Я русский

что значит быть русским человеком

Наш «алмазный венец» пока не наш

Про драгоценные алмазы нынешний российский гражданин может узнать только из «глянцевых» изданий, что для богатых, да смутно доносящихся до него скандалов о кромешном воровстве в деле отечественной алмазодобычи. Взяли какого‑то гешефтмахера мелкого по фамилии Козленок, отсидел 3–4 года, отпущен, звучат в связи с этим имена бывшего «алмазного министра», приближенного «семьи» Бычкова, бывшего министра финансов Федорова и иных.

Вот, пожалуй, и все. А дело‑то, как говорится, архиважное, имеющее жизненный интерес для нас. Но опять приходится писать о плохом. Безмерны кладовые российских недр, включая алмазные, но вот уже десять лет разворовывают их, как и всю страну. Кто же ворует? «Знакомые все лица»! К счастью, недавно вышли три обстоятельные книги, весьма разные по материалу и по самому жанру. Они позволяют рассказать о судьбе нашего «алмазного венца» полно и достоверно.

В научно‑популярной книге про «алмазный рынок» сообщается много интересного. Например, что в алмазной промышленности трудятся два с половиной миллиона работников, причем все они весьма высокой квалификации. Что спрос на бриллианты в мире составляет 10–12 миллиардов долларов (четверть бюджета нашей страны в конце 90‑х). Однако нам, русским, от этого пирога остается очень мало, ибо 65 процентов бриллиантовых изделий оседают в одних только США и Японии, нам остается мелочь. И это при том, что запасы алмазов у нас крупнейшие, а добыча их весьма велика и продолжает расти даже в нынешней полуразрушенной стране. Только носят бриллианты российские в основном не наши граждане. Ате, кто покупает, имеют по большей части гражданство двойное.

…Когда мы с товарищами рассматривали эту книгу, Александр Сегень сказал, указывая на обложку: «Смотрите, сколько тут хасидов!» Действительно, на цветной добротной фотографии, где изображен торговый зал алмазных товаров, насчитали мы двадцать немолодых джентльменов, из них десять – пятьдесят процентов! – почему‑то пребывали в закрытом помещении в черных широкополых шляпах, а еще одна шляпа, одиннадцатая, лежала на столе в отсутствие хозяина. Ну, не ручаюсь, что все они – хасиды, но подробность любопытная, это уж точно.

Иллюстрации к книге это первое наблюдение укрепляют. Вот подпись под одной из них: «Во время мирового алмазного конгресса. Ж. Ройзен – президент Международной ассоциации производителей бриллиантов, Б. Кинслер, Юри Шварц – израильские алмазники, Игал Хаусман – президент Израильской (затем и Международной) Ассоциации производителей бриллиантов, 3. Шур», – о последнем ничего не сказано, тайна тут, что ли? По виду это нечто вроде президиума, и хотя все сидят без шляп, но лица вполне узнаваемые. Тут же фото главных «алмазников» Ники и Гарри Оппенгеймеров и еще, и еще…

Это, так сказать, фасадная сторона вопроса, международная, хотя вроде бы контролируемая одним народом. Вторая книга – сугубо о наших русских делах. Что она именно о русских, сразу заметно уже по внешнему виду: издание поплоше, фотографий поменьше, они к тому же черно‑белые и неважного качества, никаких таблиц и справочных данных. Но книга «Звездный час» заставляет с гордостью и, к сожалению, со слезой на глазах вспомнить о недавних славных достижениях отечественной индустрии. Алмазной.

Имя русского подвижника середины XX века Виктора Илларионовича Тихонова не сыскать даже в самых подробных наших энциклопедиях. Меж тем он был одним из заметных деятелей в освоении одной из богатейших на планете якутской алмазной кладовой. И жизнь этого скромного труженика, и сам алмазный сюжет исключительно интересны, а к тому же и очень мало известны. Жаль, что автор, опытный журналист, злоупотребляет общими описаниями в ущерб подлинному и точному материалу. От этого жизненный путь героя обрисован расплывчато, а общая композиция получилась несколько сбивчивой.

Однако главное – бескорыстный пафос освоения российских алмазов в тяжелейших природных условиях – это есть, и оно не может не впечатлять. Вот сцена конца 1940‑х: измученные геологи возвратились в малый тогда Якутск и явились в обком партии к секретарю. «Через пять минут меня приглашает в кабинет Ломов, вглядевшись, кое‑как узнал меня – ведь весной‑то я был без бороды.

– Есть алмазы? – спрашивает он.

– Есть, – говорю.

– Врешь!

– Вот они, – подаю ему пакетик.

Он развернул, посмотрел на них и… и давай меня ругать на чем свет стоит за то, что алмазы, как простые камушки, с собой таскаю. Ругает свирепо, по‑мужски, а у самого глаза радостные и добрые. Через несколько минут там собралось много людей. Все смотрели алмазы, каждый камушек в отдельности. Затем расстелили на полу большую карту, мы ползали по ней, я показывал места находок, и, наверное, не было никого счастливее нас в эту минуту». Да, читаешь такое с невольной грустью. Помните: «человек проходит как хозяин…» А вообразите себе, если сейчас геолог принесет алмазы в кабинет

Абрамовича или иных каких братьев Черных? И представить противно…

Прошло несколько лет, русская алмазная индустрия развивалась стремительно. Якутский прииск Айхал: идет пробное бурение. Из дневника полярного геолога:

«10 января. Страшные морозы. Ребята держатся молодцами. Никто не жалуется. Пробили четыре шурфа. Кимберлита нет.

17 января. Кажется, мы добьемся своего. Один из наших лучших проходчиков принес минерал. «По‑моему, – говорит, – интересный». Еще бы! Это галенит. Его встречают около крупных алмазных месторождений.

26 января. Морковкин прислал записку с верхушки склона – там ничего нет. Все это очень странно. Мороз под шестьдесят».

И вот наконец: «Ура! Ура! Шестой шурф сел на алмазную руду! Она голубая, как озеро Ойнур, когда в нем отражается небо. Есть трубка! Выпили за ее здоровье бутылку отравы под названием «Мятный ликер».

Шел 1960‑й, и шестьдесят градусов на дворе. И не было еще на Руси поганого криминального капитализма. А теперь даже тот самый ликер, который и мне доводилось принимать в молодые годы с изрядной натугой, – теперь он кажется смесью нектара и амброзии. Другой был тогда общественный климат, вот в чем тут дело. Словом, биографии таких героев, как Тихонов и его сподвижники, следовало бы издавать в серии «Жизнь замечательных людей». В той, старой, конечно.

Книга «Алмазная война» в высшей степени занимательна, хотя и несколько загадочна. Автор ее читателям не представлен, возможно, это псевдоним. Сама же книга характеризуется издателями как «сенсационные откровения контрразведчика». Допустим. Во всяком случае, на обороте титула напечатано грозное предостережение: «Все права защищены. Никакая часть этой книги не может быть репродуцирована, внесена в базу данных или поисковую систему, перепечатана в какой‑либо форме или иным путем». Ну, мы‑то не боимся, никаких «баз» или тем паче «поисковых систем» в нашем писательском кругу не водилось никогда…

Нечистая «перестройка» застигла нашу алмазную индустрию в пору расцвета и подъема, богатства там скопились несметные. Естественно, что именно туда потянулись воровские руки хищников, как советских по гражданству, так и двойных‑тройных.

Известно, что рыба гниет с головы. И вот крупнейший в мире торговец бриллиантами Филипп Оппенгеймер подкатился… ну, он знал к кому! Именно к супруге болтливого генсека Раисе Максимовне. Напомним, что тогда она возглавляла Советский фонд культуры, прикрываясь дряхлой спиной академика Д. Лихачева, уже тогда малость тронутого от ощущения собственного величия. Читаем исключительно важное свидетельство: «Советский фонд культуры получил чек на миллион долларов, и этот миллион сразу же был пристроен на депозит в Швейцарии. В роли щедрого мецената выступила, разумеется, корпорация «Де Бирс» (то есть тот же Оппенгеймер. – С. С.), она же профинансировала издание журнала «Наше наследие» – печатного органа фонда… Из правильно понимаемой скромности ни Лихачев, ни Раечка ни единым словом не обмолвились о таком приятном допинге для российской культуры».

Свидетельствую: так оно и было! Именно в ту пору мне довелось занимать в фонде довольно ответственный пост, о той громадной ссуде никто не слыхал, но все поражались немыслимой роскоши довольно пустоватого издания «Наше наследие» (мы острили по этому поводу – «Ваше наследие»…). Впрочем, о кулацком приобретательстве мадам Горбачевой и ее подельников мы еще вспомним… как‑нибудь.

И начался наглый грабеж русских алмазов. Масштабы этого неслыханного в истории воровства пока еще не подсчитаны, но исчисляются они несколькими годовыми бюджетами нашей нынешней обрезанной России. Ограблена вся страна, все ее граждане (кроме двойных). О том нужно всем нам поистине бить в набат, но мы пока представим лишь некоторых главных действующих лиц данного воровского действа.

На телевизионную лживую поверхность вытащен был несколько лет назад молодой человечек со смешной фамилией Козленок. Пришили ему малую часть уворованных алмазов наших, вытащили из‑за рубежа, посадили в тюрьму. А ведь еще недавно Андрюша Козленок, выпускник Плехановского института, сочетался счастливым браком с дочерью господина Головатого. Не знаете такого? С 1992‑го по 1996‑й был замом министра финансов России. А шефом его в те поры был Борис Федоров. Помните? Шустрый такой и говорливый, хотел стать губернатором Подмосковья, только никто за него голоса не отдал. Так вот и сложилась «алмазная цепь»: Федоров – Головатый – Козленок. Пока посадили только крайнего. Местечковый Козленок сделался истинным «козлом отпущения» – совсем по иудейским законам.

А теперь назовем скромного служащего тех же лет по Министерству финансов – Бычков Евгений Матвеевич. Был сперва начальником Государственного хранилища ценностей, а с ноября 1991‑го– председателем Комитета драгоценных металлов и драгоценных камней. Он‑то и сплавлял отечественные алмазы за рубеж, преимущественно в Израиль. Почему бы уроженец уральского Нижнего Тагила воспылал такой любовью к этой далекой стране? В книге есть ответ, приводится фотокопия свидетельства о рождении Бычкова, там указано: мать Бычкова Ольга Николаевна, 24 года, русская; отец Гликштейн Матвей Ефимович, 24 года, еврей. Будущий хозяин российских драгоценностей был с юности, видимо, глубоким интернационалистом, поэтому отчество взял папино, а фамилию мамину. А позже стал завотделом промышленности Свердловского обкома КПСС и даже поигрывал в волейбольчик с первым секретарем обкома. Ну, имя того все мы запомним надолго.

Итак, преступная цепочка на Министерстве финансов не кончается. «Бриллиантовая рука» тянется дальше, в такие святые для всякого русского человека места, что и поминать их в такой связи противно. Но поселилась там с некоторых пор некая Семья… Понятно? А мы‑то беспокоились и страдали по поводу какой‑то коробки из‑под ксерокса, набитой баксами! Пустяки это, дорогие товарищи. А коробки (или не знаю уж, какие иные емкости), набитые алмазами, – это как вам?

Почему же такое немыслимое воровское дело стало возможным в нашей стране? А ведь не только алмазы воруют – открыто и нагло. Автор книги, видимо, и в самом деле знает кое‑что о делах контрразведки. Он к месту вспомнил первого ельцинского хозяина Лубянки В. Бакатина, который сразу сдал американцам наши самые‑самые секреты. Читаем: «После бакатинской «реорганизации» КГБ как единое целое существовать перестал. Система государственной безопасности лопнула, и даже без особого треска: всех «слонов», обладавших сколько‑нибудь значимым весом, убрали в одночасье, заменив очевидно промежуточными фигурами. Дальнейший путь российской контрразведки стал совершенно прозрачен: перманентная реорганизация, постепенно ведущая к полной стагнации и лишению любой возможности эффективно работать. Дражайшему Борису Николаевичу и тем ребятам, чьей креатурой он является, никакая контрразведка была не нужна».

Неверно думают порой, что ворованного не вернешь. Взыскивали с грабителей и захватчиков, не раз такое случалось на Руси. Но для этого надо, чтобы спросили по‑хорошему с «Бориса Николаевича и тех ребят», чьим ставленником он был.

Материал создан: 27.11.2015



.00 рублей
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта