Я русский

что значит быть русским человеком

«Последнее прибежище»…

Когда‑то давно, полтора века тому назад, основным оружием марксистского пролетариата был булыжник. Что ж, он верно послужил обездоленному рабочему люду, особенно в России. Этот простой и такой доступный всем камень. Стоит задуматься, а хорошо ли, что в нынешней обворованной России он вышел из употребления? Например, у ростовских шахтеров, которых их хозяин с двойным гражданством посылал в обветшалые, зато приватизированные забои? Ладно, шахтеры – здоровые и грубоватые мужики, а вот несчастные учительницы? Отчего бы и им не бросить камушек в нагло блистающие витрины какого‑нибудь воровского банка, их и их учеников обворовавшего? Но не станем продолжать, дабы нам не пришили какое‑нибудь «разжигание» по социальному или тем паче по национальному вопросу Ведь давно уже гуляет по Руси мрачная шутка, что банкир – это национальность.

Итак, мы вспомнили про надежный булыжник. Историческое несчастье тогдашнего пролетариата состояло в том, что внук раввина, выкрест и пламенный безбожник Карл‑Морда‑хей Маркс внес в рабочее движение свой атеизм и пресловутый «пролетарский интернационализм». Вот и повели в девятьсот семнадцатом году Троцкий и Свердлов истинно героический русский рабочий класс на разрушение всей исторической России. Разрушили их руками и тут же пытались надеть им же на шею свое железное ярмо. Пришлось потом товарищу Сталину это дело несколько поправить… Так было совсем недавно, хоть опыт забыт и замалчивается, но вспомнить о том необходимо.

Теперь сильнейшим оружием «банкирского пролетариата» стала пресловутая «борьба с антисемитизмом». Явление это столь же распространенное, сколь и фальшивое. Тут надо кратко разобраться с самим значением этого сверхраспространенного слова. Мало кто задумывается над его истинным значением, а бесстыжий мировой телевизор, находящийся понятно в чьих руках, задуматься об этом не позволяет, глушит людскую мысль в самом зародыше.

Прежде всего отметим, что «антисемитизм» есть понятие изначально фальшивое. Арабы – те же семиты, а их в десять раз больше, чем евреев. Уже полвека российский народ дружно сочувствовал несчастным палестинцам, теперь вот – страждущему Ираку, захваченному американцами. Какие же мы антисемиты? Впрочем, об этом у нас давно и неоднократно разъяснялось, но у «сионских мудрецов» совести, как давно известно, нет, есть лишь безудержная наглость, они продолжают голосить свое. Вопреки всем и вся.

Почему же «они» так голосят, хотя прекрасно понимают ущербность самого понятия «антисемитизм»? А это как реклама «Коки» или «Макдональдса» на футбольных играх. Кому из любителей футбола не известны эти самые «бренды»? Всем известны и давно. Но это гипноз задерганного рекламой телезрителя. Чтобы довести его до уровня печально знаменитой «павловской собаки» – служитель зажигает лампочку, а у несчастной потечет слюна. Точно так же зомбированный телезритель, увидев на прилавке бутылку «коки», обязан ее купить.

Или завернуть в «Макдональдс», где ему подсунут отвратную химию вместо еды.

Точно такой же позыв заложен и в неверном слове «антисемитизм». В этом случае вышколенная «павловская собака» обязана оскалить клыки и обернуть морду в указанном направлении. А несчастный телезритель, услышав соответствующий вопль, обязан вознегодовать (разумеется, если он «порядочный человек!», если в нем «осталась хоть капля совести»!). Но не только. Он должен немедля слать «письма протеста» и поспешить на соответствующую «демонстрацию». Так и происходит в Америке и Западной Европе уже сотню лет. Приручили своих граждан, как бедных «павловских собак»…

Случалось ли так, чтобы тот или иной народ испытывал некую неприязнь к народу соседнему? Да сколько угодно. По некоторым причинам долго враждовали меж собой французы и немцы, это отразилось в литературе, даже у французских и немецких классиков. А вот великие русские классики неважно отзывались о французах и поляках. На это имелись историко‑политические причины, о которых не станем вспоминать, дело давно минувшее.

Поставим теперь вопрос, так сказать, с другой стороны: а кто кого в этом грешном мире любит? Немцы французов, поляки русских, китайцы японцев? Да нет, любят в основном родных, своих, близких, а народ в целом относится по‑доброму к другим каким‑либо народам за большие и протяженные по времени сочувствие и помощь. Так связаны исторической судьбой венгры и поляки, отсюда же давняя привязанность армян или осетин к России. Конечно, дружба и братство хороши всегда, а вражда огорчительна. Так, но не забудем, что природа человечества, увы, греховна, а в нынешнем раскаленном мире о всеобщем братстве людей даже вспоминать‑то неловко. В руинах Багдада видится оно, это братство, в дымящейся Палестине?

Раз вспомнили про Палестину, тут самое время заговорить о евреях. Для справки приведем данные, опубликованные недавно в современной печати. Всего на свете живет 13 миллионов евреев (для точности уж – 12,9). Из них в США – 5,2 миллиона, то есть более, чем в Израиле, там – 5,12. Во Франции – 500 тысяч, Канаде – 370, в Англии – 270, в России – 260, на Украине – 90, в Белоруссии – всего 22 тысячи. Итак, во всех трех славянских республиках евреи составляют менее двух десятых процента от общего числа населения – это надо усвоить и запомнить.

Тут уместно сделать уточняющее дополнение, и существенное. По данным последней переписи, среди жителей Москвы евреи составляют 2 процента, а в Петербурге даже поболее – 2,13 процента. Итак, в обеих столицах еврейское население в десять и более раз превосходит их общую среднюю численность в России. Любой гражданин страны осведомлен, чем и в чем отличается жизнь в перенасыщенной банками Москве от уровня жизни всех остальных прочих.

Конечно, есть некоторое число лиц, которые являются, как выражались в древности, криптоиудеями, то есть скрывающими по разным причинам свое еврейское происхождение. К этому в сегодняшней России относятся такие приметные личности, как Гайдар и Чубайс, Новодворская и Хакамада, много иных подобных. Сколько же будет у нас их с этой немаловажной поправкой? К счастью, одна справка на данный сюжет у нас имеется. В израильском русскоязычном еженедельнике «Панорама» за март 1998 года высказался Сай Фрумкин, еврейский активист из Южной Калифорнии: «По оценочным данным, число евреев в бывшем СССР варьируется в пределах от 1,3 миллиона до 5 миллионов человек. Такой большой разброс объясняется прежде всего сложностью определения, кого, собственно, считать евреями, а также политическими интересами тех, кто дает эти оценочные данные… Около 60 ООО евреев покинули СНГ в 1997 году. Но больше, чем миллион, может быть, два остались там».

Что ж, спасибо мистеру Фрумкину, ибо других подобных сведений у нас нет. Заметим лишь, во‑первых, что выезд евреев из СНГ продолжается, недавно к ним присоединились, например, семьи Березовского и Гусинского (вместе с наворованными у нас богатствами). Во‑вторых, немалое число евреев проживают в Молдавии, Прибалтике, Узбекистане, Азербайджане и Грузии. Отметим объективности ради, что начался, так сказать, и «обратный процесс»: вернулся недавно из США бывший советский еврей Сема Кукес, заместивший в Москве местного еврея Мишу Ходорковского. Но таких будет вряд ли много…

Значит, евреи среди населения Российской Федерации составляют численно совершенно ничтожную долю. Их гораздо меньше, чем чувашей или чеченцев. Их меньше, чем русских немцев и немного больше проживающих в России корейцев, которые изготовляют нам такие замечательные овощные продукты. Как известно, евреи овощами или иными пищевыми производствами не занимаются, а сосредоточили свои усилия на биржах или торговле так называемыми «ценными бумагами».

Итак, евреи составляют у нас менее двух десятых, а сколько их среди вороватых «олигархов»? Сколько в правительстве Российской Федерации? Сколько среди руководителей печати и телевидения? Точных данных у нас нет, заниматься статистической самодеятельностью мы не станем, но общий ответ очевиден любому гражданину, каких бы взглядов он ни придерживался: во всех названных сферах относительная доля евреев значительно, весьма заметно превосходит эти самые пресловутые 0,2 процента. Вряд ли большинство граждан относится доброжелательно к нефтяным или телевизионным олигархам, вывозящим деньги за рубеж, а «на сдачу» строящие тут поместья за высоченными железными заборами. Это мы еще мягко выразились.

Стой же мягкой осторожностью осмелимся заключить, что нынешнее «олигархическое правление» в России является в существенной степени еврейским. Поскольку русских евреев, видимо, не хватает, у нас стал наблюдаться, так сказать, импорт евреев зарубежных. О мистере Кукесе уже говорилось. А ранее в Останкино завезли литовско‑канадского еврея Савелия Михайловича Шустера, своих там, видимо, недоставало (ну, этот заслуженный, еще в Афгане по заданиям ЦРУ изготовлял провокационные листки для наших войск). Он (по кличке «Савик») решал, как недавно еще секретарь ЦК по идеологии, кого показывать на российском телеэкране, а кого нет. А надзирал за всем этим из нашего Белого дома министр по делам печати и телерадио Михаил Лесин и его тезка и заместитель Сеславинский, оба евреи, до сих пор ничем не проявившие себя в печатном творчестве.

Сказанного достаточно. О положении трудящегося народа России мы тут говорить не станем, о том, кто надрывается на приполярных нефтепромыслах или перетаскивает осветительную аппаратуру в Останкино, об этом иногда передают даже по «ихнему» телеящику. Но самое изумительное, что журналюги, обслуживающие наших вороватых «олигархов», не перестают всечастно галдеть о разгуле в нынешней голодной и обесточенной России… антисемитизма! Остановимся лишь на немногих примерах, последних по времени при подготовке данного материала к изданию.

Орган капиталистических тружеников «Независимая (от Березовского) газета» заплакала о печальной судьбе бывшего классика советской молодежной повести Александра Евсеевича Рекемчука, уроженца Одессы. Он назвал в «Международной еврейской газете» скромного московского издателя «одним из идеологов фашизма». Обвинение серьезное, ибо к фашизму в России отрицательно относились всегда. Тот счел себя оскорбленным и подал на отставного советского классика в суд, прося защитить его честь и достоинство. Московский Хамовнический суд дело к рассмотрению принял. Казалось бы, ответчику Рекемчуку и независимым (от Березовского) репортерам следовало бы подождать законного решения. Но в своем раздражении они печатно попытались надавить на суд.

Читаем: «Александр Рекемчук сказал журналистам, что, на его взгляд, процесс затянулся только потому, что истец, а возможно, и судья стараются продлить удовольствие от прений по вопросу о роли евреев в российской и мировой истории. Истец, попросту говоря, эксплуатирует «храм правосудия» для антисемитских проповедей. А суд, как кажется ответчику, ничего против этого не имеет».

Ничего себе обвинения в адрес судебной власти! Столичные суды, видите ли, испытывают «удовольствие» от якобы «антисемитских» сюжетов! О таком в последние годы не приходилось еще слышать в адрес наших судов. Характерно, что никаких доказательств зловредности судей не приводится в пространной статье, украшенной фотографией страдающего Рекемчука, только опять вытащен старый «булыжник» – обвинение в «антисемитизме». Его на газетной полосе поддерживают директор Московского бюро по правам человека А.Брод и президент фонда «Экспертиза» М. Урнов (состоял некоторое время в числе ельцинских придворных). Под таким давлением суд после тягучих проволочек дело отклонил (июнь 2005 г.).

В другом органе «капиталистических трудящихся», газете «Коммерсантъ» (из странно понимаемого хозяевами русского патриотизма они почему‑то ставят в этом слове твердый знак), так вот в этом народном органе появилось любопытное сообщение: «Ректор Российского гуманитарного университета (РГГУ) Леонид Невзлин обратился в МИД Израиля с просьбой о предоставлении ему гражданства этой страны. В МИД Израиля подтвердили, что такая просьба действительно поступила и есть все основания предполагать, что она будет удовлетворена».

Поясним: РГГУ – создание псевдоисторика Ю. Афанасьева, одного из самых громкогласных когда‑то разрушителей советского государства. Свое заведение Афанасьев превратил в местечковую лавочку, но политику бросил за ненадобностью и был благополучно и быстро забыт. И вот уступил место Невзлину, человеку в гуманитарных кругах совершенно чужому Он нефтехимик по образованию, давний соратник темноватого Ходорковского и с 2001 года председатель Российского еврейского конгресса. Выяснилось, что новоиспеченный «ректор» не имеет к тому же никакой ученой степени, даже технической.

Главное же в ином: 4 июня 2003 года педагога Невзлина вызвали в Генпрокуратуру и допрашивали там пять часов по делу о крупных хищениях и мошенничестве. Несостоявшийся воспитатель студенчества тут же поспешил на «историческую родину». Там он был любезно принят самим президентом Шароном и гражданство незамедлительно получил. Поначалу поклялся местным репортерам, что в Израиле «засиживаться не собирается – его ждут дела на второй родине». Так он обозвал Россию, «вторая родина», это как бы второй сорт…

Новоявленный житель «земли обетованной» Невзлин недолго продержался на посту «гуманитарного» ректора: 17 ноября 2003 г. он объявил о своем уходе с «работы». Дело вроде бы пустяковое, но вот что любопытно: он заявил, что теперь на «вторую родину» не вернется. Пожелаем ему успехов на «первой родине», но бесспорно одно: там ректором «гуманитарного университета» он не станет – у них довольно собственных образованных гуманитариев. Добавим, и мошенников тоже…

Впрочем, и на обетованной «первой родине» гуманитарий не удержался от привычки к финансовым аферам. Израильская полиция уже предъявила ему обвинение в «отмыве грязных денег», но это нас не интересует. В действиях нечистого хапуги характерно другое – в минуту опасности тут же разыграть «еврейскую карту». Чтобы люди не обсуждали, сколько он украл, а стали бы слушать старую пластинку о «русском антисемитизме». Такое уже зазвучало. Как и следовало ждать.

Ладно, Невзлин и Афанасьев – люди мелкие, но вот новейшие события о фигуре гораздо более известной. Речь идет об Александре Солженицыне. Летом 2002 года он выпустил второй том своей книги «Двести лет вместе», посвященной истории русско‑еврейских отношений. Автор подбирал выражения и оценки сугубо осторожно, даже ссылался в основном на еврейских авторов, хотя ныне на эти сюжеты публикуется множество авторов русских. Но осторожность не помогла даже опытному в таких предприятиях Солженицыну. На него тут же набросились многие, но особенно – Марк Дейч, поместивший аж две пространных статьи в «Московском комсомольце».

Кто же он такой, постоянный сочинитель этой бульварной газеты, всегда зазывающей читателей в столичные публичные дома? Биография довольно пестрая. Начал в брежневские времена служить разъездным репортером в жалкой (тогда) газете «Литературная Россия», пописывал о свинарках и доярках, шахтерах и комбайнерах. Не добившись на этой ниве успехов и славы, укатил «за бугор» с израильской визой. До пустыни Негев, разумеется, не добрался, осел в богатом Мюнхене на радиостанции «Свобода» под крылышком ЦРУ и с щедрой оплатой за услуги. При Горбачеве поспешил на «вторую родину», где и осел в «МК», не забывая при этом и родную «Свободу».

Пенсионер‑комсомолец Марк запускает в Солженицына испытанный булыжник – обвинение в «антисемитизме» (слово это повторяется не раз) и даже в «юдофобской запальчивости». Какую‑то фразу из его книги сравнивает с подобной, как он галдит, фразой из «Майн кампф», обе книги многостраничные, отыскать там можно всякое, если уж очень захотеть. А хочет и добивается «свободный комсомолец» лишь одного: нельзя любые острые вопросы о деятельности современных евреев гласно обсуждать. О русских, арабах, американцах и малайцах можно и должно, а о евреях нельзя. Это «антисемитизм», грех из самых страшных, о чем давно осведомлены все просвещенные люди планеты.

Бывший «лит. российский», а ныне «комсомольский» репортер не случайно осел в данном печатном органе – это одно из самых нечистых в стране русофобских изданий. Хозяином тут стал с 1983 года П.Гусев, никудышный журналист, не опубликовавший в жизни ни единого примечательного материала. Главные его интересы кроются в ином. Об этом с присущим ему красноречием сообщил В. Жириновский в своей новой книге «Иван, распахни душу!». По общему мнению, в закулисной столичной обстановке полковник Жириновский разбирается досконально. Вот подлинная цитата из его произведения: «Главный редактор «МК» Павел Николаевич Гусев, 1948 года рождения, – еврей, хоть всячески это и скрывает… Не будь дураком, одним из первых приватизировал газетку, а вслед за газеткой – и часть зданьица на улице 1905 года вместе с редакцией, часть типографии и прочая, и прочая. Как говорят на Руси: лиха беда начало. Гусев начал неплохо. Со стартовым капитальцем умело поиграл в различные ГКО и прочие более мелкие пирамиды и пирамидки. Нажитое тут же умело и, что не менее важно, – прибыльно вложил в дело «развития демократии». Точнее – поставил газетку и все остальное на службу московской мэрии…»

Так говорил Жириновский, а мы его только цитируем.

Участившиеся в последнее время спекуляции на несвежем от долгого употребления понятии «антисемитизм» вызывают чувство неприязни у многих– тут мы нарочито выразимся расхожими словами – «лиц еврейской национальности». Тех, кто свои эти самые «лица» не прикрывает какой‑либо заемной вывеской, как это издавна повелось у Гайдара, Чубайса и прочих «мэров, сэров и херов», имена и клички которых обрыдли всей России.

Таковым, кому это обрыдло, безусловно, является харьковский публицист Эдуард Ход ос. В своих суждениях по пресловутому «еврейскому вопросу» он высказывается прямо и свободно, не оглядываясь на любые предубеждения, с какой бы стороны они ни исходили. Его очередная книжка «Еврейский удар» вышла в свет летом 2003 года в Харькове – когда‑то великом промышленном центре великой державы, дотла разоренном теперь хищными хозяевами. Тираж издания маленький, а Харьковщину от Белгородчины отделяет теперь ублюдочная «государственная граница». В Москве такие книги теперь недоступны, во глубине России, разоренной, как и Харьков, тем паче. Тем более следует представить автора и его произведение.

С присущим ему остроумием Э. Ходос замечает: «Мало кому известно, какой юбилей уготовил нам 2004 год. Речь идет о 500‑летии со дня разгрома ереси «жидовствующих». Была на Руси такая секта, обособившаяся в православии и принявшая в качестве доминирующих религиозных элементов ритуальные традиции иудаизма». Харьковский публицист ничего, разумеется, не имеет против евреев, сам еврей с открытым еврейским самосознанием. Но вот «жидовствующих» не уважает. Тех, кто ограбили и продолжают грабить русских, украинцев, всех, кто попадется, включая и рядовых евреев. В итоге получилось, что «кошельком» московского Кремля стал Абрамович, а тем же кошельком киевского Крещатика сделался Рабинович. Есть разница?

На «незалежной» Украине, когда‑то богатой и обильной республике великой державы, положение народа куда хуже ныне, чем даже у нас в России. В том числе и у трудящихся евреев, которых к тому ж оглушают националистической пропагандой. Прислушаемся к внимательному свидетелю Э. Ход осу:

«Большинство украинских евреев искренне верят речам и посулам навязавшихся им поводырей, совершенно не задумываясь о последствиях происходящего. Методы же нынешних еврейских фюреров не блещут новизной, но действуют безотказно: с одной стороны, выпячивается «богоизбранность» евреев, с другой – вдалбливается в головы ощущение себя Жертвами, перед которыми весь мир в неоплатном долгу. Реализация первого метода осуществляется путем открытия многочисленных учреждений, организаций и заведений, предназначенных только для евреев: от детских садов и школ до бассейнов и тренажерных залов, двери которых открыты только для обладателей «богоизбранной» метрики.

Результативность второго метода достигается бесстыжей и циничной торговлей холокостом. Причем для достижения целей новые еврейские идеологи не гнушаются ничем – даже самой откровенной ложью и неряшливо сделанными подтасовками». Примеров того и иного Э. Ходос приводит воистину без числа и счета.

Наши нынешние «олигархи» с двойным гражданством получили за пустяковые несколько лет немыслимые богатства. Они скопили их не трудом, не изобретениями и открытиями, не бережливым накоплением даже, а «хапком». Нагло и открыто отняли общенародные ценности. И не множеством охранников, прикрывающих конторы их, особняки и поместья, удерживается их власть в стране, а прежде всего – ими же прибранными к рукам средствами массовой информации. Своих телерадионаемников они же окрестили «четвертой властью», хотя никакой «власти» наемная прислуга не имеет и не должна иметь. У нас выходят «независимые» газеты и есть «общественный» телеканал, но эти возвышенные слова – обман, которому ныне уже никто не верит.

Опираясь на многочисленные данные, собранные по всей полунищей ныне Украине, Э. Ходос делает четкий и недвусмысленный вывод: «Главным оружием массового поражения, обеспечивающим победу еврейской «культурной революции», являются средства массовой информации – тяжелая артиллерия иудео‑нацистов, расставивших своих людей на главные командные посты. И под прикрытием жидовствующей ереси еврейские фашисты наносят удар за ударом, используя все возможности «четвертой власти» – очередного «подвида» Власти, прибранного к их рукам». К этой краткой и емкой характеристике нечего добавить.

Отвлечемся от печальных свидетельств о братской Украине ради дел московских. 20 ноября 2003 года вся литературная Москва хоронила поэта Юрия Кузнецова. По общему мнению всех, кто следит за современной литературой, он давно и безусловно почитался первым стихотворцем России. Товарищи Кузнецова разослали соответствующие уведомления во все столичные телеканалы. Не откликнулся на печальное событие ни один! А совсем недавно там гремел ничтожный текстовик Илюша Резник. Писательская общественность возмутилась наглым неуважением к покойному поэту, письмо подписали Евгений Рейн и иные совсем уж не патриоты, но… Нашим телеевреям, включая Швыдкого, наплевать на это.

Не станем повторять уже всем известное про нашего своеобразного министра российской культуры Швыдкого, про уровень столичного телеэкрана, где денно и нощно маячат убогие развлекатели Жванецкие с Хазановыми, скучно о том, да и бесполезно пока. Скажем об ином, куда менее известном общественности.

В начале декабря 2003 года в «Литературной газете» появился обстоятельный и очень серьезный материал под интригующим заголовком «Приватизированная Госпремия». Обоснованно говорится, как уже не раз в нашей печати, что высшая награда страны по литературе и искусству присуждается… ну, мягко говоря, странно: очень узкому и вполне определенному кругу лиц, среди которых не сыскать ни единого патриота, а вот космополиты преобладают. Приводится полузасекреченный список «высокой комиссии», эту премию присуждающей, и что же? Бесспорно русский там только один: Сергей Михалков, разменявший недавно десятый десяток, фигура там явно представительская… и все.

Ясно, кому именно присуждаются Государственные премии России. Имена известны, изумление читающей публики тоже. Но совсем уж по‑местечковому выглядит то обстоятельство, что члены «высокого жюри» не стесняются присуждать денежные награды… самим себе! Как старый местечковый лавочник – соседнему лавочнику, а тот потом ему же. Так и тут. А потом президент Путин этот местечковый междусобойчик озвучивает на всю бедную страну.

Теперь, когда общественность начала разбираться, кто есть кто в деле присуждения госпремий, и высказывать гласно свои суждения на этот счет, следует ожидать оттуда и окрест воплей об «антисемитизме». А что еще скажешь? Последнее прибежище… Ждем такого от «русского» Битова или «многонациональной» Ахмадулиной. И, уж конечно, от критика С. Чупринина, природного архангелогородца…

Да, за последние несколько лет многое изменилось в лучшую сторону в самосознании нашего народа, он стал наконец понимать, КТО им управляет, в ЧЬИХ интересах и какова идеологическая обслуга самопровозглашенных правителей с двойным гражданством. Последние выборы в Думу это четко показали, но мы о том не станем пока. А лучше о том, какую карту «они» вскоре начнут разыгрывать.

Точнее говоря, уже начали. Первой в раздраженном нетерпении высказалась «Новая газета». Этот орган печати настолько проеврейский, что даже «Международная еврейская газета» на ее фоне выглядит уравновешеннее и солиднее. Так вот в «Ноге» начали наступление: не Ходорковский и К° ограбили народ, не Гайдар обесценил сбережения трудящихся людей, не Чубайс всучил нам фальшивые «ваучеры», виноват во всех бедах… сам русский народ. С таким манифестом выступил на исходе ноября 2003 года Артемий Троицкий. Кто он такой, нам в подробностях не известно, но наименование у него несколько нарочито славянофильское. Судя по цветным фотоснимкам, на природного русского он не похож вовсе, отчество – Кивович (в святцах такое не значится). Однако отметим бесспорное: несколько лет назад редактировал российское издание журнала «Плейбой», значит, голых девок располагал перед объективом и давал соответствующие указания. Теперь вот о России и русском народе стал размышлять.

Суть пространной статьи Артемия Кивовича Троицкого выражена в следующей цитате: «То, что в истории с ЮКОСом» явное большинство граждан РФ поддерживали позицию Генпрокуратуры и злорадно потирали руки, очень прискорбно. То есть ОЧЕНЬ прискорбно. Не потому, что жалко Ходорковского, а потому, что жалко самих тех, кто потирает ручонки…

Недолго Россия веселилась в девках (давно установлено, кстати, и поэтами, и учеными, что Россия – страна женского рода), захотелось под гнет. Хозяин с правильными задатками нашелся сам собой (спасибо Березовскому) – неяркий, недобрый, из Большого дома… И с чувством глубокого мазохистского удовлетворения Баба Раша села на быстро твердеющую вертикаль власти со всеми ее интимными прибамбасами – пресмыканием, доносами, сладкой неприкрытой ложью, отсосом мозгов со спрямлением извилин и безальтернативными выборами».

Плохо пишет их Артемий («отсос мозгов» и т. п.), просим извинения за долгую цитату, но разобраться с автором придется.

Ну, «неяркий и недобрый хозяин» это, разумеется, наш нынешний президент. Вступаться за него мы не станем, у него защитники найдутся. А вот за Россию, нашу единственную

Родину, мы вступиться обязаны. «Баба Раша» – это неологизм в русофобском жаргоне, такого еще не произносилось. Стилистика тут, конечно, убогая, смешение «американского с нижегородским», но злоба, злоба‑то какова! Как нужно ненавидеть «страну проживания», притом оставаясь у нас безбедно обитать и по‑наглому ничего не опасаться! Срамную пошлость про мазохизм Бабы Раши и «вертикаль власти» мы даже не затрудним обсуждением, только заметим неумелому журналюге, что не только имя отвратной ему России женского рода, но также прекрасная Франция, добрая старая Англия, сказочная Индия и многие, многие иные страны и государства, даже вполне «демократические», тоже такового рода.

И тут самое время вспомнить в заключение наших заметок, что в России, как бы ни презирали ее Смердяковы любых наций, никогда не стяжать на русофобии широкого и устойчивого признания. Нет‑нет, мы имеем в виду не пустяшного рок‑писаку из космополитической «Ноги», а крупного и талантливого русского писателя. Пример его впечатляет.

Солидный еврейско‑либеральный журнал «Вопросы литературы» (издается теперь раз в два месяца) опубликовал в номере за сентябрь – октябрь 2003 года статью критика К. Азадовского «Переписка из двух углов Империи». Статья, обдуманно поставленная редакцией в открытие номера, посвящена итоговой оценке творчества Виктора Петровича Астафьева, скончавшегося не очень давно. Статья начинается сообщением: «В давние годы я зачитывался Астафьевым». Ну, то давно, а теперь?

К. Азадовский вычислил окончательную цену писателя с беспощадной бесцеремонностью современного банкира: «Нельзя не видеть особенности его мировосприятия: ограниченность исторического и социального видения. Мир Астафьева замкнут и однообразен… Кругозор Астафьева ограничен; его наблюдательный взгляд скользит по поверхности». Дальше можно бы и не продолжать, но критик расширяет и углубляет эту свою оценку. Главнейшее убожество русского писателя из сибирской глубинки – антисемитизм. Наиболее выпукло, по мнению критика, он выразился в переписке с Н.Эйдельманом. Приговор Астафьеву выносится окончательный и обжалованию не подлежит: «он не признал своих заблуждений и ушел, не покаявшись». А в сравнении с растоптанным Астафьевым скромный популяризатор Эйдельман оценен равновеликим Герцену и даже Карамзину.

При этом К. Азадовский учитывает и заслуги В. Астафьева перед «ельцинской» эпохой, которую он именует «великим очистительным потрясением». Писатель, мол, «приветствовал – со свойственной ему страстностью – новое время, слом тоталитарной машины». Ну, цену этого самого «нового времени» недавно четко высказали российские избиратели, но мы о том распространяться не станем. А вот покойный Виктор Петрович в свои последние годы действительно поразил своих поклонников (меня в том числе) своей осатанелой, фонтаном хлынувшей из него русофобией. Азадовский хладнокровно итожит тут: «Именно устами Астафьева произнесен был страшный приговор над Россией». Согласимся, но размазывать подобное не станем. Из уважения к памяти замечательного русского художника.

Зря, зря стелился Виктор Петрович перед русофобскими кругами, даже известное «расстрельное» письмо 1993 года поспешил подписать (в компании, где он был, кажется, единственным русским). Не помогло, а равнодушный прозектор по вскрытии вывел четкое заключение: не наш.

Поучительная история случилась при жизни и после кончины с Виктором Петровичем. Она по‑библейски назидательна и очень полезна другим. Тем, кто попытается стяжать славу на поношении своей страны и своего народа. Ничего не выйдет путного. Даже если тот обладает астафьевским талантом.

Материал создан: 27.11.2015



.00 рублей
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта