Я русский

что значит быть русским человеком

Нужно общественное пространство

И наконец, мы сталкиваемся с неправильным распределением качественного общественного пространства. Эта проблема имеет два аспекта. Специалисты бьют тревогу из‑за глобального потепления, загрязнения окружающей среды и исчезновения некоторых видов животных и растений. Однако бо́льшая часть элиты и верхушки салариата этим ничуть не озабочена. Их богатство и связи выручают и в этом случае. Они могут удалиться на уединенный остров или в горное шале и наслаждаться девственной природой.

Им нужны высокие показатели экономического роста, чтобы увеличивать свои доходы, они не обращают внимания на то, что производство наносит вред окружающей среде и ведет к истощению ресурсов. И только прекариат, по‑настоящему «зеленый» класс, заинтересован в более эгалитарном обществе, где предпочтение отдается совместному использованию и репродуктивной, ресурсосберегающей деятельности. Быстрый экономический рост нужен только для сохранения чудовищного неравенства, порожденного глобализацией. Нам нужно замедлить темпы не только для того, чтобы уменьшить стресс от бешеного труда и потребления, но и ради сохранения природы.

Прекариат должен также бороться за общественное пространство, ему нужна качественная общественная территория. Может быть, самым показательным поступком бывшего премьер‑министра Великобритании Маргарет Тэтчер – этого архитектора неолиберализма, столь почитаемого ее преемниками Тони Блэром и Дэвидом Кэмероном, – стала массовая продажа муниципального жилья и игровых и прочих площадок, прилегающих к государственным школам. Это привело к сокращению общественного пространства для малообеспеченных граждан и резидентов.

Три десятилетия спустя, в 2010 году, эта политика достигла своего апогея: был введен режим экономии. Сотни публичных библиотек были закрыты, аналогичный процесс ранее начался в США. А прекариату эти общественные места просто необходимы. Финансирование спорта в школах сейчас под угрозой из‑за сокращения бюджетных расходов, от этого могут зачахнуть школьные секции и кружки. Другие общественные площадки закроются или станут слишком дорогими. Городское зонирование станет более системным. Продажа муниципального жилья привела к нехватке доступного жилья для малообеспеченных жителей городов и поселков. Квартплата за частное жилье выросла, в связи с чем увеличились пособия на жилье для лиц с низким доходом. Когда правительство искало способ сэкономить бюджетные средства, оно первым делом обратило внимание на жилищные пособия. Планировалось ограничить уровень пособия до 30 процентов платы за самое дешевое жилье в районе и ограничить сумму, которую может получать семья. Эти реформы неизбежно вытеснят малообеспеченных из районов с дорогим жильем и высоким уровнем жизни: мэр Лондона, консерватор, назвал это «социальной чисткой», а архиепископ кентерберийский – «социальным зонированием».

Как ни печально, но это сделает рынок труда более хаотичным. Малообеспеченные люди с относительно низким уровнем образования будут сосредоточены в малодоходных местностях, а возможностей получить работу будет больше в местностях с высоким доходом. Очаги бедности и безработицы превратятся в своего рода гетто, подобно тому как banlieues в Париже стали рассадниками нищеты, незащищенности, безработицы и преступности или как это было в ЮАР при апертеиде, когда городские поселения разделялись на огороженные зоны с охраняемыми воротами.

Прекариату нужны также более безопасные общественные пространства, чтобы собираться и общаться. Нужно возродить публичную сферу. Социолог и философ Юрген Хабермас, жалуясь на фрагментацию публичной сферы, с ностальгией вспоминал о лондонских кофейнях девятнадцатого века, парижских салонах и немецких «застольях». Он считал, что публичную сферу уничтожили социальное государство, средства массовой информации, службы по связям с общественностью, а также неправильная парламентская политика политических партий. Может, не случайно говорят, что, как только у нас появятся хорошо информированные обитатели кофеен, демократия возродится?

Но в этом что‑то есть: хотя прекариат кучкуется в современных кофейнях, пабах, интернет‑кафе и в социальных сетях, остается совещательный дефицит. Хабермас говорил, что Интернет порождает анархическую волну фрагментарных потоков коммуникации, не образующих публичной сферы. И это довольно точно подмечено. Но это слишком пессимистичный взгляд. Пусть прекариат имеет фрагментарную публичную сферу, но он будет бороться за такую, которая позволит возродить совещательную демократию. И базовый доход поможет даже в этом.

Материал создан: 07.07.2017



.00 рублей
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта