Я русский

что значит быть русским человеком

Я русский

Подвиг народа в декабре 1941 года

1 декабря 1941 года

Немцы начали «заключительное» массированное наступление на Москву.

В этот день они неожиданно прорвали оборону советских войск в районе Наро-Фоминска и устремились севернее вдоль шоссе на Кубинку, к автомагистрали Минск-Москва, и южнее в направлении Мачихино, к Киевскому шоссе. Немецкие танки уже пошли к столице прямо по Можайскому шоссе, но их остановили на первом рубеже. В районе северо-восточнее и юго-западнее Звенигорода немцы вклинились в нашу оборону на 1,5–4 километра, к исходу дня овладели деревней Акулово и вышли в район Юшково. К 4 декабря этот прорыв был полностью ликвидирован. На полях боев немцы оставили 10 тысяч человек убитыми, 50 разбитых танков и много другой техники.

45-летие встретил великий русский полководец Георгий (Егор) Константинович Жуков (1896–1974), ставший Маршалом Советского Союза, четырежды Героем Советского Союза. Он был разным и, далеко неоднозначным, человеком. Мог перед строем расстрелять нескольких трусов и паникеров, а мог перед тем же строем наградить храбреца, сняв с мундира свой орден. Перед большим внезапным наступлением, когда не было времени на разминирование и нельзя было привлекать внимание вылазками саперов, Жуков приказывал пускать по минным полям пехоту: солдаты, подрываясь, своими телами указывали, где есть проход. Затем уже шли танки. Но авторитет был колоссальный: если на фронт прибывал Жуков, все оживлялись: предстоит наступление, и наступление победоносное. Жуков – единственный из военачальников, который осмеливался возражать Сталину и отстаивать свою точку зрения. Сталин снял его за это 30 июля 1941-го с поста начальника Генштаба, но после того, как Жуков провел первую удачную в Великой Отечественной войне и стратегически важную операцию по ликвидации Ельнинского выступа (в сентябре), стал бросать его на спасение самых уязвимых участков фронта.

Генерал армии Георгий Жуков на одном из участков фронта.

В то же время Жуков вывез из поверженной им Германии несколько вагонов трофеев (194 предмета мебели, 323 шкурки ценных мехов, 44 ковра и гобелена, 20 уникальных охотничьих ружей, 4 000 метров тканей, 713 предметов столового серебра, 820 предметов столовой и чайной посуды, 60 музейных картин и т. д. и т. п.), что стало поводом для Сталина, сняв его с постов, услать за Урал. Жуков мог в записке Жданову написать, что вещи куплены им для оформления Домов офицеров, а остальное подарено друзьями. Он мог в период массовых репрессий горячо «поддерживать линию партии» и подсказывать имена «недобитых врагов», а мог и вступиться за невинно арестованного. Но ничто не способно умалить роль его личности в советской истории, поскольку победителей, действительно, не судят. После войны Георгий Константинович был главкомом Группы советских войск в Германии и главнокомандующим Советской администрации по управлению Советской зоны оккупированной Германии. Затем – в годы опалы – командовал войсками Одесского и Уральского военных округов. После смерти Сталина был министром обороны СССР, а в марте 1958 года его уволили в отставку с правом ношения военной формы. Его широкую грудь по достоинству украшали 6 орденов Ленина, 2 ордена «Победы», 3 ордена Красного знамени, 2 ордена Суворова 1 степени, орден Октябрьской Революции, тувинский орден Республики и 15 медалей СССР. Кроме этого – звезда Героя Монголии и 17 иностранных орденов и медалей, включая французский орден Почетного легиона. Жуков был награжден Почетным оружием с золотым изображением Государственного герба СССР. По наградам в СССР его «обошел» только Леонид Брежнев.

2 декабря 1941 года

К исходу дня немцы вклинились в оборону советских войск южнее Наро-Фоминска на 8–9 километров. Разведывательный немецкий батальон проник в Химки, но на следующее утро был изгнан оттуда несколькими танками и отрядом наскоро мобилизованных жителей города.

Соединения 2-й танковой армии Гудериана предприняли последнюю попытку овладеть Тулой ударом с востока, перерезали связывавшие город с Москвой железную и шоссейную дорогу. Одновременно немцы начали наступление севернее Тулы с запада. Для Тулы день 3 декабря был самым критическим: городу угрожало полное окружение, немцы уже были в 15 километров севернее Тулы на участке железной дороги Серпухов-Тула.

3 декабря 1941 года

Комиссар партизанского отряда Николай Петрович Воден, до войны работавший в горкоме ВКП (б) города Речица Гомельской области, написал письмо в ЦК ВКП (б) под заголовком «Заметки о причинах наших поражений»: «Написано в период с августа по конец ноября 1941 года на основе личных наблюдений во время жизни в оккупированных областях (Гомельской, Орловской), бесед с красноармейцами, крестьянами, рабочими 1. Массовое дезертирство, сдача в плен – есть нежелание воевать. Все это в своей основе имеет мотивировку «хуже не будет». Крестьяне говорят, что налоги в 1941 году были увеличены в 4–5 раз, а личные доходы (приусадебные участки, побочные заработки) – урезаны до минимума. Платить было нечем. В подавляющем большинстве колхозов никогда не получали на трудодень больше 500 граммов зерна, меньше этого – очень часто. Кроме того, принудительные хлебозакупки, с каждым днем растущие поставки молока – дело дошло до доения овец. Сидишь полуголодный и оборванный, а сверх всего «над нами еще и насмехаются: вы, мол, живете счастливо и зажиточно»… Многие крестьяне угнетены отменой бесплатного образования. Они мечтали видеть своих детей образованными и во имя этого многое терпели… Рабочие высказывают недовольство законом о судах за опоздания на работу (то есть, фактическим закрепощением), беспрерывным ростом норм выработки и столь же беспрерывным снижением реальной зарплаты. Никакой, даже высококвалифицированный рабочий не в состоянии прокормить семью… 2. До сих пор народ был уверен в нашей военной мощи и непобедимости, а тут вдруг увидел, чего стоит эта мощь, и пришел к выводу: нас обманули, предали и продали. Цифрам немецких потерь не верят, ибо люди видели, как на их глазах шли бои, и советские войска несли потери во много раз больше. Сказалась также бездарность многих наших генералов и, очевидно, отсутствие стратегического плана войны на нашей территории. Это заметно, например, по неумению противопоставить что-нибудь немецкой тактике окружения, по отсутствию организованности и элементарного порядка в частях… Особенно невыгодное для нас впечатление у населения оккупированных районов от пунктуальности немцев: их четкости при передвижении, везде таблички, без конца связные. Отстала машина, сразу же туда мчится связной: что случилось? Немцы очень берегут жизнь солдата: пока самолеты, орудия не пробомбят каждую ямочку, немецкий солдат не высунет носа из окопа. Поднимается в атаку под прикрытием танков. А мы атакуем без орудийной подготовки, без танков, с одним станковым пулеметом на батальон. Некоторые выводы. 1. Мнение «хуже не будет» появилось потому, что руководители страны забыли (или совсем не учли) то обстоятельство, что социализм, который мы строим, придется защищать руками данного поколения. Поэтому надо было обеспечить этому поколению минимум житейских благ, чтобы оно шло защищать не только будущее (за него мы и так уже пролили много крови), но и сегодняшнюю более-менее сносную жизнь. Ее-то мы и не имели, зато имели многочисленные трудности (или, проще сказать, голодовки) при неясной перспективе на лучшее. 2. Стала очевидной плохая работа НКВД, оторвавшегося от масс и ставшего не только над ними, но и над партийными организациями. Поэтому НКВД не сумело… раскрыть германские планы внезапного нападения. Зато НКВД сумел вызвать… страх со стороны населения, которое не забыло 37–38 годы. 3. Печать, кино, радио воспитывало народ в духе «непобедимости, абсолютного технического и морального превосходства Красной армии» и т. д. Это было нужно, но не в такой степени. Печать заставляла верить, будто бы народ с восторгом приветствует «мудрые законы» о судах над рабочими, о платности образования, о доении овец и т. д. Печать позорно фокусничала, извращая мнение народа по поводу «дружбы» с германскими фашистами (в действительности же никто этой дружбы не одобрял). Выполняя приказы ЦК, газеты доказывали одно время, что агрессоры – Германия, Япония, затем ими стали Англия и Франция, потом опять Германия… И последние «перлы», выдаваемые нашей печатью. «У немцев армия голодает» (это после того, как мы им возили хлеб, масло, а сами облизывались; после захвата гитлеровцами Украины!). «У немцев нет бензина, металла, основные кадры их армии уничтожены» (непонятно только, как они тогда дошли чуть ли не до Москвы?). По-моему, в дальнейшем надо вспомнить две вещи: первая – войны ведут не правительства, а народы; вторая – обмануть класс (а тем более народ) нельзя. Победить немцев без народа тоже нельзя».

Это письмо мы перепечатали почти целиком – как документ эпохи: о чем говорили, что думали люди в первые, самые страшные месяцы войны. Судьба самого Водена неизвестна. На все запросы родственников приходил ответ: в списках убитых, умерших от ран и пропавших без вести не значится. Письмо это обнаружила его дочь, разбирая бумаги умершей матери. Письмо передала матери после войны какая-то женщина, и, прочтя его, понимаешь, что такого человека сталинская система просто не могла оставить в живых.

30-летие встретил участник войны, рядовой Михаил Максимович Караваев, один из тех рядовых тружеников войны, кто нес на себе всю тяжесть лихого времени. Несмотря на обстрелы, метели и голод возил хлеб по «Дороге жизни». А потом дошел до Кенигсберга. Успел повоевать и с Японией, поэтому был демобилизован лишь в июле 1946 года.

5 декабря 1941 года

После того, как наши войска оттеснили противника на позиции севернее Кубинки и южнее Наро-Фоминска, сорвав его последнюю попытку прорваться к Москве, контрударами в районах Дмитрова, Яхромы, Красной Поляны (20 километров от Москвы) и Крюкова заставили немцев перейти к обороне, потеснили их в выступе северо-восточнее Тулы (немцы начали отход из выступа), началось контрнаступление Красной Армии под Москвой (по 7 января 1942 года). Советские войска насчитывали 720 тысяч человек против 800 тысяч у противника, 8 тысяч орудий и минометов против 10.400, 720 танков против 1.000, 1.170 самолетов против 615, 415 «Катюш». Контрнаступление начали 29-я и 31-я Калининского фронта по направлению к Калинину. Первые 10 дней, несмотря на упорные бои, армии не смогли опрокинуть противника. Перелом в пользу Калининского фронта произошел после того, как войска Западного фронта разгромили немецкую группировку в районе Рогачев – Солнечногорск и обошли Клин.

По одной из московских легенд, с утра 5 декабря немцы стояли на Волоколамском шоссе в 33 километрах от центра Москвы, до Химок наших войск не было (туда 2 декабря даже проник немецкий разведывательный отряд) и взвод солдат свободно доехал до станции метро «Сокол». Генерал-фельдмаршал фон Бок в 18.00 доложил Гитлеру о полном разгроме русских. Гитлер приказал той же ночью войти в Москву. Фон Бок попросил отсрочку до утра: солдаты измучены, к тому же наступила оттепель, и все промокли. Гитлер настаивал на исполнении приказа. Фон Бок созвал совещание, на котором решили нарушить приказ Гитлера и войти в Москву утром. Оставалась ночь. Группа наших солдат прошла с иконой Божией Матерью Казанской (с той самой, перед которой в Смутное время молился Дмитрий Пожарский, а в 1812 году – Михаил Кутузов) на западном фронте уже не существовавшей обороны, и произошло чудо: ночью ударил неслыханный мороз – минус 42 градуса. Мокрая форма немцев превратилась в лед. Матерь Божия не пустила фашистов в сердце России.

Полные трагизма и мужества дни обороны Москвы… Это о них с суровой жестокостью стихотворение танкиста Иона Дегена:
Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам еще наступать предстоит.

6 декабря 1941 года

В контрнаступление под Москвой (рубеж западнее Свердлова – Дмитров – Красная Поляна – река Нара) перешли войска Западного фронта под командованием Г.К.Жукова (30-я, 1-я ударная, 20-я, 16-я и 5-я армии – всего 100 дивизий). Фронт контрнаступления составлял уже 900 километров – от Калинина на севере и до Ельца на юге.

Позже Гальдер скажет, что 6 декабря 1941 года был «разбит миф о непобедимости немецкой армии». С наступлением лета Германия добьется новых побед, однако это не восстановит мифа об ее непобедимости.

Перед началом «окончательного» наступления на Москву Гитлер, обращаясь к солдатам Восточного фронта, писал: «Перед нами Москва! За два года войны все столицы континента склонились перед вами. Вы промаршировали по улицам лучших городов. Вам осталась Москва. Заставьте ее склониться, покажите ей силу вашего оружия, пройдите по ее площадям. Москва – это конец войны. Москва – это отдых. Вперед!»

Эсэсовец Христиан Хельцер в конце октября писал домой: «Когда вы получите это письмо, русские будут разбиты, мы будем уже в Москве, промаршируем по Красной площади. Мне и во сне не снилось, что я увижу столько стран. Надеюсь, что буду присутствовать также и на параде наших войск в Англии».

После 6 декабря солдат 32-го пехотного полка Адольф Фортгеймер отправил такое письмо: «Дорогая жена! Здесь ад. Русские не хотят уходить из Москвы. Они начали наступать. Каждый час приносит страшные для нас вести. Холодно так, что стынет душа. Вечером нельзя выйти на улицу – убьют. Умоляю тебя – перестань писать мне о шелке и резиновых ботинках, которые я должен был привезти тебе из Москвы. Пойми – я погибаю, я умру, я это чувствую».

Первыми в ВВС гвардейскими авиаполками стали 29-й, 129-й, 155-й и 526-й истребительные авиаполки, 215-й штурмовой и 31-й бомбардировочный авиаполки.

Экипаж танка младшего лейтенанта Ермолаева в одном бою уничтожил 5 противотанковых пушек, разрушил вражеский ДЗОТ, два блиндажа и истребил роту пехоты противника.

7 декабря 1941 года

Во время контрнаступления под Москвой войска Западного фронта освободили Яхрому, Михайлов и устремились по направлению на Венев, Сталиногорск, Епифань. Перешла в наступление фронтовая оперативная группа генерал-лейтенанта Ф.Я. Костенко, наносившая главный удар на Ливны; войска 13-ой армии ЮгоЗападного фронта завязали бои за Елец.

Штаб 3-й немецкой танковой дивизии, уже с 3 декабря подвергавшейся атакам войск 50-й армии, послал по радио панический запрос своему командующему Гудериану. Гудериан ответил: «Машины сжигать, самим отступать на юго-восток». 8 декабря на 2-ю танковую армию Гудериана обрушились дополнительные силы, угрожая отрезать пути отхода противника. Вся армия Гудериана начала поспешно отходить на Узловую и далее на Сухиничи, бросая тяжелое оружие, автомашины, тягачи и танки.

Наши лётчики на Южном фронте за двенадцать дней боевых действий сбили 82 немецких самолёта, уничтожили 147 вражеских танков, 86 орудий, 23 миномёта, 24 зенитных установки, более 2600 автомашин с пехотой и военными грузами и истребили свыше 8000 солдат и офицеров противника.

8 декабря 1941 года

Войска Западного фронта освободили подмосковные станции Крюково и Красную Пахру. В районе Крюкова шли особо ожесточенные бои. Двое суток штурмовали Крюково наши танкисты и кавалеристы, деревня несколько раз переходила из рук в руки. Сколько там наших солдат полегло – неведомо, но, во всяком случае, не как в песне: «Под деревней Крюково погибает взвод…»

Напряженные бои на северном участке Западного фронта не ослабевают ни днем ни ночью. Ожесточенные схватки происходят за каждый рубеж. Используя установившуюся зиму, наши войска начинают применять лыжи. Специальные отряды лыжников проникают в тыл противника и расстраивают его боевые порядки.

Медицинская сестра Масютина вынесла с поля боя 35 раненых бойцов с их оружием.

9 декабря 1941 года

Разведрота Николая Андреевича Моисеенко первой положила начало освобождению Тихвина от немецко-фашистских захватчиков. В ночь с 8 по 9 декабря врага выбили из Тихвина и отбросили на десятки километров в южном направлении. Фронт продвинулся на 100–120 километров, был сорван план фашистов по полной изоляции Ленинграда, 10 дивизий противника понесли тяжелые потери.

Бежавшие из фашистского плена сержант Будянский и красноармейцы Компанеец М., Капурин Г., Санкачев Т., Савченко И., Подгорный И., Бойко С. и другие рассказали о неслыханных зверствах, чинимых гитлеровцами над пленными красноармейцами и мирными жителями оккупированных районов: «Нас 4 дня держали в яме, не давали ни пищи, ни воды. Затем погнали в Кременчуг, а оттуда на станцию Павлыш. Изнемогавших расстреливали на дороге. В селе Знаменка немцы убили мальчика и ранили старуху за то, что они бросили кукурузу пленным красноармейцам. В одну из ночей нам удалась бежать. Пробираясь к своим, мы видели, как фашисты зверски расправляются с населением. В селе Яновка немцы забрали у населения весь хлеб, свиней коров, кур, гусей и домашние вещи. Когда немцы стали забирать у колхозницы, фамилию которой мы не запомнили, последнюю свинью, она заплакала. Тогда изверги закололи женщину штыком. В колхозе «Червоне село», зайдя во двор к колхознице, фашисты перестреляли из автоматов всех уток. Колхозница не выдержала и попросила их прекратить стрельбу. Её тут же расстреляли. В селе Тымми немцы убили мальчика за то, что он подошёл к немецким танкам. В селе Софиевка за убийство одного итальянского офицера фашисты расстреляли 50 женщин и детей».

12 декабря 1941 года

Геройский подвиг совершил красноармеец Сыплепов. В бою он поджёг бутылками с горючей жидкостью 2 немецких танка, уничтожил гранатами пулемётное гнездо вместе с расчётом и истребил 10 немецких солдат.

45-летие встретил участник 1-й мировой, Гражданской и Отечественной войн Василий Николаевич Гордов (1896–1950), командующий 21-й армией, Сталинградским фронтом, 33-й и 3-й гвардейской армиями. Герой Советского Союза, генерал-полковник. После войны арестован по сфальсифицированному уголовному делу и расстрелян.

30-летие встретил советский писатель Евгений Захарович Воробьёв

(1911–1990), во время войны служивший спецкором фронтовой газеты «Красноармейская правда».

13 декабря 1941 года

Советские войска подошли к Калинину и Клину и предложили немецким гарнизонам капитулировать. Те отклонили ультиматум, но поспешили отойти, успев поджечь множество зданий. В других местах отступление немцев походило больше на паническое бегство. Западнее Москвы и в районе Тулы дороги на протяжении многих километров были усеяны брошенными орудиями, грузовиками, танками, увязшими в снегу. Писатель Елена Ржевская, в те дни служившая переводчицей на фронте, вспоминала: «Отступление замерзающих, занесенных снегом полчищ походило на исход армии Наполеона. По дороге на фронт я видела откатившиеся от Москвы, брошенные, подбитые грозные танки Гудериана, раздавившие своими гусеницами Европу и угрожавшие Москве. Два немецких командующих соединениями умерли в те дни отступления. Командующий сухопутными силами Браухич был вынужден подать в отставку. Гудериан был отозван, подвергся опале. Гитлер признавался Геббельсу, что отступление его армии, понесшей поражение на подступах к Москве, было для него кошмаром и что, «прояви он (Гитлер) хоть на мгновение слабость, фронт превратился бы в оползень, и приблизилась бы такая катастрофа, которая наполеоновскую отодвинула бы далеко в тень». Именно к этому времени относится появление в советском фольклоре образа «зимнего немца», закутанного в украденные у мирных жителей женские платки, меховые горжетки и с сосульками, свисающими с красных носов.

Газета «Правда» опубликовала первую победную сводку Совинформбюро, в которой говорилось о провале попыток немцев окружить Москву и рассказывалось о первых успехах советского контрнаступления. Газета напечатала портреты генералов, выигравших сражение за Москву: Г.К. Жукова, Д.Д. Лелюшенко, В.И. Кузнецова, К.К. Рокоссовского, Л.А. Говорова, И.В. Болдина, Ф.И. Голикова, П.А. Белова и, между прочим, А.А. Власова. Как справедливо писал А.И. Солженицын, Власов был одним «из наиболее удачливых генералов начала войны, как командир 99-й стрелковой дивизии он отбил Перемышль и 6 суток удерживал город, эту дивизию 22 июня не застало врасплох; будучи позднее командующим 37-й армией под Киевом, он вышел из окружения и затем стал командующим 20-й армией под Москвой, которая и нанесла там первый удар».

Экипаж танка БТ-7 27-го бронетанкового дивизиона 20-й горно-кавалерийской дивизии, находясь в дозоре в 1,5–2 километрах от деревни Денисиха (район Кубинки), уничтожил три немецких танка Pz.III, причем два из них – тараном. Танк находился в засаде, на лесной опушке. Обнаружив вышедшие из леса два немецких танка, танкисты огнем пушки один подожгли, второй решили таранить.

Удар пришелся по ведущему колесу, у «тройки» лопнула гусеница. У танка БТ-7 мотор не заглох, и танкисты, протащив юзом вражеский танк, сбросили его с обрыва в реку. Затем БТ-7 вернулся на исходную позицию. В это время из леса вышел еще один Т-3 и остановился у первого подбитого «немца». У БТ-7 закончились бронебойные снаряды, и этот танк тоже решили таранить. При ударе у немца срезало ведущее колесо и лопнула гусеница, у БТ-7 заглох мотор. Заведя мотор с четвертой попытки, наши несколько раз стрельнули фугасными снарядами по немецкому танку «для убедительности», и вернулись на исходную.

В войну случаи тарана танков танками были не единичны, однако для тарана нашими танкистами использовались более тяжелые машины – Т-34 и КВ. Данный случай уникален. Он удивителен именно тем, что наши танкисты успешно таранили более тяжелого и лучше защищенного врага на довольно легкой (как по массе, так и по бронированию) машине.

Колхозники районов Тульской области, освобождаемых советскими войсками от немецко-фашистских захватчиков, помогают частям Красной Армии и советским партизанам громить противника. Так, группа колхозников деревни Брыково завалила снегом дорогу, по которой отступало подразделение немецких мотоциклистов. Немецкие мотоциклы на всём ходу врезались в снежный завал.

Огонь по врагу. 1941 год.

Фашисты побросали машины и разбежались, по окрестным лесам. 13 декабря неподалёку от посёлка Дубна колхозники, вооружившись вилами и кольями, напали на группу немецких солдат и обратили их в паническое бегство. Рабочие Коптевского совхоза, вооружившись винтовками и автоматами, отбитыми у немцев, вместе с красноармейцами одной из частей участвовали в бою, в котором было истреблено много немцев.

15 декабря 1941 года

Чтобы отрезать немцам пути отхода из Клина, в ночь на 15 декабря в район Теряевой Слободы был выброшен воздушный десант (415 человек). Десантники перехватили дорогу на Теряеву Слободу, уничтожили мосты, разрушили линии связи. Бросая технику, противнику пришлось отступать по проселочным дорогам. Лишь отдельным группам удалось прорваться из Клина на запад. К сожалению, это была едва ли не единственная операция такого рода в период первого этапа контрнаступления советских войск под Москвой.

При выполнении боевого задания погиб советский военный летчик, лейтенант авиации Георгий Терентьевич Невкипелый (1913–1941), выпускник Качинской военной авиашколы, участник советско-финляндской и Великой Отечественной войн. Командир эскадрильи 65-го штурмового авиаполка (Московская зона обороны), он под Москвой совершил 29 боевых вылетов, уничтожил несколько вражеских танков, 250 автомашин с пехотой и сжег 7 самолетов противника. Посмертно присвоено звание Героя Советского Союза.

Войска генерала Лелюшенко за один день боёв с противником захватили 8 немецких танков, 6 орудий, 16 пулемётов, 58 автомашин и другие трофеи.

Десять красноармейцев под руководством младшего политрука Полянского в одном бою уничтожили 75 фашистов, потеряв при этом трёх человек ранеными.

Газета «Правда» публикует:

«Замечательный фильм о параде увидит вся страна. Двенадцать дней на экранах девяти крупнейших кинотеатров Москвы с огромным успехом демонстрируется кинофильм «Парад наших частей на Красной площади в Москве 7 ноября 1941 года». Фильм вызывает восторг зрителей. Кинозалы переполнены. За 11 дней кинотеатры, в которых демонстрируется этот фильм, посетило около 300.000 москвичей. К 12 декабря было отпечатано 300 экземпляров картины… В Ленинград, Куйбышев. Тбилиси, Новосибирск отправлены контртипы фильма для размножения копий картины на месте и рассылки на периферии; из Новосибирска в восточные районы, из Тбилиси – в республики Закавказья. Комитет по делам кинематографии принимает меры для широкого распространения фильма по всей стране».

17 декабря 1941 года

В результате боёв в районе Ясной Поляны наши бойцы захватили 11 немецких танков, бронемашину, 119 автомашин, 9 легковых машин, 16 мотоциклов, 208 велосипедов, 37 орудий, 43 пулемёта, 21 миномёт, 46 повозок с лошадьми, один самолёт, 48300 снарядов, 55 ящиков мин и 150000 патронов.

Героем Советского Союза стал выдающийся советский летчик Александр Петрович Силантьев (1918–1996), участник войны, совершивший к декабрю 1941 года 203 боевых вылета. В 35 воздушных боях сбил 8 вражеских самолетов. После войны, окончив две военных академии, служил заместителем главкома ВВС. Маршал авиации.

Наши артиллеристы подбили вражеский танк. Фашистские танкисты выбрались из машины и пытались скрыться в лесу. Красноармеец-связист Помосов под ураганным огнём артиллерии противника подбежал к танку, вскочил в люк и, повернув башню, меткими пулемётными очередями расстрелял убегающих фашистов.

18 декабря 1941 года

На подступах к Волоколамску, у села Горюны принял последний бой танкист, старший лейтенант Дмитрий Федорович Лавриненко (1914–1941). Атаковав прорвавшегося через наши позиции противника, он уничтожил свой 52-й немецкий танк, 2 противотанковых орудия и до полусотни немецких солдат. В тот же день, уже после боя, Дмитрий Лавриненко был сражен осколком мины.

За два с половиной месяца ожесточенных боев герой-танкист принял участие в 28 схватках и уничтожил 52 гитлеровских танка. Он стал самым результативным танкистом в Красной Армии, но не стал Героем. 22 декабря 1941 года был награжден орденом Ленина.

Уже в мирное время многочисленные представления к награде героя на самых высших уровнях (маршал Катуков, генерал армии Лелюшенко) возымели действие на чиновничью рутину. Указом Президента СССР от 5 мая 1990 года за мужество и героизм проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками Лавриненко Дмитрию Фёдоровичу присвоено звание Героя Советского Союза посмертно.

Газета «Правда» публикует:

«Прорвав линию обороны противника в районах Алексин – Таруса – Волковское, части командира Захаркина повели наступление на широком участке фронта. За истекшие сутки нашими войсками освобождено от фашистских захватчиков до 60 населенных пунктов. Отступающие в панике немецкие звери, покидая деревни, сжигают дома, расстреливают мирных жителей, истязают стариков и детей, пытают раненых красноармейцев. В селе Спасское фашистские бандиты расстреляли 10 раненных красноармейцев. В деревне Ракитино немцы устроили зверскую расправу над председателем местного сельсовета Еленой Савельевной Ширяевой. Собрав все население деревни, немцы повесили Ширяеву за ноги и долго глумились над ней. При попытке Ширяевой освободить петлю, фашистские изверги отрубили ей руки и на ее глазах застрелили малолетнего сына Ширяевой».

20-летие встретил участник советско-финляндской и Отечественной войн Юрий Владимирович Никулин (1921–1997), ставший затем выдающимся русским артистом цирка и кино, великим клоуном, народным артистом СССР, Героем Социалистического Труда.

19 декабря 1941 года

В бою близ подмосковной Рузы погиб 38-летний командир кавалерийского корпуса, генерал-майор, Герой Советского Союза Лев Михайлович Доватор (1903–1941). В начале войны он командовал кавалерийской группой, совершил несколько рейдов по тылам противника, дезорганизовывая его оборону. Во время Московской битвы командовал гвардейским кавалерийском корпусом, отличившимся беспримерной доблестью в тяжелейший период обороны Москвы осенью-зимой 1941 года. Во время одного из боев 19 декабря 1941 года в районе подмосковной Рузы казаки залегли; вот-вот захлебнется их атака. И тогда, спешившись, Доватор по-пластунски пополз в цепь бойцов. В морозном воздухе громко прозвучал его голос: «Коммунисты – вперед!». Генерал встал во весь рост, и тут вдруг раздался шквальный огонь вражеских пулеметов. Через день (21 декабря) ему посмертно присвоили звание Героя Советского Союза.

Противник с рассветом после сильной артиллерийской и минометной подготовки возобновил наступление на Севастополь. Непрерывные бои с возрастающей силой продолжались весь день. Защитники города сопротивлялись отчаянно. Так, на участке 8-й бригады морской пехоты в боях погибли начальник штаба бригады майор А. К. Кернер, командиры рот капитан С. С. Слезников и старший лейтенант Д. Ф. Федоров. Тяжелое ранение получил командир бригады полковник Е. И. Жидилов.

Газета «Правда» публикует:

«Юго-Западный фронт. Отступя под напором наших частей, немцы взяли с собой старика-колхозника тов. Спиридонова и предложили ему показывать дорогу. Спиридонов ночью вывел немцев из села и заявил: «Не знаю дороги, запамятовал…» Фашисты-варвары расстреляли Спиридонова – доблестного русского патриота. Народ наш не забудет его подвига, его беспредельной любви к родине».

20 декабря 1941 года

Красная Армия после кровопролитных боев освободила Волоколамск. На центральной площади города стояла виселица. С нее уже успели снять тела: местные жители рассказали, что казненные провисели месяц – немцы не разрешали хоронить их.

Во время месячной оккупации города фашисты заживо сожгли 126 пленных солдат, расстреляли и убили 86 мирных граждан, повесили восьмерых комсомольцев из Москвы, разрушили и сожгли семь промышленных предприятий, около 100 жилых домов и учреждений.

Восемь красноармейцев-разведчиков во главе с командиром взвода Карамендиновым проникли в тыл противника и организовали засаду у дороги. Вскоре показались 4 автомашины с 80 немецкими солдатами. Отважные советские воины, забросав противника гранатами, истребили свыше 20 фашистов. Уничтожив в завязавшейся перестрелке ещё несколько немцев, разведчики умело вышли из боя и без потерь вернулись в свою часть.

21 декабря 1941 года

Войска правого крыла Западного фронта достигли рубежа рек Лама и Руза, где до 25 декабря вели бои с противником. Подвижная группа 50-й армии ворвалась в Калугу и завязала уличные бои с немецким гарнизоном.

45-летие встретил выдающийся советский военачальник, легендарный полководец Отечественной войны Константин Константинович Рокоссовский (1896–1968), вошедший в число первых творцов нашей победы. Войска под его командованием отличились в Смоленском сражении, битвах под Москвой, Сталинградом, Курском и в других операциях. Дважды Герой Советского Союза, Маршал Советского Союза и Маршал Польши. Был министром национальной обороны и заместителем председателя Совета Министров Польши, заместителем министра обороны СССР. Награжден 7 орденами Ленина, 6 орденами Красного Знамени, высшим военным орденом «Победа».

22 декабря 1941 года

Каждый день рос боевой счет снайпера 54-го стрелкового полка (25-я стрелковая дивизия (Чапаевская), лейтенанта Людмилы Михайловны Павличенко (1916–1974). А всего к июлю 1942 года она уничтожила 309 гитлеровцев. За время оборонительных боёв подготовила десятки хороших снайперов, которые, следуя её примеру, истребили не одну сотню гитлеровцев. Звание Героя Советского Союза ей было присвоено 25 октября 1943 года. Ее именем названа улица в Севастополе.

В бою за деревню Харино советский танкист тов. Фомичёв гусеницами своего танка уничтожил противотанковое орудие противника и около 160 немецких солдат. Танк тов. Пугачёва подавил в этом же бою 2 противотанковых орудия и истребил 90 немецких солдат и офицеров. Командир танка старший сержант Баранбай метким огнём уничтожил 4 немецких автомашины, 4 пулемёта и взвод вражеской пехоты.

Героические советские женщины, помогая Красной Армии уничтожать немецко-фашистских захватчиков, вступают в ряды дружинниц Красного Креста. Только московскими областными организациями Красного Креста за время войны подготовлено на курсах 3.000 дружинниц и медицинских сестёр. Большинство из них успешно работает в штабах МПВО, на фронте, в санитарных поездах и госпиталях.

Недавно фашистские самолеты сбросили бомбы на санитарный поезд № 100. Дружинницы, невзирая на грозящую опасность, вынесли из вагонов тяжело раненных бойцов и укрыли их в лесу. Дружинница Вера Исаева прикрыла раненого бойца своим телом от осколков вражеских бомб. Будучи сама ранена, тов. Исаева продолжала спасать бойцов. Дружинницы Клинского района Маруся Кариванова, Клавдия Рогожина и другие спасли жизнь 50 человекам, вынеся их из горящего дома. Так же самоотверженно работают дружинницы Дмитровского района, Московской области, Уткина, Чекунова, Широкова, Емельянова и многие другие патриотки советской страны.

23 декабря 1941 года

В течение нескольких дней 350-я стрелковая дивизия Калининского фронта вела тяжелые бои у Селижарово, что к северу от Ржева. Участница тех боев Т.Пилипенко так описывала совершенно неподготовленный бой своей дивизии: «Винтовки не стреляли (с них не успели снять заводскую смазку), а немцы вели плотный огонь из пулеметов. Крики, мат, проклятия… Командир был глуп и упрям, гнал батальон за батальоном… Спросите у тех, кто поднимался из окопов, что они кричали (уж точно – не здравицы вождю. А некоторые слова и писать неудобно)».

50-летие встретил известный белорусский партизан Минай Филиппович Шмырев (1891–1964), ставший во время Отечественной войны организатором партизанского движения в Белоруссии. В его отряд входили рабочие-картонажники, а сам Шмырев после отряда командовал партизанской бригадой (1-й Белорусской) и работал в Центральном штабе партизанского движения, за что был удостоен звания Героя Советского Союза, четырех орденов Ленина и стал почетным гражданином Витебска.

Газета «Правда» публикует:

«Захватив Латвию, немцы ждали кроткого послушания от латвийского народа. Но оккупанты жестоко просчитались. Латвийские солдаты и офицеры дрались плечо к плечу с бойцами и командирами Красной Армии против немецких захватчиков. Латыши приняли участие и в боях под Москвой. Латвийская дивизия показала, на что способны люди этого замечательного гордого и свободолюбивого народа».

24 декабря 1941 года

Калининский фронт. Бойцы и командиры показывают в ожесточенных боях образцы героизма, отваги, воинской доблести.

Старший лейтенант Ромадин пробрался с пятнадцатью бойцами во вражеский тыл. Он обнаружил немецкий обоз, возле которого скопилось до 70 солдат. Ромадин со своими бойцами незаметно подкрался к неприятелю. С расстояния 150 метров был открыт огонь из автоматов и винтовок. Было убито 15 фашистских солдат, остальные разбежались. Наша группа потерь не имела.

Младший командир Токарев и красноармеец Сидоров под градом пуль подползли к сараю, где был установлен вражеский пулемет. Отважные советские воины забросали немцев гранатами и уничтожили весь пулеметный расчет. Командир взвода той же части тов. Туховлен с группой бойцов пробился во время атаки к блиндажу, где находились немцы. Красноармейцы забросали врага гранатами, уничтожили четырех фашистов и захватили пулемет.

Командир отделения коммунист Иванов, дважды раненый, все же не оставил поля боя, и лишь после третьего ранения был эвакуирован. Сержанту комсомольцу Чуеву было поручено проложить линию связи. В пути на Чуева и красноармейца Хиллеса напали фашистские автоматчики. Чуев приказал Хиллесу доставить кабель в подразделение, а сам стал отстреливаться от наседавших врагов. Он был ранен в ногу. Перетянув ее ремнем, продолжал стрелять. Немцы окружили Чуева, когда у него были уже на исходе патроны, и предложили сдаться. Предпочитая смерть позору плена, герой-связист выпустил последний патрон себе в висок.

26 декабря 1941 года

Началась Керченско-Феодосийская десантная операция – первая значительная десантная операция советских войск во время Великой Отечественной. Корабли Черноморского флота, Азовской военной флотилии с 26 по 31 декабря высадили на севере и востоке Керченского полуострова около 40 тысяч человек, 43 танка, 434 орудия и миномета. Керченская группировка противника составляла 25 тысяч человек – основные немецкие силы в Крыму были сосредоточены под Севастополем. Первоначальная сила удара наших войск была внушительной. Вместе с частями Крымского фронта десантники продвинулись на запад более чем на 100 километров и уже 30 декабря освободили Керчь и Феодосию.

Газета «Правда» публикует:

«Герой Советского Союза капитан Басов, выполняя боевую задачу, своим танком протаранил 4 тяжелых и 7 легких танков противника, раздавил гусеницами замаскированный самолет, уничтожил до сотни фашистов. Немцам удалось поджечь машину героя. Не покидая горящего танка, экипаж продолжал наносить удары по врагу и погиб смертью храбрых вместе со своим бесстрашным командиром».

Огромную помощь войскам оказывали медработники. Вынесла с поля боя и оказала первую помощь 40 раненым в этот день санитарка 4-го батальона 7-й бригады морской пехоты Лидия Нозенко. Санинструктор Наташа Лаптева вынесла с поля боя более 30 раненых с оружием, а всего за четыре дня боев -90 (!) человек. Геройски вела себя медсестра саперного батальона Клава Щелкунова. Попав в окружение с группой раненых, девушка смело вступила в схватку с фашистами и сумела вывести раненых в расположение части.

25-летие встретил советский военный летчик Николай Фёдорович Кузнецов (1916–2000), ставший затем Героем Советского Союза, Заслуженным военным лётчиком СССР, доктором военных наук, генерал-майором авиации, начальником Центра подготовки космонавтов.

Контрнаступление советских войск в битве под Москвой. Бойцы в маскхалатах идут в атаку в подмосковной деревне, занятой немецко-фашистскими войсками.

27 декабря 1941 года

Героем Советского Союза стал младший лейтенант Николай Васильевич Оплеснин (1914–1942), участник войны. Помощник начальника оперативного отдела 111-й стрелковой дивизии (52-я отдельная армия), он, находясь в окружении 20, 25 и 29 сентября 1941 года преодолевал вплавь Волхов (Новгородская область), проводил разведку местности, чем способствовал выходу из окружения всей своей дивизии. Погиб в бою.

Пулемётчики подразделения младшего лейтенанта Шандура в одном из боёв истребили 100 вражеских солдат и захватили 5 автомашин, несколько мотоциклов и 30000 патронов. На другой день бойцы подразделения Шандура захватили ещё 26 автомашин, средний танк, 2 тягача, тяжёлое орудие, 3 пулемёта и большое количество боеприпасов.

28 декабря 1941 года

К 28 декабря старший летчик 3-й авиационной эскадрильи 57-го штурмового авиационного полка 8-й бомбардировочной авиационной бригады ВВС Краснознамённого Балтийского флота младший лейтенант Алексей Ефимович Мазуренко (1917–2004) выполнил 45 боевых вылетов. Лично и в группе уничтожил 10 танков, 18 бронемашин, 115 автомашин, 1 тяжелое орудие, 9 орудий полевой артиллерии, 14 зенитных орудий, 17 зенитных пулеметных точек, 22 повозки, 10 цистерн, много живой силы врага. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 октября 1942 года летчику присвоено звание Героя Советского Союза.

Телефонистка Ульяна Потапенко под огнем противника устраняет повреждение линии.

С января 1944 года и до конца войны – командир 7-го гвардейского штурмового авиационного полка 9-й штурмовой авиационной дивизии ВВС Краснознамённого Балтийского флота. К 17 августа 1944 года совершил 202 успешных боевых вылета. Потопил лично 8 кораблей противника (5 транспортов и 3 тральщика) и 22 – в составе группы (6 транспортов, 6 тральщиков, 1 сторожевой корабль, 2 быстроходные десантные баржи, 7 сторожевых катеров). Также уничтожил большое количество боевой техники на суше лично и в составе группы – 21 танк, 185 автомашин, 18 бронемашин, 33 зенитных автомата, 9 полевых орудий, 33 повозки и другая техника. 5 ноября 1944 года гвардии подполковнику А.Е.Мазуренко присвоено звание дважды Героя Советского Союза.

30-летие встретил участник советско-финляндской и Отечественной войн, советский военный летчик Евгений Петрович Федоров (1911–1993). Успешно наносил бомбовые удары по скоплениям вражеских войск в Крыму, стал дважды Героем Советского Союза, генерал-майором авиации.

25-летие встретил участник боев на реке Халхин-Гол и Отечественной войны Василий Андреевич Воронин (19161944), ставший затем Героем Советского Союза, гвардии майором. Командир батальона 37-го гвардейского стрелкового полка (Центральный фронт), он в конце сентября 1943 года в боях по освобождению Черниговской области выбил противника из 6 населенных пунктов, подбил 3 танка, быстро форсировал Днепр, захватил плацдарм, в ожесточенных боях расширил его и удержал до подхода основных сил полка. Герой умер от ран.

29 декабря 1941 года

25 декабря 1941 года началась Феодосийско-Керченская десантная операция, которая ставила своей целью помощь войскам осаждённого Севастополя, и, по возможности – его деблокирование. 26 декабря были высажены тактические десанты на Азовском побережье, а с утра 29-го – внаглую, швартуясь у причалов захваченной фашистами Феодоссии, на глазах у немцев, крейсера и транспорты начали высадку передового отряда десанта прямо в порт оккупированного города. Чуть раньше этого, в 3.30 ночи, с подводной лодки Д-5 «Спартаковец» был высажен Коктебельский десант. Одновременно с Коктебельским десантом планировалась высадка в н.п. Сарыголь, однако, из-за отсутствия плавсредств Сарыгольский десант был отменён.

Коктебельский десант считался отвлекающим – разведгруппе моряков была поставлена задача связать боем гарнизон Коктебеля, чтобы тот не смог оказать никакой помощи немецким и румынским войскам в районе Феодоссии. В десант набирали только добровольцев. Как вспоминал впоследствии один из участников высадки: «Выжить никто из нас тогда особо не надеялся, но очень уж хотелось помочь братишкам в Севастополе».

Вражеский гарнизон Коктебеля, опасаясь новой высадки в своём районе, занял оборону и не предпринимал никаких активных действий, чего собственно и добивались черноморцы. К исходу 1-го января советские войска, развивая наступление, дошли до Коктебеля и краснофлотцы получили возможность влится в состав основных сил. На тот момент в живых оставалось около десяти человек, почти все получили ранения. 2 января наступление наших войск остановилось, и раненые бойцы были отплавлены в тыл. До конца войны дожили трое участников этого десанта – Г.Д.Грубый, М.Е.Липай и, видимо, – В.Осиевский. После войны, в честь подвига героев-моряков центральная улица пгт. Коктебеля (он же – Планерское) была переименована в улицу Десантников.

Коктебельский десант полностью выполнил задачу – минимальными силами он сковал гарнизон противника и не дал тому ни выступить на помощь своим войскам на Керченский полуостров, ни какими-либо другими действиями по

мешать нашим войскам, проводящим Феодосийско-Керченскую десантную

операцию. К сожалению, ситуация на момент конца 1941 года всё ещё была такой, что приходилось массово прибегать к операциям типа «отвлекающих десантов», в которых шансы участников выжить стремились к нулю.

30 декабря 1941 года

Красная Армия после ожесточенных боев освободила Калугу. На рассвете советские войска штурмом овладели вокзалом, который был превращен немцами в крепость. Немцы дрались отчаянно упорно.

За время оккупации и боев в городе были разрушены почти все промышленные предприятия, 495 зданий культурно-бытовых учреждений, 445 жилых домов. Немцы разграбили дом-музей К.Э.Циолковского, уничтожили архив ученого, растащили модели ракет.

Красноармейцы-повара Чадин и Иванов были окружены десятью немецкими автоматчиками. Смелые красноармейцы вступили в бой с врагами. Тов. Чадин заколол штыком 3 немецких солдат, а тов. Иванов застрелил офицера, остальные враги обратились в бегство.

31 декабря 1941 года

Войска Западного фронта освободили город Белев.

К 31 декабря Красная Армия с начала войны потеряла 2993803 человека убитыми и 1314291 ранеными (всего 4308094 человека). В плен попало, по одним данным, 2 миллиона человек, по другим – 3,9 миллиона. Погиб практически весь первый стратегический эшелон – наиболее подготовленные кадровые войска. Кроме того, Красная Армия лишилась более 6 миллионов единиц стрелкового оружия (67 процентов того, что имелось на 22 июня 1941 года), 20 тысяч танков и самоходных артиллерийских установок (91 процент), 100 тысяч орудий и минометов (90 процентов), 10 тысяч самолетов (90 процентов), общие потери боеприпасов составили 24 тысячи вагонов.

Немцы за этот же период потеряли на Восточном фронте 750 тысяч (по другим данным 830 тысяч) убитыми и ранеными.

На Ленинградском фронте отделение старшего сержанта Зафорожана атаковало две вражеские деревоземляные огневые точки и уничтожило несколько десятков находившихся в них немецких солдат. В бою за деревню Новосёлки отделение захватило 4 противотанковых орудия противника и немедленно открыло из них огонь по отступающему неприятелю. Метким огнём уничтожено около роты немецких солдат и офицеров.

В Центральную Россию в декабре пришли сильные морозы – температура доходила до минус 42 градусов, к тому же был сильный ветер. В немецких войсках распространяли «Памятку о больших холодах» со множеством советов: «Нижнюю часть живота особо защищать от холода прокладкой из газетной бумаги между нижней рубашкой и фуфайкой. В каску положить фетр, носовой платок, измятую газетную бумагу или пилотку с подшлемником… Нарукавники можно сделать из старых носков». Немцы мерзли страшно и утеплялись, кто как мог, отбирая у населения вещи. Немногим счастливчикам достались крестьянские овчинные полушубки, городские пальто на вате или дамские горжетки. Но обычно немецкие солдаты выглядели так: головы солдат повязаны бабьими платками, некоторые одевали под черные шлемы детские капоры, плели из соломы огромные боты. Во вторую военную зиму немцы были одеты уже в теплые стеганые комбинезоны.

После войны немецкие генералы в один голос начали говорить, что причиной поражения под Москвой была сначала грязь, а потом ударившие страшные морозы. Было бы в высшей степени наивно полагать, что распутица или холода не причиняли нашим войскам никаких неудобств: наши солдаты с таким же трудом вытаскивали увязшую в раскисшей земле технику и мерзли в таких же шинелях. В овчинные полушубки армию одели только в следующую зиму; в зиму же 1941/42 они были у офицеров и у немногих счастливчиков.

Гитлеровцы на оккупированных советских территориях уничтожили с начала войны 500 тысяч евреев.

Материал создан: 08.08.2015



Хронология доимперской России

Русская блогосфера

Русская блогосфера. Материалы русских блогеров.
Палитра русских росписей чрезвычайно богата. Вот некоторые из них: Мезенская, Похлов-Майданская, Пижемская, Гуслицкая, Ракульская, Шекснинская золоченка, Хохломская, Борецкая, Петербургская, Городецкая, Жостовская, Гжельская, Великоустюжская чернь, Владимирская, Волховская, Вятская, Карельская, Кемеровская, Киевская, Курская, Липецкая, Онежская, Пермогорская, Петриковская, Полховско-Майданская, Пучужская, Тагильская, Урало-Сибирская, Шенкурская.
Telegram-канал Сыны Монархии
1826, Учреждение Корпуса жандармов и Третьего отделения Собственной его императорского величества канцелярии (орган тайной полиции). Ужесточение цензуры («чугунный» устав).
Реклама в Российской Империи
Известные русские
Хабаров Ерофей Павлович, ок. 1603 – ок. 1671, Сольвычегодск, Великоустюгский уезд. Хабаров – не фамилия Ерофея. Это его родовое прозвище, которое пошло от старинного русского слова хабар. Оно означало удачу, везение, счастье.
Процесс покорения Сибири включал в себя постепенное продвижение русских казаков и служилых людей на Восток вплоть до их выхода к Тихому океану и закреплению на Камчатке. В фольклоре народов Северо-Востока Сибири для обозначения пришельцев с этнонимом "русский" используется слово "казак".
Покровский храм в станице Орджоникидзевская, Ингушетия