Я русский

что значит быть русским человеком

Русское национальное самосознание и государство Российское

Современное состояние русского народа и его правовое и политическое положение в стране ныне горячо и в высшей степени интересно обсуждаются в русских изданиях самого широкого распространения. Разумеется, исключая наш телевизор, ибо он совсем «не наш», что всем известно и признается почти официально. Однако общественное обсуждение ширится, переходя уже от высокоумных «верхов» в широкие «низы», то есть в толщу русского народа. Как удачно выразился один недавний болван, «процесс пошел». И пойдет далее.

Приметной точкой отсчета этого развернувшегося идейного движения стали события в крошечном городке Кондопога с тридцатью тысячами жителей. Скажем два слова об этом старинном русском городе и его окрестностях. Еще в начале XX века то был оживленный город Олонецкой губернии. После Октябрьского переворота эту русскую губернию переименовали в Карельскую трудовую коммуну, а с 1925 года – в Карельскую автономную республику. С 1991 года она стала именоваться просто Республика Карелия. Карелов там ныне проживает 11 % всего населения, финнов – чуть больше 2, а русских – 72 (вместе с украинцами и белорусами, которые там от русских ничем не отличаются, около 84 %). Выразительная статистика.

Эта бедная республика, живущая за счет подпитки общероссийской казны, является примером нелепого административно‑территориального образования по так называемой «титульной» народности. Подобных примеров в нынешней нашей федерации много, можно и предаться тут возможным новшествам. В Москве, например, проживает гораздо большая доля выходцев из азиатских республик, чем карел в Карелии. Так вот, там официальными языками объявлены карельский, русский и финский. Так почему бы в Москве не вешать вывески на трех языках, например, на русском, азербайджанском и таджикском? Не к тому ли идем?

Несчастное население Кондопоги, нагло обираемое выходцами с Кавказа и никак не охраняемое милицией, которой власти приказывают строго блюсти интернационализм (по нынешнему «толерантность»), попыталось само оказать противодействие кавказским уголовникам, за что несколько русских молодых людей были убиты, а другие порезаны кавказскими ножами. Дальнейшее известно.

Толерантность — это синоним слова "интернаицонализм"

Когда властям не удалось скрыть, что на олонецких просторах, освоенных русскими еще с XII века, чеченцы стали их там резать, это всколыхнуло российское общество, прежде всего молодежь. С тех времен и по сей день на молодежных сбеговках по всей стране, от Камчатки до Смоленска, раздаются звонкие кличи: «Кондопога – город‑герой!», «Кондопогу в каждый дом!». Прокуроры, оставшиеся «интернационалистами» еще с ленинских времен, попытались было придушить движение, но на самом верху вроде бы сообразили, что новых президентов будут избирать не только финны и чеченцы. В древней Спарте правили, как известно, два царя, чтобы избежать деспотии, а у нас теперь правят два президента (заметки эти составляются в марте 2008 года). Так вот старый президент высказался за себя и за нового: «Медведев еще больший русский националист, чем я». Круто, но пусть это разъясняют народу Павловский и Познер, а мы продолжим о другом.

Нам не известно, что понимает В. Путин под «русским национализмом», но выскажем свою точку зрения. Наша задача облегчена тем, что сегодня об этом много в нашей стране пишут, и пишут хорошо, и рассуждают углубленно. Лишь для примера упомянем новейшие публикации по данному вопросу ветерана русской мысли М. Лобанова, относительно молодых публицистов С. Кара‑Мурзы, Ю. Петухова и А. Самоварова, круг совсем молодых авторов «Завтра», «Нашего современника» и «Спецназа». Подчеркнем, это лишь отдельные примеры, а интернет раскален.

Сразу же должен оговориться. Ветераны так называемой Русской партии всячески избегали самого слова «национализм». Оно не только сугубо иностранного происхождения, но и окрашено вполне определенно памятью Гитлера. Не побоимся отметить, что в некоторых кругах русской молодежи, малочисленных, но шумных, Адольфа Алоизовича почитают. Это усиленно раздувается в еврейских изданиях и на нашем («ихнем») телевидении. Некий Брод, ничем более не заметный, сделал борьбу с «русским фашизмом» своей, видимо, хорошо оплачиваемой (из‑за рубежа) специальностью. И успешно продолжает ее.

Наследие фюрера никак не подходит русским патриотам (или националистам, если угодно). И вовсе не только потому, что он презирал русских и хотел превратить нас в рабов. Это было бы поверхностно при рассмотрении столь сложного национального вопроса. Нас, мол, недооценили, вот мы и сердимся! Да такого полно на белом свете и в любых его концах. Нет, наше неприятие Гитлера гораздо глубже и существеннее: он был сатанист и враг христианства. Русский патриотизм (национализм) от века был православным, даже, как теперь стало понятно, и в советские времена. С неоязычеством, даже таким романтичным, как у Гитлера, нам не по пути. Напротив.

Русский патриотизм всегда был православным

Однако понятие «русский национализм» в самые последние годы широко вошло в общественный обиход, и не только в современную печать, но и даже в научные труды. Придется признать, что другого более точного слова для такого явления в русском языке пока не создано. Значит, придется пользоваться этим, с нашей точки зрения сугубо несовершенным. Утешимся известной присловкой: «Глас народа – глас Божий» (хоть это и совершенно неверно по сути).

Суть новейшего истолкования русского патриотизма‑национализма заключается в первом слове. Да, мы прежде всего именно русские в гражданском и политическом смысле. Выскажу тут крамольную для нашего круга мысль, что распад Советского Союза на дюжину нелепых «республик», многие из которых просто смехотворны, анекдотичны, был несомненно полезен для дальнейшей судьбы русского народа. Тут следует хотя бы кратко задержаться.

В конце безумных восьмидесятых годов идеи сепаратизма «овладели массами» многонационального советского народа. Публично и очень страстно обсуждался вопрос о том, какая республика кого кормит. Со всех буквально сторон было тут высказано множество всякого вздора, о чем теперь неловко даже вспоминать. Всех переплюнули наши братья малороссияне: Киев, матерь городов русских, был увешен лозунгами на ихней смешной мове: «Кто съил мое сало?» – и это на фоне Московского Кремля.

Ну, теперь‑то все тут стало очевидным. В нашей несчастной Российской Федерации трудовому народу стало жить заметно хуже, чем при Брежневе (оговоримся: мы не сказали тут «при советской власти», ибо власть эта по отношению к трудящимся была весьма разной в разные периоды своей относительно короткой истории, но нынешнее поколение помнит именно брежневскую, наилучшую). Так вот, несмотря на все мерзости российского воровского капитализма, именно сюда тянутся миллионы граждан из новоявленных государств. Некоторые из них тут воруют, ибо государственное устройство тут именно таково, но подчеркнем главное – в России все‑таки можно прокормиться, а в Азербайджане и Таджикистане, в петлюровской Украине, увы, трудно. Кто же кого «кормил»?

Но было в советском государстве и нечто худшее, хоть о том теперь почему‑то не вспоминают. Шло не только материальное, но и духовное ущемление русского народа. Все помнят, хотя итоги не подсчитаны, что молодежь из «национальных республик» получала некие «квоты» для поступления в лучшие российские университеты и аспирантуру академических институтов. Получилось, что готовили кадры будущих русофобских идеологов «на местах». Или вот в каждой братской республике полагалось иметь своих «классиков» в сфере литературы и искусства. И создавали таковых в массовом порядке, переводили на русский язык, давали снимать кино на «Мосфильме», ставили и исполняли в столичных театрах и филармониях. Все это свершалось, и нет тут преувеличения, за счет духовных интересов русского народа.

То‑то теперь, остыв от горячки самостийности, бывшие «национальные классики» и их наследники опять просят принять их произведения на наших просторах. Понятно, кому нужны казахские композиторы в Алматы (бывший русский город Верный), поэты, сочиняющие на «рiдной мовi» в самостийной Украине. Нам уже приходилось высказываться, что если и было что‑то бесспорно полезное от распада Советского Союза, так это исчезновение навязанного нам силой изучения «братских» литератур и искусства. А ведь это отвлекало целые поколения русских граждан от собственной, уже безо всяких преувеличений великой культуры.

Разумеется, молодые деятели «Русского клуба» все это не только замечали, но и понимали еще с конца шестидесятых годов. И тут самое время напомнить, что в русском гражданине издревле таится сильнейшее чувство государства, его нерушимой сохранности, почти сакральности. Полагают, что это заложено еще в «Слово о полку Игореве». Иго Золотой Орды и потрясения Смутного времени, а в новейшее время – катастрофа девятьсот проклятого пятого года и гнусного февраля 1917‑го лишь укрепили в русском народе это чувство, ставшее почти инстинктом самосохранения.

Мы понимали, что крах советского государства принесет народу немыслимые тяготы, возможно, и гибель России. Вот почему мы опасались делать упор на русском, даже само это слово употребляли осторожно, с оговорками. Задним числом теперь в том можно нас упрекать, что некоторыми иногда и проделывается. Было ли это правильным политически в ту пору? Теперь, много лет спустя и в совершенно иных исторических обстоятельствах, во всеоружии полученного нами всеми горького опыта, могу утверждать: да, то было верно.

Скажем прямо, о чем невозможно было говорить вслух тогда и почему‑то молчат и по сегодня: советским государством со сталинских времен и вплоть до Кости Черненко управляли русские. И это отлично знал не только партгосаппарат, но и все народы и племена великого Союза от чукчей до молдаван. Кстати, это осознавали также и во всех европейских «странах социализма». С Китаем и даже Вьетнамом было иначе, но это уже другой совсем сюжет.

Наличествовало и прямое проявление русского руководства в «братских республиках» – все вторые секретари там были подчеркнуто русские и не из числа местных уроженцев. Они редко выступали с публичными речами, это делали их местные сотоварищи, но нити управления опекали четко и недвусмысленно. К ним, кстати, обычно и направляли свои жалобы местные граждане, не доверяя – и не без оснований – своим, а надеясь на беспристрастность московских надзирателей. Более того. Председатели местных управлений КГБ назначались Центром и зависели от местных первых секретарей только в партийном порядке. Тем паче – командующие военными округами. Отметим, что округа эти не совпадали с гражданским административно‑территориальным делением, перекрывая пресловутые «границы» всех республик. Как видим, государственное устройство было весьма четким и стройным, а о ленинском «праве наций на самоопределение вплоть до отделения» говорить вслух, хоть и в полуофициальной обстановке, не полагалось. Даже более того.

Помню примечательный случай подобного рода, произошедший на весьма высоком уровне, не только выразительный, но и веселый. Как‑то во второй половине семидесятых состоялось очередное совещание в ЦК КПСС, на котором собрали руководителей печати и телерадио. Речь шла о состоянии народного образования в стране. Некий высокопоставленный представитель ведомства стал говорить о недостатках в обучении школьников, вот, мол, некоторые призывники в армию «плохо понимают команды на русском языке»… Присутствовавшие на совещании, в большинстве своем всезнающие и понимающие все циники, дружно и громко расхохотались. Команды на русском языке полагалось понимать и исполнять всем без исключения гражданам Советского Союза. И нашим братьям от Кубы до Монголии.

Зададимся вновь вопросом, надо ли было в тех казавшихся незыблемыми условиях раздувать разговоры о государство‑образующем значении русского народа в Советском Союзе? Оставим вопрос открытым для обсуждения во всеоружии достоверного изучения всей совокупности исторических обстоятельств.

В нынешних границах Российской Федерации положение русского народа коренным, принципиальным образом изменилось.

Это понимают все подлинные патриоты отечества и нарочито пытаются замолчать или извратить его враги. С врагами разбираться проще, с них и начнем. По сути, нынешние либерал‑космополиты повторяют ленинское идейное наследие, на него, естественно, не ссылаясь. В чуть подновленном виде народу внушается про «многонациональное государство» и гневно осуждается ксенофобия и «русский нацизм» (фашизм). Поминается и пресловутая «тюрьма народов», только ею объявляется не царская Россия, как раньше, а Советский Союз – высылки крымских татар, чеченцев и антисемитизм. Разговоры эти ведутся настойчиво, но на газетно‑бульварном уровне, опровергать тут нечего. Подчеркнем лишь, что эти обличения России и русского национального самосознания идут не только от Ленина и Троцкого, но и далее в историческую глубину – к Марксу и Чернышевскому и даже к Радищеву и русским масонам времен французской революции. В политическом смысле это есть русофобия, а в православном – сатанизм.

В начале нынешнего столетия великороссы составляют в нашей «эрэфии» не менее 80 % населения, а вместе с общим числом белорусов и малороссиян, которые являются – за исключением галицийских униатов и католиков Западной Белоруссии – единым русским народом, не менее 85 %. А если к ним прибавить множество обрусевших иных народностей, исповедующих Православие, то число это возрастет до девяти десятых. И зная все это, мерзкие либерал‑космополиты внушают народу нашей родины о его якобы многонациональное™!

К этому плотно примыкает вопрос, внушаемый теми же русофобскими кругами, о нашей якобы многоконфессиональности. То есть, мол, много в России «коренных религий». И вот по разным важным и надуманным поводам торжественно выступают на телеэкране православный епископ, мусульманский муфтий, буддист в халате и раввин с пейсами. Русский человек ничего не имеет против буддийского халата или иудейских пейсов, жаль, что их сбрили Абрамович, Вексельберг и Дерипаска, но почему их вероисповедания – «коренные» в нашей стране? Последователей их, как известно, ничтожное число, гораздо более у нас католиков или баптистов, есть и иные‑прочие. Вот мусульман в России очень много, они веками жили на своих землях, войдя в состав России. Вместе с православными они стоят за народную исконную нравственность и негодуют на гнусную телепродукцию из Останкина.

Православные и мусульманские граждане России – вот наши истинные коренные конфессии, но разве можно говорить, что таковых «много»?

Как же обстоит дело с народами коренными и некоренными и различными вероисповеданиями в передовых странах, у которых нам следует, как полагают Сванидзы и Соловьевы, брать пример?

Сравним новейшие данные по составу населения нашей страны с Англией и Францией, великими державами, традиционными образцовыми демократиями.

Англия:

  • собственно англичан 65 %;
  • шотландцев – 9,6;
  • ирландцев – 5;
  • уэльсцев – 4,6;
  • индусов и пакистанцев – 3,5;
  • выходцев из Вест‑Индии – 3,3;
  • арабов и евреев по 1 проценту.

Во Франции столь же пестрая картина:

  • собственно французов – 40 %;
  • провансальцев – 20;
  • бретонцев – 10;
  • эльзасцев – 3,6;
  • мусульман (все) – 10;
  • евреев – 3,1;
  • итальянцев – 2,2;
  • португальцев – 1,5;
  • поляков– 1,7;
  • басков – 1,3.

Однако никто почему‑то не называет Англию и Францию «многонациональными странами» и не выискивает «нацистов».

Прежде чем размышлять дальше, подведем некоторые предварительные итоги.

Нынешняя Российская Федерация – это страна мононациональная с преобладающим большинством русского населения, сохранившим в основном православную веру и традицию.

С нами в разных частях страны проживает значительное число мусульман, и проживают издавна и вполне мирно. Подчеркнем тут важное: есть принципиальная разница между турком, проживающем в Гамбурге, и азербайджанцем в Москве. В первом случае – это чужак по культуре и языку, который не хочет, а если хочет – не может слиться с немецким большинством страны. В России же азербайджанец еще у себя в школе выучил русский язык, и русская культура ему не только не чужда, а близка, в России он не чувствует себя чуждым в окружении русских. Русско‑мусульманские отношения внутри России никакой опасности не содержат и не обещают ее.

Более того, сочувственное отношение русского народа к палестинцам или независимой политике шиитского Ирана свидетельствуют о многом. В частности, что обе стороны не приемлют западной сатанинской культуры и «толерантности» для гомосеков. И это очень серьезно. Это союз не сиюминутно‑политический, а стратегический. Можно сказать– духовный. Вот почему стычки на национальной почве между русской молодежью и пришлыми – явление поверхностное, и порождено оно именно убогой политикой нынешней российской власти, которая проводит не русскую, а дурацкую советско‑интернациональную внутреннюю политику.

Зададимся теперь немаловажным вопросом: следует ли русскому народу в нынешних сложных исторических условиях возвращать себе империю, объединяющую помимо русских множество малых народов? Разве они отпали не по Божиему промыслу?

Для более убедительного ответа на этот животрепещущий вопрос следует несколько отойти в историческую глубину.

Киевская Русь и Московское царство, распространяясь на обширные пространства, состояли из одного народа – русского православной веры.

Российская империя создалась ровно триста лет тому назад при Петре Великом. Присоединение католических и мусульманских народов сделало Россию в какой‑то мере многонациональной и многоконфессиональной. Русскому народу это счастья не принесло, истощая его силы в прибалтийских болотах, на равнинах Польши и Пруссии, в горах Кавказа и в песках Средней Азии, в балканских горах и под конец в бессмысленной войне на сопках Маньчжурии.

Итог – гибель царской империи в 1917 году при равнодушии русского народа.

Еще более разительный пример – краткая судьба советской империи. Тоже немыслимая слава и невиданные пространства от Берлина до Пхеньяна. На тех просторах русский народ еще более истощил свои силы, напрягаясь в Анголе и на Ближнем Востоке, на Кубе и в Никарагуа, во Вьетнаме и Афганистане. По переписи 1979 года, великороссы составляли 52 % населения СССР, а вместе с украинцами и белорусами – 72.

Итог – гибель советской империи в 1991 году при равнодушии русского народа.

Русский народ не из числа романтиков, можно твердо полагать, что не про имперский блеск и славу он ныне мечтает, а о справедливости и порядке. И все прочие наши народности тоже, включая так называемых «приезжих рабочих». Народу нужен русский царь в Кремле, твердый и справедливый правитель. Тут неизбежно встает вопрос о народовластии, по‑гречески – демократии. Очень почтенное понятие. Действительно, в Древней Греции и Римской республике важнейшие государственные вопросы решались на народных собраниях или по решениям избранных народом старейшин из числа наиболее почтенных сограждан. Увы, все это в сказочном прошлом. Демократия как общественное устройство исчерпало себя к исходу XX столетия. Выборы, как известно, основа демократического устройства. Не станем тут даже поминать о «выборах» в нашей убогой «федерации». Правильно толкуют «телевизионные мудрецы», что Россия не созрела для демократии. Согласимся в этом с «мудрецами». Созревший плод, как все знают, падает с дерева и гниет на земле. Русский народ действительно не созрел для падения и гниения, мы еще держимся на своем стволе, уходящем в родную почву.

На миг оглянемся на выборы американские, ведь лишь сравнительно недавно Шабад и Шейнис списали все тамошние демократические постулаты и записали их в российской Конституции. Президент США обладает по букве закона огромными полномочиями, вот почему среди бесчисленных американских выборов президентские – самые важные. Так вот, на последних избраниях Клинтона и Буша‑младшего на выборы приходила лишь половина избирателей, а голоса между кандидатами разделились почти поровну. Значит, действующий президент единственной мировой сверхдержавы избирается лишь четвертью своих граждан, половина их к нему равнодушна, а четверть враждебна. И вот эти «демократически» избранные деятели решают, бомбить ли Югославию или направлять войска в Ирак. Конечно, все разумные люди понимают, что Америкой правили не сладострастный Клинтон или балбес Буш, а некая неизвестная миру закулиса. На этом и закончим о «выборной демократии» на Западе. И в России тоже. Обсуждать следует иные пути.

Выскажем тут несколько неожиданное на первый взгляд суждение. Демократия – в самом истинном понимании этого древнего слова – изживает себя в современном мире. Перед тем как приступить к рассмотрению очень серьезного сюжета, отвлечемся на веселую байку брежневских времен: ординарец Петька кричит Чапаеву: «Василий Иваныч! Гольфстрим замерз!» – «Сколько раз говорил: не брать жидов в разведку!»

Прав, как прав был русский самородок Чапаев, что не доверял Гольфстриму! К нынешним временам он, коварный, не замерз, а, напротив, стал терять силу и обогревать Европу. О последствиях будущего галдят все телеведущие, не станем повторять. Суть в том, что «золотой миллиард», а точнее говоря, его наглые «олигархи», раздувают в угоду себе человеческие потребности, непомерную жадность людскую. Образ западного гражданина ныне таков: в семье три автомобиля и один ребенок. Отсюда турки в Германии и негры в Париже.

Итогом всего этого разнузданного потребительства стало неумолимое и беспощадное разорение природы, данной нам от Господа. Полярные льды тают, а воздух делается вредоносным, это все знают. Всемирная гибель приближается, но что же делать? Создать «всемирный парламент» не удастся, как не получается ничего толкового из Совета Европы, который един только в предвзятом отношении к нашей стране. А во всем прочем как жили, так и живут. И ничего не могут сделать, даже не собираются с нагревающимся Гольфстримом, наплывом пришельцев из Азии и Африки и стесняются обозначать себя христианами, весьма поощряя при этом гомосеков.

Для того чтобы вывести людей из тупика, куда загоняет его нынешняя безбожная западная цивилизация, необходимы определенные сверхусилия. Вот лишь пример, обыденный, но не самый опасный – ужасающие автомобильные пробки на улицах больших городов. Никакие уговоры не сдерживали и не сдержат человеческий эгоизм. Значит? Значит, надо принимать, как выражались еще недавно в нашей стране, «волевые решения». Но кто же за них голосовать будет себе же в ущерб?

Предвидеть будущее – не наша задача. Но чтобы закончить краткий сюжет о славной истории демократии и ее бесславном ныне конце, посмеем утверждать, что будущее человечества – за некой новой формой автократии. А во что она выльется, это люди сами решат.

Нет ни малейших сомнений, что Россия ближайшего будущего Божиим промыслом возродится и станет национальной и твердо управляемой сверху, а внизу – самое широкое народовластие, которого сейчас нет и в помине. Поэтому твердо и спокойно повторим подлинно общенародный клич: Россия для русских!

Эти вроде бы совершенно ясные и простые по смыслу слова злобят наших либерал‑космополитов, об этом они галдят непрестанно, используя всю мощь им принадлежащего телеэкрана. Почему же? Разве могут возмутить слова о том, что «Франция для французов», а «Англия для англичан»? А для кого же еще, изумится любой благомыслящий человек? Но благомыслие – не для наших врагов. Разберемся же.

Математики справедливо полагают, что наиболее впечатляющими являются доказательства от противного.

Попробуем. Зададимся вопросом, можно ли сказать «Россия для чукчей?». Да, безусловно, ибо чукчи один из малых российских народов, издавна проживающих на своей земле. То же можно сказать про черкесов, чувашей и прочих братских народов на любую букву русского алфавита. Отметим: на любую. Движемся далее. Сегодня в Тбилиси правят, к сожалению для обеих сторон, русофобские круги. Однако можно ли сказать, что Россия для грузин? Да, если вспомнить заслуги перед нашей родиной князя Багратиона или советского генерала Леселидзе.

Русскими безо всяких кавычек являются все граждане нашей страны.

Именно русскими, а не «россиянскими», как начал бормотать это нелепое словцо дурной Ельцин, и до сих пор наши правители не могут от него избавиться. Никого это ни в коей мере не ущемляет, напротив: любой народ у нас, самый малый, имеет право на язык и национальную культуру. Говорить о том скучно, ибо слишком уж известно. Но гвалт о «русском нацизме» не стихает на Западе и усиленно раздувается западной агентурой у нас. Отчего же? Вроде бы ослабленная и обрезанная Россия ныне никому не угрожает, дай Бог нам свои рубежи сберечь. Но…

Мировая закулиса, давно подмявшая весь ослабевший духовно христианский Запад, ненавидит нашу страну. Всякую – Царскую, Императорскую, Советскую и даже нынешнюю, обкусанную и разоренную. Становым хребтом России издревле был и остается русский народ, по нему и наносится основной удар. Расправиться со всеми прочими дело нетрудное. А самое удобное – натравить на русских иные народы. О том враги России мечтали давно, например, в 1942 году. Из Берлина тогда последовало указание оккупационным властям: «На юге использовать в наших интересах наличие противоречий между украинцами и великороссами. На Кавказе между туземцами – грузинами, армянами и татарами – и русскими. В прибалтийских странах использовать в интересах Германии противоречия между русскими и литовцами, латышами и эстонцами». Подчеркнем, что никаких благ в случае своей победы над Россией изначально не предполагалось в планах Германии в отношении карателей из числа крымских татар или чеченцев, в пользу прибалтийских эсэсовцев и всех прочих временных пособников. Никаких там «суверенных государств». Все на Востоке – рабы рейха!

Несметные богатства нашей земли издавна привлекали жадные взоры врагов

Тем паче привлекают и сегодня, ибо недра иных стран и континентов стремительно беднеют. Вот незадача – мешает им в этом русский народ, который никак не желает отказаться от своей культуры, своих верований и традиций. Весь русский народ со всеми его большими и малыми народами и народностями. Для процветания страны власть в Кремле должна стать русской, но не в пошлой «чистоте крови», а как при благородном «мужицком царе» Александре III, мать которого была немкой, а супруга – датской принцессой.

Сегодня русское образованное сословие мыслит именно таким образом. Приведем лишь отдельные примеры. Вот Александр Ципко:

«Основными субъектами нашей августовской, 1991 года, революции были прежде всего те, кто пострадал от пресловутого «пятого пункта»… Смысл всей этой революции состоял в том, чтобы окончательно отстранить народ, и прежде всего русских, от власти. Речь сегодня должна идти прежде всего о том, что пора доверить Россию русским. Без этого радикального перелома мы, наверное, никогда не станем демократической страной».

Сергей Кара‑Мурза: «Народ возникает не как природное явление, а лишь на основе какого‑то движения или идеи… Мы не обращали внимания на национально‑этнический вопрос. Мы что‑то чувствовали, но это было не на уровне знания, а на уровне догадки. Сейчас понимаем, что любая социальная проблема у нас становится национальной, а любая национальная – социальной».

Юрий Петухов: «За последние годы в России обстановка в области национально‑миграционной политики обострилась настолько, что можно с уверенностью говорить о надвигающейся в самое ближайшее время Национальной Катастрофе… За год в России пропадает без вести от 70 до 100 тысяч людей (прежде всего детей и женщин). В шесть раз больше, чем за десять лет Афганской войны! Часть пропавших убивают, но большая часть вывозится из России и продается в рабство – на Кавказ, в страны Азии и Ближнего Востока и даже в Европу. Россия в XXI веке превратилась усилиями мигрантов в самую крупную работорговую державу планеты».

Александр Самоваров: «Никто не принес большего зла правящему классу России, чем люди, которые игнорируют тот факт, что Россия– это страна русских. И если кто‑то из них работает на ЦРУ, тогда все становится понятным. Они сознательно гадят. Но если они на ЦРУ не работают, тогда что же ими движет‑то? Русский народ в отличие от элиты стал меняться. Безудержный интернационализм русских, готовых пожертвовать многим во имя каких‑либо очередных «братьев», столкнулся с ужасающей действительностью, когда русских встречали ненавистью только потому, что они были русскими».

Русская национально‑патриотическая мысль стремительно развивается и углубляется. Пока лишь верхушка русской молодежи сознательно подхватывает эти идеи, но то лишь вопрос времени, и скорого. Но в Кремле стараются этого глубинного движения «не замечать», так спокойнее, зачем волновать Совет Европы и вашингтонский обком? Меж тем уже возникли и бродят вокруг России, да и в самой нашей стране, эти пресловутые «оранжевые революции». Направлены они, как хорошо теперь известно, на разрушение всякого традиционного общества, основанного на положительных народных идеях– общественной нравственности, созидательном труде, любви к отечеству, гражданском и воинском долге. Подмену пытаются сделать на обратное: культ бессовестного чистогана, разнузданной вседозволенности, презрения ко всем устойчивым ценностям – православным или мусульманским в равной мере. Все это открыто, давно и шумно внушается нам с Запада.

Печальные события в Киеве, Тифлисе и некоторых столицах Средней Азии не могли не встревожить Кремль. Тем паче что свершались эти направляемые извне бунты с ясным анти‑российским акцентом. Власть приняла меры, но какие? Простейшие, то есть запретительные. В равной мере стали запрещать собрания и шествия как патриотической русской молодежи, протестующей против неконтролируемого наплыва пришельцев с уголовными склонностями, так и наемных участников сходок «демократа» Каспарова, который за всю долгую жизнь научился только передвигать деревянных коней и пешек по доске. Тут надо разобраться.

Неконтролируемый наплыв иностранцев опасен для любого общества, это очевидно

В Париже не так давно подобное привело к уличным погромам и пожарам. Даже недавний французский гражданин, потомок венгерского еврея Мишель Саркази вынужден был принять довольно жесткие меры против наглых погромщиков. Понятно, буржуазия, правящая Францией, сообразила: сегодня жгут на улицах машины простых граждан, а завтра начнут громить парижские особняки и имения под Парижем. Российская воровская буржуазия примитивна, как всякий мелкий хищник, она даже не озабочена сохранностью своих поместий на Рублевке, приучена к безнаказанности и беспечности. Заодно махнули рукой и на выразителя своих интересов отставного шахматиста Гарри.

Нам глубоко наплевать на интересы русскоязычной буржуазии, она достойна самой худшей участи, но подземный пожар тот опасен для всего общества, судьбы страны в целом. Ленин отмечал – принципиальная политика есть единственно правильная политика, а он‑то понимал в тех делах толк, каких успехов добился (мы говорим о подходах)! Нынешняя власть не решается стать русской, хотя сама судьба толкает ее в этом направлении. Вот почему ныне постепенно погружается наша страна в пресловутый застой. Это опасно, и судьба Брежнева, хоть он и был добрым правителем, тому бесспорное подтверждение.

В застойном обществе, как в стоячей воде, возникает гниение. Внешне все тихо, никаких там потрясений или взрывов, но общественные скрепы и государственные устои постепенно и с убыстрением слабеют и ветшают. А врагам народа и вредителям, как называли такую публику «в годы великих свершений», в подобной обстановке очень легко творить свою работу исподтишка. Разумеется, эти стародавние выражения тут употребляются иносказательно, сейчас диверсий и отравлений не свершается, иные времена, иные и действия противника. Ясно одно: государственный организм ослаблен, сопротивляемость его понижена.

В последние годы руководит всей нашей наукой и народным образованием некий Фурсенко. Скромный математик из Питера, никогда не работавший учителем или доцентом, он настойчиво и упорно разрушает доверенное ему важнейшее дело. Насильно внедряет нелепейшие «реформы», через колено ломая сами устои нашей науки и образования. И это в ту пору, когда достижения в этой сфере у нас признаются теперь всем миром, когда русско‑советскому опыту начинают подражать в самых передовых странах! Протестуют многоопытные академики, ректоры знаменитых учебных заведений, «университетская общественность» и школьные учителя – все напрасно. Фурсенко упорен и целеустремлен: если его меры где‑то в чем‑то не принимаются или откладываются, он выжидает, даже временно отступает, но свое разрушительное действо продолжает, словно выполняя чье‑то тайное поручение.

И вот что характерно. Да, бывают преобразования, которые сперва встречают разноголосицу в оценках, ожесточенные споры, и лишь потом общество приходит к некой взвешенной, усредненной оценке. Но в случае с «реформами» неведомого миру ученого‑педагога дело обстоит как раз наоборот: никто из авторитетных людей его не поддерживает, помалкивает печать и телеведущие с похвалами в его адрес, но… Осталось разрушать в этой сфере уже не очень много… Говорят, если звезды зажигают, то это кому‑то нужно. Если же светила нашего образования и науки всенародно, открыто гасят, то возникает тот же вопрос: кому это нужно? И выгодно?

Швыдкой и Фурсенко — евреи

Бывший всесильный полуминистр культуры Швыдкой отмечен такими же зловредными действиями в порученной ему области. Хотя он, как и Фурсенко – чистопородный еврей, но проводят они не еврейскую, так сказать, линию, а сугубо русоненавистническую. О Швыдком более ничего говорить не станем, ибо его бранят со всех сторон, множество выдающихся деятелей искусства аж к самым высшим лицам государства обращались с негодующими петициями, а ему словно на все было начхать. Но вроде бы его отстранили от дел. Надолго ли? Тоже загадка, и ответ опять же следует искать среди высших светил.

Создалось тревожное положение в нынешней России, чреватое многими опасными последствиями. Молодежь из трудовых семей не может получить свободный и законный доступ ни к хорошему образованию, ни к истинным ценностям культуры. А если добавить, что мощная еще недавно отечественная промышленность находится в обвале и профессионально‑техническое образование, столь четко выстроенное когда‑то, разрушено, то молодежи остается только улица. Со всеми ее прелестями. В советские времена возможность для продвижения по социальной лестнице давал спорт. Способный футболист или чемпионка по гимнастике могли достичь многого. Теперь профессиональный спорт стал буржуазным в самом худшем смысле этого слова, там воцарился бизнес и нечистые шоу. И то сказать, еще недавно любимейшей командой нашего футбола был армейский клуб, где блистал великий Всеволод Бобров. Теперь его и других из «команды капитанов» сменил чернокожий по имени Жо, получилось Боброжо. Увы, печальные шутки, ибо русских футболистов в наших командах становится все меньше и меньше…

В недавние еще времена служба в армии была отличным трамплином в судьбе молодого человека. Сержант в солдатском кителе или старшина в матросском бушлате были желанными гостями в приемных комиссиях любых университетов и в отделах кадров любых предприятий. Теперь… ясно, что теперь. Молодежь, в особенности ее большинство из трудовых семей, беззащитна к разлагающему воздействию телеэкрана или эстрадных идолов. И это проводится телехозяевами вполне сознательно, в чем не может быть сомнений. Вот как‑то в апрельский вечер по первому телеканалу на три часа показывали неведомого Илюшу Резника, жалкого «текстовика», сочинявшего песенки для наших эстрадников. Он полное никто, но выступал как «поэт» и, исполняя собственные сочинения, «пел» в микрофон. И постоянно маячит на телеэкране расхристанная женщина, называемая в народе Ксюхой, которая открыто матерится и раскрывает свои не очень ладные телеса.

Что же, наши теленачальники не понимают пошлости Резника (Жванецкого, Дубовицкой), не знают о разлагающем влиянии «Ксюхи» на молодежь? Знают, понимают, люди они совсем не глупые и подкованные. Но показывают раз за разом, день за днем. Почему? Современная русская молодежь отлично осознает свою невостребованность в стране своих предков. Никакие кривляния и вопли разных «нанайцев» и прочих попугайцев этого сильнейшего чувства не заглушат. Молодежь помнит, хотя бы в подкорке своего сознания, что их отцы покорили космос, их деды одержали величайшую в мире Победу, а их прадеды создали грандиозную державу между трех мировых океанов.

В этом – коренное отличие самого простого русского парня от самого толкового «гастарбайтера». Русский молодой гражданин имеет полное право требовать своей доли от наследства отцов и дедов. Власть должна бы понимать это, хотя бы из чувства собственного самосохранения. Будем уповать на это и тому споспешествовать.

У знаменитых русских революционеров позапрошлого столетия, которые отличались истинным самопожертвованием, хотя не взрывали авто и не брали в заложники школьников и родильные дома, был замечательный девиз: «В борьбе обретешь ты право свое!» Верно. У русского народа, в особенности молодого, нет ныне профсоюзов, кроме желтых, и нет партий, кроме игрушечных. Надеяться ныне можно только на самих себя. Осознание этого уже началось и стремительно растет. Чем раньше общество и власть осознают происходящее, тем станет лучше для всех.

Имя маленького олонецкого городка Кондопоги навсегда останется в русской истории. Кто знал названия разных деревень и полей, пока там не произошли знаменательные события? Зато потом запомнили крепко. Конечно, там пролилась русская кровь, но ведь она лилась на всем протяжении нашей истории. Мы не жалели своей крови, потому имели полное право не щадить и своих врагов. Государство Российское должно встать во главе русского народа, и тогда судьба Кондопоги минует все наши иные города и веси.

10 июня в Москве состоялось Всероссийское патриотическое совещание, созванное по инициативе председателя партии Народный союз С.Н. Бабурина. В нем участвовали представители 46 партий и организаций.

За два дня до этого в московской гостинице «Космос» было объявлено о создании Русского национального движения. Говорят, что его лидеры получили определенную помощь от Кремля. Однако, по нашему мнению, это явление тем не менее положительное. Посмотрим, что у них получится.

Материал создан: 27.11.2015



.00 рублей
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта