Я русский

что значит быть русским человеком

«Все революции есть форма общественного умопомешательства»

– Сергей Николаевич, новейшая история России была настолько бурной на протяжении прошедшего столетия, за исключением, пожалуй, «благословенных лет брежневской безмятежности», что наступившая с начала нынешнего века «путинская стабилизация» воспринимается одной частью нашего общества с горячим одобрением, а другой его частью – с не менее горячими протестами. Правда, эта «оппозиционная» часть общества сегодня настолько разнородна и маргинальна, что воспринимается в народе именно как «другая Россия». Но если оставить в стороне восторги и славословия одних и гневные филиппики других, то чем бы вы объяснили серость нынешнего политического ландшафта, отсутствие, кроме президента Путина, других ярких и сильных политических фигур в стране трех революций?

– Общественная жизнь имеет примерно те же законы, каковы они и в так называемой «мертвой» природе: смена времен года, приливов и отливов и так далее. Конечно, общественная история творится смертными людьми, поэтому не может быть столь, так сказать, «точной». Но разве не случаются задержки с приходом весны или зимы, относительная слабость или сила приливов? И разве вечны нынешние направления океанских течений или границы полярных ледниковых шапок? Историко‑социальное движение тоже имеет свои жесткие закономерности. Многим это суждение покажется неожиданным, но мы станем исходить из наших предпосылок.

Для нашего сюжета отметим два обстоятельства. Все революции, великие и ничтожные, есть форма общественного умопомешательства. Ничего оскорбительного в суждении такого рода для людей нет. Это ныне общепризнанный факт. Уж сколько романтики и героизма с разных сторон оставила Великая французская революция, но нелепые действия ее участников и иступленную жестокость ничем иным не объяснишь. И второе: после революции неизбежно (и довольно скоро) наступает контрреволюция. Люди словно бы приходят в себя после безумного сна и начинают рассматривать, что же с ними случилось.

Наш народ сейчас находится именно в таком состоянии, и оно всегда очень плодотворно в смысле возможного развития. Как всегда, мы, русские, оказались и тут в исключительном положении – нам приходится подводить итоги и обдумывать их сразу в отношении двух революций – Великой и Ничтожной. Обе произошли всего лишь за одно столетие, такого еще не случалось в мировой истории. Вывод уже очевиден, и он быстро внедряется в общественное самосознание: обе революции были АНТИРУССКИМИ и направлены были на разрушение нашего исконного ГОСУДАРСТВА РОССИЙСКОГО. Значит?.. Значит, надо начинать с излечения того и другого.

– Сейчас очень много в стране страхов по поводу окончания путинского срока. Хотя и есть два т. н. «преемника», нам все время внушают, что может возникнуть на горизонте новая фигура, а вот кто он будет – большой вопрос. Уж если, как вы говорите, все российские революции были антирусскими, то где гарантии, что русского политического деятеля Владимира Путина не сменит представитель другого народа?

– Все граждане России суть русские – от чукчей до чеченцев, до чувашей и всех прочих. Со всеми равными правами и обязанностями. А кто не хочет быть русским – мир велик. Это когда‑то была лишь одна «земля обетованная», а теперь их целая дюжина на любой вкус и цвет. Вот почему шумная оперетта, именуемая всеобщими выборами, которая грядет, меня мало интересует. Если на кремлевском троне воссядет бандит Стенька Разин или нувориш Ромка Абрамович, они все равно станут проводить русскую внешнюю и внутреннюю политику. Такова железная закономерность мировой общественной истории, нравится это кому или не очень.

– Сейчас на Западе много говорят о том, что Россия скатывается к авторитаризму. Да и наша «пятая колонна» трубит об этом на всех углах. Вот отменили прямые выборы губернаторов – уже «попрание демократии». А то ведь как весело было, когда страна не выходила из перманентных выборов от Калининграда до Владивостока. А теперь президент определяет, кому сидеть на губерниях. Что же получается – старая партийная номенклатура сменилась новой, а диктатура ЦК КПСС – диктатурой Кремля?

– Будущее земной цивилизации весьма печально. Грядущее потепление климата – это не сказки о «снежном человеке» или пресловутом «Бермудском треугольнике». Суть приближающейся катастрофы – в неостановимом росте эгоизма нынешнего Запада. Три автомашины и один ребенок на семью – вот «заявочный лист» этой цивилизации. Она противна природе, а потому обречена. Возможное спасение лежит лишь на одном пути: ПРИНУДИТЕЛЬНОЕ обуздание эгоизма и гедонизма западной цивилизации. Потому принудительное, что современный западный гражданин добровольно от своих переизбыточных благ не откажется. Значит, возврат от пресловутой «демократии» (уж мы‑то, русские, познали цену этим «всеобщим и равным» выборам) к авторитарному способу управления обществом неизбежен. Не только во имя его блага, но и его же спасения.

Нынешняя Россия, а русский народ – изначально, наиболее подготовлена к такому переходу среди всех прочих стран и народов европейской цивилизации. В этом открываются для нас самые благоприятные перспективы.

– Не могу с Вами согласиться, что авторитаризм даже в лице такого харизматичного президента, как Владимир Путин, способен в одночасье решить накопившиеся за десятилетия беды и социальные проблемы нашего больного общества. Нам говорят о некоем оздоровлении страны, а что мы видим на деле? Вырождение русского народа, его стремительное вымирание. Деградацию вековых моральных устоев. Люди умирают от пьянства, русские города заполнены выходцами из Кавказа и Средней Азии. Они оседают в России, женятся на русских женщинах, у которых иного выбора не остается. В стране нет общенациональной идеи, поэтому и правят бал чиновники всех мастей. И никакой авторитаризм им не страшен. Они сильнее!

– Тут хотелось бы прежде всего сказать: не сейте панических слухов. Да, торгуют детьми. Но это все же носит (точнее, носило) исключительный характер. Пьянство русских мужчин наблюдается ныне в основном в хозяйственно запущенных местностях. «Перераспределение» русских женщин в пользу народов Кавказа и Средней Азии – это, скорее, словесная метафора, чем факт. Да, все это имеет место, потому нуждается в решительном отпоре, а для начала – в гласном обсуждении этих вопросов, с приведением подлинных фактов, имен виновных, прежде всего руководителей всех уровней, которые попустительствуют тому или ведут с этим недостаточную борьбу.

– Тем не менее борьбу ведут не с теми и не там. Сегодня опасно говорить о том, что русский народ притесняем ставленниками мировой закулисы, что вся печать, телевидение, кинематограф и издательства захвачены носителями антирусской идеи! Тут же приклеят ярлык «русского фашиста», а то и обвинят в разжигании межнациональной розни…

– О так называемом «русском фашизме» в нынешних условиях не следует даже упоминать. Его нет, а разговоры по этому поводу лишь на руку врагам русского народа. Значит, даже не стоит вести такие разговоры, избегать их, не поддерживать.

Что же касается глобализма, то есть всемирной власти космополитов‑олигархов, то тут все ясно и очевидно. Эта преступная, ибо полностью незаконная, власть ныне стала не только обнаженной, но и вызывающе наглой. И бесстыжей, ибо какой международной полиции им опасаться? Да, есть Интерпол, но он их же и оберегает. Смешны усилия российской прокуратуры выцарапать из Лондона очевидного мошенника Березовского, подозреваемого к тому же во многих «мокрых делах». Не надейтесь, товарищи, своих чужим не отдают…

– В Библии сказано: Вначале было Слово и Слово было БОГ. Вы человек, который отдал много лет служению русской словесности. Вашими книгами о генерале Брусилове, адмирале Макарове, легендарном батьке Махно зачитывалось и зачитывается не одно поколение русских читателей. Не менее интересна и биография Брежнева. Много написано о русской истории. Сергей Николаевич, хотел бы спросить вас, почему до обидного оскудела сегодня русская словесность? Понимаю, ушли из жизни пронзительные русские писатели – Василий Шукшин, Виктор Астафьев, Федор Абрамов, Виктор Конецкий, совсем недавно Михаил Алексеев. А кто пришел им на смену? Впору сказать: оглянулся я окрест, и скорбью душа моя наполнилась! Книжные прилавки ломятся от новинок, но что там? «Чернуха», «порнуха», «бытовуха»… Что же это за реализм такой? Или сегодняшняя литература – прямое отражение торжествующего хама? Какой капитализм, такая и литература. Хотелось бы узнать ваше мнение о современном литературном процессе. Есть ли сегодня интересные писатели?

– Что такое «сверхреализм», «бытовой реализм» и любое подобное в том же ряду быстро меняющихся определений, я разбираться не стану. Это построения в пустоте, полагаю, и пусть ими занимаются иные. А вот несколько известных писателей, которые представляются мне наиболее влияющими на общественное сознание нынешнего русского народа, точнее – на его наиболее продвинутую часть, я не упомянуть не могу. Просто обязан: возраст и многообразный жизненный опыт призывают меня к этому.

Заметим, что в XXI веке как бы «вдруг» изменилось само древнее понятие «литература». В конце минувшего века медленно потухла в России поэзия, она окончательно скончалась со смертью последнего крупного русского поэта Юрия Кузнецова. Даже студенческая молодежь не интересуется ныне стихами. Прозаическое творчество, разумеется, прекратиться не может, но оно изменилось существенно и быстро.

Этого пока не сумели заметить многие писатели и литературные истолкователи, именуемые критиками. Исчез роман в его классическом виде, а уж какие высокие образцы подарила нам тут русская классика! Скажу никак не кокетничая: если бы сейчас появился роман о современной жизни уровня «Анны Карениной», я бы читать его не стал. Зачем мне знать о заблуждениях и муках каких‑то несуществующих супругов Карениных, если вокруг меня, на моей родине, среди родного мне русского народа творятся ежедневно великие потрясения и подлинные драмы? Нет, я лучше узнаю о них, подлинных.

Скажут: так всегда было. Вспомните у Пушкина: «Над вымыслом слезами обольюсь…» Да, мы и сегодня плачем при кончине Андрея Болконского или над трагическим финалом «Тихого Дона». Это так, но времена меняются независимо от нашей воли, сегодня ничего подобного «Войне и миру» в волнах не видно. И не предвидится, твердо обещаю как в некотором роде знаток современной литературы.

Сегодня мы оцениваем писателей несколько иначе. Что они вносят нового в развитие русской души, заблудившейся в последнем столетии, как и чем просветляют ее, как используют великий, свыше данный им дар – русский язык, какую нравственность исповедуют?

Назову три имени. Александр Байгушев, разносторонне одаренный русский литератор, известен давно. Его два совершенно новаторских романа о хазарах и о мистическом саркофаге Останкинской телебашни пришлись на несчастные девяностые годы, их тогда мало кто оценил. Но недавняя его книга «Русская партия внутри КПСС», немыслимая по литературной смелости, вышла уже двумя изданиями подряд и мигом исчезла. Сергей Кара‑Мурза творит в жанре, вроде бы далеком от привычных представлений о литературном творчестве, но его многочисленные книги последних лет не только будят русскую мысль, но и расширяют наше представление о художественном образе.

Олег Платонов – некое совсем новое явление в литературе, жанр его многочисленных и в высшей степени разнообразных книг даже трудно обозначить привычными определениями. Даже свое сочинение по истории русского народного хозяйства он ухитрился выполнить– мы не преувеличиваем – на уровне отличной беллетристики. А его сочинения на сюжеты новейшей русской истории, его мемуарная книга!.. Об этом надо писать отдельно и подробно.

В последнее время резко возрос интерес к произведениям писателя Юрия Петухова. Ему удалось создать образец художественной публицистики, где в образной форме воплощаются животрепещущие интересы современного русского общества, в особенности его молодой части. Некоторые его произведения прямо‑таки впечатляют своей неожиданностью и остротой. Мы имеем в виду очерки его о знаменитой картине «Мона Лиза», о романе М. Булгакова «Мастер и Маргарита» и его новейшей киноэкранизации.

Беседовал Юрий Глухов

Материал создан: 27.11.2015



.00 рублей
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта