Я русский

что значит быть русским человеком

«Все евреи – диссиденты, все диссиденты – евреи»

Закавыченные слова, вынесенные нами в заголовок главы, есть распространенное присловье в наших интеллигентских кругах времен тех самых 1970‑х годов, когда пресловутая «диссидуха» возникла и одно время стала даже популярной. Была этих «протестантов» и «подписантов» ничтожная лишь кучка, но шуму‑то, шуму!.. Теперь, когда поднятая ими пыль давно и навсегда осела, видно, что в шутливом афоризме тогдашней интеллигенции глубинная сторона дела была подмечена правильно – почти все мало‑мальски заметные диссиденты были в той или иной мере еврейского происхождения.

С. Кара‑Мурза определяет эту сторону своего социологического исследования прямо с первых же страниц книги: «В том клубке противоречий, которые выродились в 1980‑е годы в кризис, приведший к гибели советского строя, было одно очень деликатное обстоятельство, о котором не принято было говорить, – культурные и политические установки советских евреев, которые были в СССР особым народом, но в то же время и особой, очень влиятельной социальной группой. Бурная кампания против «русского антисемитизма», проведенная в конце 1990‑х годов, имела полезную сторону: она узаконила открытое обсуждение еврейского вопроса» (Евреи, диссиденты и еврокоммунисты. М., 2000).

Да, это истинно так. Теперь высказывается на эту тему не только талантливый и высокообразованный автор данной книги, но и многие иные русские ученые, писатели и публицисты. Некогда «запретная» (и строго!) тема сделалась предметом гласного и спокойного обсуждения. Уже сейчас выяснилось множество важнейших, ранее закрытых или нарочито искаженных обстоятельств нашей новейшей истории. И среди лучших работ на эти сюжеты являются недавно вышедшие книги Сергея Георгиевича Кара‑Мурзы. Об одной из них и пойдет речь.

Для всех новейших работ С. Кара‑Мурзы характерна прежде всего спокойная прямота суждений, хотя касается он острейших вопросов современности, а также нашей недавней истории, которые ничуть не потеряли своей идейно‑политической остроты и поныне. Этим он резко отличается от немалого числа иных авторов, выступающих по тем же сюжетам, которые осторожничают, прибегая к общим словам, затемняющим драматизм картины. Либерально‑еврейская сторона вообще стремится избежать обсуждения роли еврейства в новейшей российской истории, но в русской тоже обходят порой «горячие точки».

Процитируем нашего автора: «Кафка в одной из своих талмудических притч сказал: «Из настоящего противника в тебя вливается безграничное мужество». Русский дух всегда имел рядом, в рукопашной, как раз такого противника с равным мессианским накалом, русский дух «отталкивался» от иудейства. Иудей – это не добродушный немец с пивной кружкой. О немце не напишешь «Слова о Законе и Благодати». Сказано не только четко, но и очень смело. И про «отталкивание», и про «немца», который, даже служа на советско‑германском фронте, оставался – за пределами своего «Ich habe Befehl» («У меня приказ») – все‑таки тем же добродушным человеком с пивной кружкой…

Или вот такое: «Нынешняя всемирная кампания по оживлению антисемитизма – часть большого спектакля. По многим жестам, мимике, репликам видно, что ставят этот спектакль люди недобрые, отягощенные темными комплексами и страстями. Ничего хорошего он человечеству не принесет». Да, не принесет, это уж точно. В том числе и той части «человечества», которая этот спектакль раскручивает, самоуверенно надеясь на конечный успех. Однако постановщикам подобных провокационных шоу хорошо бы хоть иногда вспоминать об участи своих весьма сильных и поначалу удачливых предшественников вроде Троцкого или Ягоды. Чтоб осторожнее были.

С. Кара‑Мурза с присущей ему прямотой и решительностью в суждениях показывает пропасть между большинством обездоленного народа и разбогатевшей на воровском переделе собственности кучкой сомнительных деляг. «Всем уже ясно, что так называемые «радикальные демократы» имеют целью не экономическую реформу, а именно смену типа цивилизации, типа культуры. Это и отвергается подавляющим большинством населения, которое к идее рынка отнеслось в общем благосклонно, но считает, что о смене культуры «не договаривались». В этом цивилизованном и культурном выборе евреи резко противопоставили себя большинству. По данным Р. Рыбкиной, в 1995 году из числа тех, кто собирался идти на выборы и определил свое предпочтение, 71 % евреев шли голосовать за партии «радикальных демократов» – Гайдара, Явлинского и Б. Федорова… А а КПРФ 3 % евреев. Это не расхождение с массой, а противопоставление, «двухполюсный мир».

Отсюда следует нелицеприятный, но с научной твердостью обоснованный вывод: «Если евреи – семья, то кто в ней сегодня «старшие братья»?.. Сегодня «старшие братья» – банкиры. По общему мнению, они обобрали Россию и безжалостно довели половину народа до голода. Неприязнь к этой семье, которая, похоже, беспрекословно следует за своими новыми «старшими», становится естественной. Для этого русским не надо даже становиться националистами, ибо евреи – не народ, а клан». Даже Радзиховский с Млечиным не смогли бы тут возразить (впрямую, разумеется, а не через телеподставу).

Сергея Кара‑Мурзу отличает непреклонность суждений и смелость выводов. Это вообще характерное свойство для нынешней русской общественной мысли, верный залог того, что Россия находится на пути духовного выздоровления. Русский мыслитель решается говорить о таких вопросах в наших общенациональных спорах, на обсуждение которых решились бы немногие. Тут уж не пожалеем места на цитату, ибо такое нынешним нашим согражданам приходится читать не часто:

«В 1995 г. я ехал из Вологды в Великий Устюг в одной машине с писателем Л.И. Бородиным. Он тоже был известным диссидентом‑патриотом. Человек несгибаемый и цельный, много лет отсидел за свои убеждения и ни разу не поступился ни ими, ни обыденной совестью. Он в машине рассказывал об этом своем опыте – не мне, но при мне. Его много лет «вел» один и тот же следователь КГБ, и время от времени между ними происходили принципиальные беседы.

Л.И. Бородин объяснял следователю, что руководство КПСС ведет дело так, что власть рано или поздно перейдет в руки антисоветских сил, которые в то же время будут радикально антирусскими. И поэтому он, Бородин, и его товарищи считают своим долгом бороться с КПСС. На это следователь ему отвечал так. Он и его товарищи, поставленные охранять безопасность СССР, и сами прекрасно видят, что руководство КПСС ведет дело так, что власть рано или поздно перейдет в руки антисоветских сил. Они, работники КГБ, пока не знают, как это можно предотвратить, какова стратегия и тактика противника. Но они наверняка знают, что плотину надо охранять до последнего и если позволить таким, как Бородин, проковырять в плотине дырку для небольшого ручейка, она рухнет гораздо быстрее. Тогда заведомо не хватит времени подготовить новую линию обороны и спасти положение. Поэтому он Бородина, который не прекращает своих попыток проковырять эту дырку, вновь отправляет в очередную ссылку.

Примерно так изложил суть этих бесед Л.И. Бородин, и я восхитился его объективностью. Он рассказал так, будто и в 1995 г. у него не было ясного ответа на вопрос: кто из этих двух патриотов был прав? Мы знаем, что тот следователь КГБ потерпел поражение – и верхушка КПСС, и его высшее начальство сдали страну антисоветским силам. Л.И. Бородин стал уважаемым писателем, главным редактором большого журнала, но, судя по всему, тоже потерпел такое же поражение. Если брать этот случай как чистую модель, в моих глазах принципиально прав был именно следователь. Если не знаешь общего средства спасения, то хотя бы оттягивай момент катастрофы – не позволяй размывать плотину. Может быть, за выигранное тобою время кто‑то найдет выход».

Да, прямо скажем, немногие сегодня отважатся с такой прямотой высказать подобные суждения! Но и мы, со своей стороны, полностью согласимся с суровой оценкой С. Кара‑

Мурзы. Верно было подмечено: целились в марксистский коммунизм, а попали в Россию…

Разбирая пресловутое «диссидентство», исследователь верно замечает, что «начиная с 60‑х годов идет поиск любой зацепки, чтобы устроить антисоветскую истерику. При этом истерики и протесты поражают своей фальшью, фарсовым характером. В. Шкловский и М. Шатров подписывают письмо протеста в защиту Даниэля и Синявского – и тут же получают Государственную премию и ордена… О «протестах» Евтушенко и говорить нечего, их он предварительно согласовывал с Андроповым, получив от него прямой личный телефон и разрешение звонить в нужных случаях. Так что антисоветский поворот готовился спокойно и хладнокровно, в комфортабельных условиях».

Наглость этой публики беспредельна, они и их духовные наследники и сегодня поносят несчастную Россию, обворованную абрамовичами, березовскими и далее по алфавиту вплоть до Ходорковского и Ясина. Жалуются на свою судьбу в кое‑как зарифмованных строчках:

Изложил Шафаревич,

Куняев пристукнул печать –

Про меня, русофобку,

Вердикт повсеместно размножен.

Ужасающая картина! Так и представляешь себе почтенного академика Игоря Ростиславовича, засевшего с кувалдой в руках около Останкина в ожидании Киселева и его супруги‑еврейки. Нет, и в самом деле надо было срочно принимать закон против экстремизма!

Но если даже в Кремле жидкого Волошина однажды сменит его отдаленный родственник, новоявленный Ягода Енох Гершенович (Генрих Григорьевич), мы будем по‑прежнему бороться за честь и достоинство России и ее народа. Вместе с Сергеем Кара‑Мурзой.

Что‑то все же изменилось в нашей стране за последние пару лет, после первой публикации данного материала! Нет более в Кремле Волошина, исчез, растворился, как дурной призрак. И на место его пришел русский вроде бы человек. Но не только это хотелось бы сообщить читателям. В газете «Еврейское слово» (Москва, ноябрь 2003) появилась заметка телевизионно‑газетного баловня Л. Радзиховского. Сказано там весьма откровенно: «Те, кто активнее всех выступает против ареста Ходорковского, – шумливая, беспокойная интеллигенция, журналисты, тоже почти все евреи, или, по крайней мере, принадлежат к «еврейскому кругу». В общем, раз уж у нас начинают возрождаться «диссиденты», то вполне понятно, что как и 100 и 30 лет назад, эти диссиденты будут неотделимы от евреев».

Ну, кто был у нас «диссидентом» сто лет тому назад, это постиг только безработный педагог‑психолог Радзиховский, но он в конце концов не обязан же знать русскую историю. Нам важно тут иное, а именно: подтверждение того, что слова «диссидент» и «еврей» почти тождественны. Вчера, как и сегодня.

Материал создан: 27.11.2015



.00 рублей
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта