Я русский

что значит быть русским человеком

Хрущев и его «борьба с культом» в свете истины

Недавно вышла в переводе с английского объемистая книга. Название ее резковатое для «толерантного» Запада: «Антисталинская подлость». Речь идет о разборке сути печально знаменитого доклада Н. Хрущева на XX съезде КПСС. Старшее поколение нынешних российских граждан до сих пор не может забыть то ошеломляющее впечатление, которое произвело полвека назад чтение хрущевского доклада с «разоблачением» всей деятельности И.В. Сталина. Три года не прошло, когда вся страна рыдала в день похорон вождя, и вот… Оказалось, что он злодей, губитель невинных, а Отечественной войной руководил по глобусу. Доклад назывался «О культе личности и его последствиях». Он был объявлен «секретным», и его текст был опубликован у нас много лет спустя (а на Западе – сразу же), но интриган Хрущев сделал так, что его речь читали на открытых собраниях по всей стране гражданам от мала до велика.

Был я тогда студентом‑пятикурсником, хорошо помню то потрясение всех слушавших доклад в переполненном зале Ленинградского университета. И пожилые профессора, и полковники с военной кафедры, закаленные ветераны, и мы, совсем еще молодые и житейски неопытные, – все, буквально все выходили молча, с опущенными головами. И было отчего: прошлое, давнее и ближайшее, было перечеркнуто жирным крестом, а ничего нового и доброго нам даже не посулили.

Прошло полвека, и вот в недавнем 2006 году нынешние либеральные осколки «перестройки» пытались справить тризну о погибшей хрущевской «оттепели». Поносили, разумеется, ненавистного им Сталина, но тщательно обходили простой и самый важный тут сюжет: а точен ли был в тех оглушающих «разоблачениях» «наш Никита Сергеевич»?..

Именно скрупулезному ответу на эти вопросы и посвятил свою книгу американский историк Гровер Ферр. Он не «левый» и не «правый», а лишь объективный исследователь, живущий далеко‑далеко от московской политической тусовки. Тем интереснее для нас его суждения об истинной достоверности того самого «секретного» разоблачения Сталина.

Мы никак не собираемся огорошить или смутить читателей, но следует сразу сказать с полной прямотой: из заключений американского специалиста безусловно следует вывод, что скандальный сумасброд, честолюбивый завистник и карьерист Хрущев все приводимые им фактические обстоятельства исказил, а проще говоря, солгал. И вполне сознательно.

Для доказательства сказанного следовало бы воспроизвести основное содержание книги. Мы это делать, разумеется, не станем, отослав заинтересованных читателей к самой книге. Однако несколько наиболее впечатляющих примеров необходимо привести. Они вполне убедительны и характерны для всего произведения в целом.

Начнем не с самого впечатляющего. Хрущев возмущался, что «в сознание марксиста‑ленинца не укладывается «выселение народов за «враждебные действия отдельных групп». В этой связи он упомянул карачаевцев, балкарцев, калмыков, чеченцев и ингушей, представители которых во множестве служили гитлеровским захватчикам. Но почему же в докладе не упоминались немцы Поволжья и крымские татары? Это можно понять только из личной заинтересованности самого Хрущева. Несчастные немцы, буквально ни в чем не повинные, не входили в число «репрессированных народов», ибо «просвещенный Запад», с которым пытался заигрывать Никита, немецкий народ тогда всячески ущемлял. С крымскими татарами еще характернее: Хрущев «подарил» Крым Украинской ССР и не желал беспокоить «братскую республику», которой весьма благоволил. Между тем именно крымские татары с особым старанием служили оккупантам. В 1941 году из 20 тысяч мобилизованных в Красную армию татар столько же дезертировали, а потом столько же служили в карательных частях, творя страшные зверства в Крыму.

Основная часть хрущевских «разоблачений» относилась к деятелям так называемой ленинской гвардии, большинство из которых были истинными врагами русского народа, его кровавыми палачами. Конечно, «реабилитировать» Троцкого, Зиновьева, Каменева и подобных Хрущев не посмел: большинство членов тогдашнего ЦК еще помнили тех «вождей» и их зловещую роль. Теперь‑то эта их роль полностью выявлена и документирована. Однако американский автор опубликовал и в этом сюжете кое‑что любопытное.

В августе 1936 года, во время суда над Зиновьевым, Каменевым и их присными, И. Сталин писал Л. Кагановичу: «Каменев через свою жену Глебову зондировал французского посла Альфана насчет возможного отношения правительства Франции к будущему «правительству» троцкистско‑зиновьевского блока. Я думаю, что Каменев зондировал также английского, германского и американского послов. Это значит, что Каменев должен был раскрыть этим иностранцам планы заговора… Иначе иностранцы не стали бы разговаривать с ним о будущем троцкистско‑зиновьевском «правительстве». Эта попытка Каменева и его друзей заключить прямой блок с буржуазными правительствами».

Теперь многочисленными свидетельствами точно установлено, что троцкистские заговорщики отнюдь не были невинными жертвами, как неуклюже изображал их Хрущев. Ныне о том пишут даже в Америке.

Излюбленным сюжетом «секретного доклада» были хрущевские стенания о «невинных жертвах» сталинского произвола. Да, объективно разбирая тот трагический раздел нашей истории, нельзя не признать: и произвол был, и невинные жертвы. Но это касается прежде всего рядовых граждан – колхозников, инженеров, командиров Красной армии и флота, случайно попавших в «частый бредень» НКВД, закинутый Ягодой и Ежовым. Совсем иное дело – руководящие деятели из числа «ленинской гвардии». Вот, например, Павел Петрович Постышев, сын ивановского ткача, боевой участник рабочего движения с юности. В Гражданскую войну – в Забайкалье и на Дальнем Востоке. Будучи добрым человеком по природе, уже тогда отличался необычайной жестокостью ко всем врагам, а классовых врагов было много и разных. Его супруга, из русских революционерок, тоже была крутой большевичкой.

В тридцатых годах Постышев стал одним из руководителей Украины.

Уже тогда он «прославился» необычайным старанием в уничтожении «врагов народа», подписывая расстрельные приговоры. В 1937 году Постышев назначается первым секретарем большой и высокоразвитой Куйбышевской (Самарской) области. Здесь его жестокость проявилась каким‑то поистине чудовищным образом. По его распоряжению были арестованы по нелепым обвинениям почти все секретари райкомов и множество рядовых районных работников, это было каким‑то безумием. В январе 1938‑го состоялся новый пленум ЦК, на котором Постышева публично обвиняли в злоупотреблениях, даже Молотов, Каганович и Берия, сами далеко не ангелы, пеняли Постышеву за злоупотребления, а он ничего путного ответить не мог. Его тогда же исключили из членов ЦК ВКП(б).

Хрущев на XX съезде скорбел о судьбе Постышева, обвиняя во всем одного лишь Сталина. Но ведь Хрущев сам был участником того пленума, все видел и слышал, более того – сам голосовал за исключение Постышева. Но он умолчал обо всем этом, что было явным сокрытием истины.

Однако самым, пожалуй, несообразным из всех хрущевских «разоблачений» было дело Роберта Эйхе. Латыш, в молодости рабочий в Риге, он с молодых лет примкнул к большевикам, после революции – видный партийный руководитель в Сибири, на Алтае. Отличался беспощадной жестокостью. Сохранилась запись его выступления на партактиве 1 февраля 1937 года: «Мы должны раскрыть, разоблачить врага, в какой бы норе он ни закопался». И разоблачал, начиная с множества сибирских крестьян – коллективизация там стала одной из самых зверских в стране.

Хрущев с пафосом зачитывал письмо Эйхе на имя Сталина, написанное им в октябре 1939 года, уже по окончании следствия. Предчувствие собственной гибели сделало твердокаменного революционера красноречивым: «Если бы я был виноват хотя бы в сотой доле хотя бы одного из предъявленных мне преступлений, я не посмел бы к Вам обратиться с этим предсмертным заявлением». Далее Эйхе рассказывал, что его пытали и он оговорил многих людей. В обширном докладе Хрущева это место было, пожалуй, самым впечатляющим, подлинные трагические обстоятельства были целиком вырваны из исторического контекста и тем самым уже искажены (к тому же Хрущев тут намеренно исказил некоторые подлинные обстоятельства: Эйхе жаловался на Ежова, а Хрущев вместо него указал на Берию).

Американский гражданин Г. Ферр, выросший в стране, где весьма почитают правовые нормы, даже формальные, четко выразил одно заключение, довольно неожиданное для нас: «Если кого‑то избивали, пытали, это не значит, что человек невиновен. Если кого‑то вынудили дать ложные показания под пытками, еще не значит, что он не виновен в других преступлениях. Наконец, если кто‑то утверждает, что его били, мучили, запугивали, чтобы вынудить ложные показания, еще не значит, что такие показания правдивы». Сказано с необходимой в подобных случаях осторожностью в формулировках, но это прямо может быть отнесено к случаям с Постышевым, Эйхе и многими, многими иными, упомянутыми в насквозь лживом «секретном» докладе Хрущева.

Объективная книга американского исследователя будет крайне полезна нашим читателям. Что скрывать, мы, русские, сами себе не верим, а ведь именно у нас появились первые и главные публикации, очищающие прошлое России от клеветы – как западной, так и «демократической» с двойным гражданством. Книга Г. Ферра основана именно на наших материалах. Она беспощадна к искажениям истории. Это убеждает и впечатляет.

Материал создан: 27.11.2015



.00 рублей
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта