать о переселении в России: вновь селиться на Кавказе могут исключительно одни русские, и никаким другим народностям абсолютно не должно быть места для поселения.

Всяк, кто добровольно переселился в Россию с целью пользоваться её благами, кто бы он ни был, должен оставить свою прежнюю национальность за границей России, в России же он должен стать русским, — в противном случай ему нет места в России. Об этом должны подумать наши немцы-колонисты.

Позволю себе сказать здесь слово об отношении подвластных России народов к другим, таким же. В настоящее время мы видим непозволительное и недопустимое явление. Одни второстепенные народности позволяют себе влиять и ассимилировать другие более слабые народности. Так, поляки давят русских, литвинов, белоруссов и проч. и стремятся их ополячить. Финны офиннивают карелов, лопарей и проч. Армяне стремятся то же сделать на Кавказе.

Такое явление абсолютно недопустимо. Только одна державная нация имеет право на поглощение соподчиненных ей некультурных и национально слабых народностей. Вина администрациии русской, что она до сих пор позволяла такие деяния. Русские не должны стесняться никакими жертвами, затратами, лицами и средствами в деле ассимиляции мелких народностей. Дальнейшее позволение офиннивать карелов, лопарей и проч. финнами должно в будущем рассматриваться как преступление со стороны русской администрации.

Насколько мы русифицируем подвластных нам иностранцев — показывает следующий факт:

Речь идет о бурятских школах. Преосвященный Вениамин, известный в свое время деятель в Сибири, доказывает что буряты-миряне были глубоко равнодушны к монгольской грамоте, обучение которой «распоряжением русского начальства» введено в общественный школы при степных думах. Но заботы начальства об укреплении «инородческого духа» этим не ограничились.

Из этих школ некоторые воспитанники из язычников поступали в иркутскую и казанскую гимназии и потом даже в университеты. И в гимназиях, и в университетах им, как инородцам, оказывалось особенное внимание, было даже предписано от министерства народного просвещение казанской гимназии не крестить их, чтобы удержать от перехода в русскую национальность, а для исполнения мнимых религиозных треб при них находился лама на казенном содержании.

При выпуске в удостоении ученых степеней им оказывалось снисхождение преимущественно перед Русскими. Все это не могло не побуждать их дорожить своею национальностью, ради которой они пользовались таким вниманием. По возвращении на родину, они старались внушить и прочим бурятам — дорожить своею национальностью и не искать перехода в русскую (чрез принятие православия). Один из таких (Бадмаев), обучавшийся в начале шестидесятых годов в Петербургском университете, стал собирать сугланы (сходки) Бурят с этою целью, указывал на братьев-монголов, на славное царство Чингис-Хана.

Ламы везде встречали его с музыкою, и тем поддерживали в народе мысль о важном значении его пропаганды. Хотя пропаганда совершалась открыто в виду русского начальства (что еще более могло уверить в пользе её и законности), народ, невидимому, тупо относился к этой агитации, и, когда Бадмаев стал распространять в среде его письменные прокламации, он сам представил их начальству. Дело об этих прокламациях восходило до третьего отделения Собственной Его Величества канцелярии и тем, по-видимому, кончилось. Но мысль поднять бурятскую народность не была оставлена. Депутация 1873 г. была плодом этой мысли. Народ в ней не принимал никакого участия, кроме разве взноса лишнего темного побора, и не давал никакого приговора.

Депутаты отправились в Петербурга секретно с паспортами по частным надобностям, следовательно, без всякого законного уполномочия от бурятских обществ. Предметом ходатайства их было не ограничивать числа лам и дацанов штатом и дозволить заводить частные школы для обучения Бурят монгольскому и тибетскому языкам. Цель обоих ходатайств — усилить ламство и пробудить национальное чувство в бурятах, с принятием православия делающихся Русскими. Как вредна эта цель и для государства, и для христианства — понятно само собою (Окраины России).

В пределах Австрии, в Галиции и Угорщине стонут наши родные братья русские под игом польским и жидовским. Мы являемся только молчаливыми свидетелями истязании, чинимых над ними, под покровительством законных властей Австрии. Мы молчим и при первом же слове о наших братьях, нам внушают: «Ах, об этом говорить не следует!» «Ах, это осложняет международный отношения»!

Международных отношении у нас нет. Таковые могут быть только между людьми равноправными. Мы же, русские, держим себя в международном отношении рабски и хамски. Нет той ничтожной народности, которая не наносила нам безнаказанно национального оскорбления. Даже Персия могла нас оскорбить безнаказанно. Доколе, Господи, доколе!

Чтобы там ни говорили наши импотентные мудрецы, а мы должны сказать: доколе наши братья будут стонать в Галиции и Угорщине, мы не имеем права считать себя успокоенными и в государственном отношении окончательно устроенными.

Наши братья протестуют в Австрийском парламенте против попрание их законных прав и мы должны поддерживать их всеми мерами. Вот их вопль:

«Нынешнее королевство Галиция-Влодомерия, бывшее русское галицко-владимирское княжество, присоединенное к Австрийскому государству на основании прав, принадлежавших венгерской короне, было признано коронной землей под названием Червонной Руси, Russia Rubra, не только международным договором inter suam Majestatem Imperatricem et Reginam Hungarie et Bohemiae et suam Majestatem Regem Rempublicamque Poloniae, но также и высочайшими патентами 11 сентября 1772 г. и 15 ноября 1773 г. Верное латинское назваше Rutheni было передано в немецком языке выражениями: Russen, Kleinrussen, которые были включены во все государственные акты и документы.

Равным образом в университете императора Франца-Иосифа в Львове в конце XVIII и начале XIX веков была учреждена коллегия, в которой преподавание велось на русском языке. Словом, государством было признано культурное и национальное единство Малороссов Галиции и Буковины с Русскими, и венское правительство до последнего времени поощряло укрепление этого единства.

После введения конституции в 1867 г. произошла перемена. Ожесточенная национально-политическая борьба между галицийскими Малороссами и могущественным польским элементом повела к тому, что развитие первых уклонилось с верного пути. Преследуемая и угнетаемая за русскую азбуку и церковные песнопения, часто безосновательно подозреваемая, значительная часть малорусской интеллигенции уклонилась с исторического пути культурного и национального развитие своего народа.

Она отказались от русской азбуки и издревле существовавшего правописания, не оценила должным образом национальный характер греко-католической автономной церкви, ввела новую азбуку и правописание и латинизирующие новшества в греко-католический ритуал, и в конце концов под влиянием указанных галицийских факторов отказалась от своего освященного историей и традицией наименования.

Ныне признание исторически и научно обоснованного культурного и национального единства галицийских Малороссов с русским племенем почитается даже изменой государству. Как представители второй по величине малорусской партии, за которую, несмотря на неслыханные злоупотребления, и в этот раз было подано 146,000 голосов, мы протестуем против систематического подавление Малороссов со стороны галицийских Поляков и требуем для нашего народа скорого осуществления национальной автономии в духе исторического государственного права и на основании конституции 1867 г.

Как потомки Малороссов, которые высоко ставили идею единства австрийских Малороссов с русского культурою, которые на полях сражении Мадженты, Сольферино, Градеца и Кенниггреца жертвовали жизнью за государство и династию, мы решительнейшим образом протестуем против того, чтобы наше чисто культурное национальное партийное направление было лишено дарованного законами права на признание в Австрии русского литературного языка и против объявления нас бесправными в государстве. Мы вступаем в высокую палату с надеждою на лучшее политическое будущее и с горячим желанием совместной работы на пользу народа, государства и славной династии».

Наш долг заступиться за них и бороться открыто с предателями и изменниками родины. Пора Шевской администрации открыть глаза на Грушевских и прочих провокаторов. Все должны исповедовать символ премьера министра В. Н. Коковцева: у нас прошло время политики лиц и наступило время национально-государственной преемственности.

Вот что говорит известный нам деятель в области национализма, А. И. Савенко.

«Австрия дала полякам очень почетное поручение — быть палачами русской Галиции, и поляки с азартом выполняют это поручение. Все русское объявлено во Львове под строгим запретом. Тяжесть положения Прикарпатской Руси увеличивается еще благодаря тому, что высший класс её давно изменил родному народу и ополячился. Народ остался без вождей, без русской интеллигенции».

Не то же ли и у нас было в Белоруссии, Малороссии и Литве? «Мы ценою великих жертв и усилий освободили южных славян и ничего не сделали для освобождения 4 миллионов русских. Национальная политика прежде всего и главнее всего в том и заключается, чтобы всю нацию собрать в одно государство. И пока мы этого не достигли, все наши помыслы должны быть направлены к этому».

Братья славяне

Русский народ, в силу прирожденного ему чувства всечеловечения, проливал свою кровь везде и всюду, где только ему указывали на несправедливость и насилие. Русские сражались с французами за интересы Австрии и прославили свое имя с бессмертным Суворовым в Швейцарий. Русские вели Европейские войны то за интересы Пруссии, то за интересы Австрий. Русские помогали Австрии смирить возмутившихся её подданных — венгерцев. Русские проливали кровь за славян Бокки Катарской, Черногории и Греции и прославили свое имя в лице адмиралов Ушакова, Гейдена и др. Русские проливали кровь за освобождение из под ига турецкого греков, румын, сербов, болгар и т. д., и т. д. Все это хорошо. Все это похвально. Но таким нашим заступничеством мы добились того, что все эти наши славянские братья смотрели на нас, как на своих обязанных батраков.

Как только кто изобидит их, так Россия и должна их выручать. Если выручит — так и должно быть. В благодарность те же вырученные братушки и лягнут эту глупую России, как это сделали Стамбуловы, Каравеловы и прочая шушера. А Боже храни, если русские не придут на помощь. Тут уже нет предала издевательствам, брани и помоям по адресу России. И Россия терпит. Это глупо, — но верно. Пора этому положить конец.

Россия велика, могущественна и сильна. Её войска стоять на высоте современного величия. Ея военная мощь составляет предмет союзных вожделений всех стран Европы, — а самое главное — предмет искренних пожеланий всякого нам зла. Все эти наши друзья и союзники боятся нас и ненавидят всеми силами своих испорченных заячьих душ. Они делают вид, что они презирают нас. Ложь. Трусы не могут презирать. Их удел завидовать и ненавидеть.

Наша литература первая в мире. Наше художество и искусство первое в мире. Наша наука не хуже, как в других странах. Наше богатство беспредельно. Наше хозяйство на низкой ступени — это правда. Наш народ невежественен — это правда. Но мы будем учиться и выучимся. Учиться никогда не стыдно.

А что мы выучимся и скоро выучимся, я ни одной минуты не сомневаюсь. Желал бы я знать дело, которое русские не «произошли бы» и не превзошли бы. П. А. Столыпин был совершенно прав, сказал: дайте России отдохнуть 20 лет, и вы увидите, что из неё выйдет.

Где мы будем учиться: у немцев или у своих братьев славян — чехов, — это безразлично. Мы сделали слишком много для славян, чтобы чувствовать себя им обязанными, если 200—300 наших хозяев поучатся хозяйству у них. Рядом с этим мы можем сейчас же сказать — мы в них не нуждаемся. Ибо если они возомнят, что они слишком нас этим обяжут, то пускай знают, что мы всегда можем обойтись и без них. Мы можем учиться в наших образцовых хозяйствах, кои в имениях князя Васильчикова, графа Бобринского и у многих, многих. Наконец, если даже мы будем учиться и у чехов, то ведь не даром. Вот почему я еще раз повторяю и повторяю смело и убежденно: Россия ни в ком не нуждается и может существовать одна без всяких союзников и помощников.

Тем более мы можем сказать, что Россия не нуждается в помощи и содействии западных славян. Мы жили без них, живем без них и проживем без них.

Почему-это, однако, у нас существует убеждение, убеждение твердое и вместе с тем для нас весьма невыгодное, что мы поставлены судьбой для защиты и спасения наших западных братьев-славян. Но этого мало. И они почему-то думают, что Россия та дойная корова, которую западные славяне во все дни невзгоды имеют право сосать. И мы не смели от этого отказаться.

При чем достаточно выдоивши, они считают свое дело оконченным и могут отвернуться от нас, предварительно сплюнувши. Единственною за это благодарностью они признают ослиное ляганье.

А Боже храни, если Россия не даст возможность себя подоить. Сколько плевков на нее посылается. Разумеется, все это указывает на высокие нравственный качества наших облагодетельствованных сородичей. Эта ихняя добродетель дала возможность охарактеризовать их И. О. Меньшикову очень метким термином «бедной родни», «родни приживалки». Этот термин злой, но меткий и правдивый.

Замечательно то, что он оправдывает себя и в эволюции дела. К таким же приживалкам по всем правам относилась и Болгария, по освобождении её от турецкого ига. Но с тех пор как она оправилась, с тех пор как она разбогатела, с тех пор, как она стала независима, — она первая является более или менее искренним нашим другом, — и чувства её благородной признательности проявляются на каждом шагу. Даром, что её Царь — ненадежный немец. Государства живут не месяцами и годами и, я убежден, что болгарский народ никогда не позволить себе стать в ряды наших врагов и пролить кровь своих братьев освободителей.

К остальным же славянам термин М. О. Меньшикова очень идет. До сих пор было так: «нужно было что-нибудь мелкому славянину от России — он приходит и клянчит. Выклянчит — летит и позорить того же русского. Иного отношения, говорит М. О. Меньшиков, от мелко-славянских народцев к России мы и ждать не могли. Со стороны бедных родственников никогда не ждите ничего, кроме зависти, а если вы еще имеете глупость облагодетельствовать их хоть раз в жизни, — то ничего не ждите, кроме оскорбленной жадности и желания, при случае, нагадить вам. И это совершенно верно.

«Бедные родственники по отношению к родственному богачу держат себя подобострастно лишь до тех пор, пока он щедр на подачки; а в душе они всегда завидуют ему и ненавидят (А. И. Савенко).

«Славянство в мировом значении — это мы, Русские, и пока, к сожалению, никто больше. Остальные славянские племена слишком малочисленны, а главное так раздроблены, так глупо разъединены и так враждебны друг к другу, что политического и мирового значения не имеют вовсе. Большинство зарубежных славян состоять под немецко-венгерско-турецким игом и неспособность их свергнуть это иго уже доказана.

Вместо того, чтобы разбить немцев, венгров и турок, западные славяне только и могли, что быть сами разбитыми своими соседями. Причин разгрома западного славянства много, но общий знаменатель этих причин — славянская слабость, славянская бесхарактерность, и, как особенное горькое последствие бесхарактерности, склонность к разъединении, взаимной грызне».

Во всяком случае, если в славянах возможны какие либо мечты о великодержавной роли, то они немыслимы вне России. Это — со стороны национальной мощи. Что касается национальной культуры, то, при всех своих бедственных условиях, Россия идет в этом отношении вперед славянства во всех отношениях Россия имеет право сказать славянство — это я. Не нам приходится искать у западных славян, а им у нас» (М. О. Меньшиков.

Хотят мелкие славяне жить с нами в единении и дружбе — хорошо. Мы против этого ничего не имеем. Не хотят, — не нужно. Они нам не нужны. Мы без них ничего не теряли и не потеряем.

«Политика России должна быть только национальной, а это значит, что она должна быть не славянской, а только русской, т. е., политикой национального эгоизма. Более того, политика России часто будет оказываться антинациональной, если она будет непременно славянской. Наша политика должна быть славянской лишь постольку, поскольку этого требуют наши чисто национальные интересы».

«Все без исключения славяне думают только о себе, только о своих собственных интересах. Каждый из славянских народов по-своему устраивает свою судьбу. Это их дело. Но будем же и мы, русские, думать только о себе, заботиться только о наших русских, национально-государственных интересах. Все западные и южные славяне — глубочайшие националисты. Будем же и мы в политике только националистами.

Национальная политика прежде всего и главнее всего в том и заключается, чтобы все нации собрать в одно государство. И если для заключения между Росшей и Германией тесного союза придется пожертвовать интересами чехов и прочего западного (но не южного) славянства, мы, ни на минуту не задумываясь, должны это сделать, как делают ныне поляки и чехи». (А. И. Савенко).

Дальнейшие наши отношения к славянам должны быть таковы. Россия была, есть и будет одна, сама в себе. Политика Великого Монарха — националиста, Александра III, — политика полной свободы от всяких союзов — есть самая великая и разумная политика. Все союзы с Германией, Францией, Англией и проч. ведут только к тому, что союзные державы нашими руками загребают жар. Когда же мы находимся в тяжком положении, то наши союзники только ухмыляются и в душе радуются.

Россия должна быть сама для себя. М. О. Меньшиков прав, говоря, что нашему национальному мотовству пора положить предел. Пора нам бросить проливать нашу кровь за братушек, в Китае, Персии и проч. А вместе с тем пора нам уметь защищать наше национальное достоинство и не церемониться разгромлением 30—40 китайских, персидских и прочих поселков за каждую русскую голову, погибшую от руки китайских и персидских злодеев. Пора нам привлекать к ответственности и тех русских, выживших из ума правителей, которые, по своему скудоумию; шлют на убой ничтожные численно и заведомо подлежащие убою русские войска.

Нашими родными кровными являются обитатели Галичины и Угорщины. За их освобождение от польского и жидовского ига мы не только можем, но и должны пролить кровь. А еще лучше обменять их на совершенно ненужную злейше враждебную Польшу. Ей лучше будет под покровительством Пруссии, а наши братья пускай возвратятся к нам.

Ближайшими нашими кровными являются остальные славяне. Нам приятно быть с ними в добрых отношениях, но проливать нашу кровь за освобождение аннексированных боснийцев и герцеговинцев глупо и бессмысленно.

На нас посыпались громы и молнии за то, что мы не вступили в бой с Австрией, за аннексируемых боснийцев и герцеговинцев и вооружавшихся сербов. А знают ли славяне, кто нас поддерживал во время японской войны? Кто нас снабдил судами и проч? Крейсера говорят, оказались негодными. Это вина не немцев, продавших суда нам, — а тех русских, которые покупали и принимали их, и имена которых, к сожалению, остались неизвестными.

Желают братья — славяне — чехи, болгары, сербы, черногорцы и проч. с нами быть в добрых отношениях — отлично; но бежать к ним с распростертыми объятьями — глупо. Россия по своему положенью во всех отношеньях стоит так высоко, что славянские народы должны заискивать в ней, уважать и почитать ее, а не мы, русские, к ним бежать. Особенно пускай Сербия попомнит и поразмыслит. Съезд славянских журналистов в Белграде летом 1911 г. Ни один порядочный русский не должен теперь являться в Сербию без того, чтобы Сербия десять раз искупила свою тяжкую предумышленную вину, свой наглый поступок. Ни один серб не смеет явиться в Россью, пока сербская подлость на съезде не будет искуплена десятирицею.

С давних пор Россия с распростертыми объятьями принимала всех переселенцев славян, армян и прочих в Россию. Довольно. Эта политика должна быть прекращена навсегда. Все эти переселенцы в России остаются прежними армянами и прочими. Этого впредь не должно быть. Кто желает быть в России, тот должен стать русским. Россия для русских. Кто не желает быть русским, тот должен оставить России. Господа евреи, немцы и прочие, подумайте!

Еще одно слово. Теперь завелась мода ездить с визитами и на съезды к разным славянам. Мило. Нельзя ли, господа русские ораторы, поосторожней говорить от имени России, — ибо неосторожные и вдохновленные шампанским слова легко могут быть опровергнуты трезвыми заявлениями протеста в газетах.

Смотреть оригинал на Яндекс Фотках

Материал создан: 22.12.2015



случайный русский баннер
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта