Я русский

что значит быть русским человеком

Государство либерального патернализма

Новая перспектива в социальной и экономической политике – бихевиористская экономика, породившая «либеральный патернализм». Чикагские консультанты и друзья Барака Обамы Касс Санстейн и Ричард Талер в своей книге «Подталкивание» (Cass Sunstein, Richard Thaler. Nudge, 2008), имевшей влияние на общественное мнение, исходят из того, что из‑за чрезмерного количества информации люди не в состоянии сделать правильный выбор. Поэтому их нужно подвести, «подтолкнуть» к правильному выбору. Авторы считают, что государство должно создать «архитектуру выбора», правда, они не связывают эту идею с паноптиконом Бентама.

Став президентом, Обама назначил Санстейна администратором отдела информации и нормативно‑правового регулирования в Белом доме. Тем временем в Великобритании лидер консерваторов Дэвид Кэмерон настоятельно советовал парламентариям прочесть эту книгу, а став премьер‑министром в 2010 году, создал группу изучения бихевиоризма (Behavioural Insight Team), вскоре получившую название «команда подталкивания», консультантом которой стал Талер. Ее задачей было подвести людей к принятию «более правильных» решений в интересах «общества».

Управление людьми – дело спорное. Действительно ли «подталкивающие» знают, что лучше для каждого конкретного человека? Сегодняшнее общепринятое мнение еще недавно считалось заблуждением. Сплошь и рядом политическая теория и практика, кажущаяся сегодня неразумной, через некоторое время становится нормой, и наоборот. Кто будет отвечать за решение, к которому нас подвели, если оно окажется неверным или закончится неудачей?

Вот пример того, как происходит «подталкивание»: в 2010 году Государственная служба здравоохранения Великобритании направила жителям письмо, предлагая завести электронную медицинскую карту с историей болезней, которая была бы доступна любому медработнику. Получатели этого письма оказались в ситуации «выбора»: либо они отказывались от предложения, либо автоматически включались в программу электронных медкарт. Но к письму не прилагалось бланка, чтобы оформить отказ, и тем, кто хотел это сделать, нужно было зайти на веб‑сайт, отыскать там нужный бланк, скачать его, распечатать, подписать, отправить по почте своему участковому терапевту – и надеяться, что это сработает. Все эти бюрократические препоны создавались намеренно, чтобы отказаться было труднее, чем согласиться, – людей подталкивали к более простому решению.

Естественно, меньше отказов ожидалось от людей необразованных, бедных, «компьютерно безграмотных» – преимущественно пожилых, не имеющих доступа в Интернет. В 2010 году 63 процента всех жителей Великобритании старше 65 лет проживали в домохозяйствах, не оснащенных каналами интернет‑связи. Правительство вместе с «ответственными за доступность цифровых технологий» стремится к тому, чтобы как можно больше людей получили такой доступ. И не иметь его становится себе дороже: в итоге людей фактически наказывают за «безынтернетность».

Старомодный государственный патернализм популярен у правительств. Он может привести к социальному инфантилизму граждан и демонизации части прекариата. В 2009 году Министерство по делам бизнеса, инноваций и подготовки кадров выпустило руководство под названием Parent Motivators («Мотиваторы для родителей») – для родителей, на иждивении которых находятся безработные выпускники учебных заведений. При этом принимается как данность, что выпускники не могут самостоятельно выработать рабочую мотивацию. Один обозреватель заметил, что впервые образованные 20‑летние люди «официально приравниваются к несамостоятельным детям – такое решение вряд ли развеет растущие подозрения насчет ценности многих современных дипломов» (Bennett, 2010). Среди руководств аналогичного жанра Preparing for Emergencies («Готовность к опасностям»), Break Out («Решительное нет») – о том, как не попасться на удочку к педофилам, Heat Wave («Тепловая волна»), Dad Card («Отцовская карточка») – о том, как стать хорошим отцом, и набор программ Breakfast4Life («Завтрак для жизни»).

«Мотиватор для родителей», написанный психологами‑консультантами и оплаченный за государственный счет, предполагает, что родители отчасти виновны в том, что их потомство не может найти работу, и призывает их быть построже ради блага детей. Один из его авторов сказал: «Если вы делаете домашнюю жизнь чересчур комфортной, зачем им работать?» По крайней мере, это звучит как признание, что работы уже не такие привлекательные, как раньше. Но государство допускает патерналистское вмешательство, усиливая демонизацию части прекариата. А то люди не поймут, как себя вести!

Можно привести множество примеров использования бихевиористской экономики и либерального патернализма применительно к прекариату, особенно посредством хитроумных правил выбора «против», затрудняющих этот самый выбор и почти навязывающих выбор «за». Есть такое модное понятие: «обусловленность». Появилось очень много программ обусловленных денежных переводов (conditional cash transfer, сокращенно CCT). Наглядный пример – Латинская Америка: в Мексике это Progresa (сейчас она называется Oportunidades), а в Бразилии – Bolsa Familia, охватывавшая в 2010 году более 50 миллионов человек. В 17 странах Латинской Америки есть планы обусловленных денежных переводов. Их суть в том, что людям выдаются небольшие государственные пособия наличными деньгами, но только если они ведут себя определенным образом.

Этот опыт подхватили и промышленно развитые страны, в том числе Соединенные Штаты. CCT широко применяются в Центральной и Восточной Европе. Одна из наиболее подробно прописанных схем – это Opportunity New York – Family Rewards, экспериментальная программа с очень сложной системой поощрительных доплат или вычетов, напрямую связанных с выполнением или невыполнением получателем определенных требований. Исходная предпосылка для введения всех CCT – что людей нужно заставлять вести себя так, как лучше для них самих и для «общества». Всемирный банк (Fiszbein and Schady, 2009) уверен, что такие программы помогут преодолеть «стойкие неправильные установки»: он объясняет бедность межпоколенческим воспроизведением обездоленности, а CCT разрывает этот прочный круг, заставляя людей вести себя более ответственно.

Моральная правомерность такого подхода сомнительна. Он воплощает в себе бентамовский план «архитектуры выбора», постепенно ограничивая не просто свободу, но также и личную ответственность. Это касается и прекариата, поскольку поговаривают о «CCT второго поколения» – для молодого взрослого населения. Обусловленность уже предусмотрена для целого ряда пособий, и требования будут еще больше ужесточаться. Так, в Великобритании врачей обязали докладывать о трудоспособности пациентов, если те получают пособия по нетрудоспособности: таким образом конфиденциальные отношения между врачом и пациентом превращаются в социальный контроль.

Остается с тревогой гадать, куда может завести такой тренд. В Индии по совету либеральных патерналистов, схема денежных переводов, рассчитанная на экономически незащищенных женщин, обещает выплаты наличными, когда их первенец достигнет совершеннолетия, при условии что они подвергнутся стерилизации после рождения второго. И это тоже «архитектура выбора».

Материал создан: 07.07.2017



.00 рублей
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта