Я русский

что значит быть русским человеком

Русская идеология архиепископа Серафима. Вступление.

Русская идеология архиепископа Серафима

Преамбула
Православная Церковь не может предпочесть власть народа
Только Самодержавие сообразно с православной верой и на ней основано

На Соборе Архиереев Русской зарубежной Церкви, бывшем в декабре 1937 г., Председателем Русского Архиерейскаго Синода, Высокопреосвященнейшим Митрополитом Анастасием мне предложено было дать идеологию Русскому Христианскому Трудовому Движению. Это предложение мною было исполнено. Составленный мною доклад касательно русской идеологии был заслушан на Архиерейском Соборе в августе 1938 г. Выводы доклада были Собором приняты, и в соответствии с этим было вынесено соборное постановление.

Помимо этого, на Соборе 1938 г. Русских Архиереев при участии мирян, некоторые из мирян — членов Собора, представители от епархий в Югославии и Западной Европе, просили меня дать им сведения относительно русской идеологии и в частности — обоснования царской самодержавной власти.

Это побудило меня заняться выяснением настоящего вопроса, животрепещущего и столь близкого для сердца русских людей, плодом чего и явилась моя книга: "Русская идеология".

Русская идеология состоит в православной вере и основанной на ней жизни русского человека во всех её проявлениях

В первой главе этой книги указывается, что русская идеология состоит в православной вере и основанной на ней жизни русского человека во всех её проявлениях. Эта вера была усвоена русским народом с самого момента его крещения, как главное правило жизни, что свидетельствуется тем, что самыми любимыми книгами для чтения русских людей, помимо книги живота — Библии, были — Жития Святых (Четьи Минеи). Но особенно о жизненности этой веры свидетельствовала святая иноческая жизнь в монастырях и благочестивая жизнь мирян, о чем говорит бесчисленное множество в России храмов и церковный быт наших предков, которым они открыто исповедовали свою веру,— их великие молитвенные подвиги и в храмах, и у себя дома, — их искреннее глубокое покаяние во грехах и чистота их православной веры. В той же главе отмечается то дивное покровительство и заступление, которые оказывал Господь русскому народу за его преданность православной вере и стремление к святости, что то же — к жизни, сообразной с этой верою.

Во второй главе нашей книги изображается другая — печальная сторона жизни русского народа — его отступление от православной веры и прежде всего посредством усвоения им протестантизма. Здесь показывается, что не сразу произошло это отступление, а постепенно, начиная с Иоанна III, со времени поступления на русскую службу немцев. Но особенно катастрофичным для России было отступление от православной веры при Петре Великом. Этому несчастью содействовали его противоцерковныя реформы, которыми производилась ломка самой православной веры.

Особенно катастрофичным для России было отступление от православной веры при Петре Великом

Особенно пагубными были реформы в отношении монастырей с отобранием монастырского и вообще церковного имущества. Вследствие этого, монастыри утратили свое великое значение церковных просветительных центров в жизни русского народа. Воспитание и просвещение были отняты от Церкви и перешли в руки государства и стали вестись по линии удаления от Церкви и Её спасительного влияния. К отступлению русского народа от православной веры было направлено и личное поведение Петра.

Конечно, такие его мероприятия не остались без протеста со стороны последнего патриарха Адриана, Местоблюстителя патриаршего престола Митрополита Рязанского Стефана Яворского и вообще епископата русской Церкви. Но эти протесты не только не имели никакого успеха, но вызывали со стороны Петра лишь суровые репрессии. Благодаря противоцерковным Петровским реформам, появилось в образованном русском обществе охлаждение к православной вере, умножение сектантства и даже неверия, таившего в себе начало гибели России.

К сожалению, это неверие еще более стало укрепляться у нас в царствование императрицы Анны Иоанновны, через открытое гонение на православие со стороны Бирона, и в особенности в царствование императрицы Екатерины II. Она открыто преклонялась пред безбожником Вольтером и окончательно отобрала в пользу государства церковное имущество.

Конечно, такое отрицательное и пагубное для России отношение к Церкви императрицы не могло остаться без протестов со стороны представителей русской Церкви, и мы подробно остановили свое внимание на Митрополитах: Ростовском Арсении Мациевиче и Тобольском Павле, которые своим исповедническим протестом против отнятия церковного имущества, вместе с тем, выступали против уничтожения русской идеологии, долженствующей быть в основе жизни каждого русского человека и всего русского государства. Своим протестом они предвозвестили гибель его, хотя она наступила не сразу, и показали, что с потерею церковных имуществ Церковь потеряла одно из главных средств распространять православную веру и бороться с её врагами. Эта потеря лишила Церковь возможности надлежащим образом организовать, для укрепления православной веры, школьное просвещение.

Поэтому неверие продолжало сильно распространяться в России даже и в царствования последующих императоров, покровительственно относившихся к Церкви. Они уже не нашли в себе силы идти против всего русского интеллигентного общества, которое настолько удалилось от Церкви, что следовало не её учению, а учению богоборческаго гуманизма, давшего русским людям авторитет научности вместо Божественного церковного авторитета. Оно уже глубоко и сознательно стало воспринимать толстовское и социалистическое учения, яд которых почти беспрепятственно разливался по всей русской земле в сельских и городских земских школах, обладавших большими государственными средствами.

Земство явилось пагубным учреждением для России

Неверие нашей интеллигенции вылилось, наконец, в освободительное движение с кровавым террором, направленным к ниспровержению царской власти. Это движение разделило всю Россию на два лагеря — левых и правых, и, имея в своем полном распоряжении Государственную Думу, открыто и легально насаждало чрез нее в государстве не только противоцерковные, но и революционные идеи, вынудив правительство издать в 1905 г. в высшей степени вредный закон о свободе совести, и, наконец, чрез заговор против Государя, низвергло его с престола и погубило Россию.

В третьей главе нашей книги констатируется истина: так как Россия погибла вследствие отступления русского народа от православной веры, то для спасения и возрождения России необходимо всем русским людям вернуться к этой вере, отвергнуть все еретические и богоборческие учения и положить в основу своей жизни учение православной Церкви и все ее уставы. Подобно нашим предкам, мы должны иметь веру аскетическую, живую, которая сопровождается всеми христианскими добродетелями; а вместе с нею — свято блюсти чистоту нашей веры во всей ея апостольской непорочности, чуждой всяких еретических приражений. За это Господь пошлет нам, как посылал нашим предкам, внутреннюю перерождающую благодать Св. Духа, как Царство Божие в его дивных, благодатных проявлениях правды, мира и радости. К стяжанию этой благодати мы, русские люди, должны стремиться, прежде всего, как к своему небесному счастью, как к высшей цели своей жизни и величайшему своему сокровищу, чрез веру аскетическую и православную.

Отсюда понятно, что мы должны тщательно хранить свою православную веру от её смешения с инославными исповеданиями и, в частности, католическим и лютеранским. При таком смешении благодать не будет с нами, а без благодати мы никогда не достигнем, как учат святые отцы, истинной нравственности или христианской жизни, и не войдем в вечный небесный чертог.

Высшее благо — благодать Святого Духа может быть только в православной Церкви

В той же главе нами отмечается, что это высшее благо — благодать Святого Духа, как внутренняя перерождающая сила, может быть только в православной Церкви. Поэтому мы должны тщательно хранить православную веру, сделать ее основой всей своей жизни, подобно нашим предкам, открыто ее исповедывать и всячески избегать ложного пагубнаго стыда. Чрез эту исповедническую веру Господь будет царствовать в сердцах наших Своею благодатию с ея святостью и блаженством и дарует нам опять великую, славную Россию, какою она была, благодаря истинной вере наших предков.

Но вере предков было присуще смирение с его покаянием. Благодаря этому смирению, их вера была аскетической и переходила в исповедническую. Без смирения, по Богооткровенному и святоотеческому учению, нет и не может быть никаких истинных христианских идеалов. Истинная православная и духовная жизнь начинается смирением, им развивается и доходит до совершенства потому, что только через него Господь посылает нам благодать Святого Духа, эту Божественную силу, без которой мы, по слову Христа, ничего доброго не можем совершать.

Но если это смирение сделало веру наших предков аскетической, то смирение сделало ее и чистою от всяких ересей, ибо гордость, по учению Св. Писания, есть начало греха и отступления от Господа и является причиною всех ересей, как учат и святые отцы Церкви. Смирением и покаянием предки наши ограждали и свою веру от ересей, и свою Родину от гибели; и как только русские люди вступили на путь отступления от православной веры, на путь гордости, так постепенно и прежде всего в очах Божиих началась гибель нашей Родины, несмотря на то, что после Петра Россия внешне увеличивалась в своем могуществе и славе. Но это могущество и слава обязаны той же вере русского народа, который в своей массе и в своем низу не мог так скоро отступить от православной веры, вопреки всем усилиям безбожной русской интеллигенции скорее развратить его.

Будем всегда помнить, за что мы наказаны Богом, и не только помнить, но и стремиться возродить Россию своим возвращением к вере наших предков, основанной на смирении и покаянии, вере аскетической, православной и исповеднической.

Поэтому пусть в жизни нашей будет эта вера, и, прежде всего, как вера смиренная с покаянием в самом тяжком грехе, в котором повинны русские люди или активно, или пассивно. Мы имеем в виду грех бунтарства против самодержавной власти царя — Помазанника Божиего. Этот грех является крайне тяжким, ибо он есть следствие отступления русскаго народа от православной веры, от Церкви и от совести.

В четвертой главе указывается, в чем должно состоять покаяние русских людей в их тяжком грехе бунтарства против самодержавной царской власти. Не все одинаково повинны в этом грехе, почему и покаяние должно выразиться не у всех в одинаковой степени. Для одних оно должно состоять в радикальной перемене своей греховной настроенности на благодатную, чем сам собою уничтожится у них тяжкий грех бунтарства и произойдет изменение в их отношении к самодержавной царской власти. Для других покаяние должно состоять в открытом исповедании истины, что одною из основ возрождения России является исконная царская самодержавная власть Помазанника Божиего; что никакая другая форма государственного правления не приемлема для России, ибо несообразна с православной верой и на ней не основана.

Кроме самодержавия, никакая другая форма государственного правления не приемлема для России, ибо несообразна с православной верой и на ней не основана

Мы так говорим потому, что только эта власть, по учению Священного Писания и святых отцов, является Богоустановленной и происходит от Бога, о чем прекрасно говорит Митрополит Московский Филарет. Он же очень хорошо свидетельствует о благодетельном значении для человеческой жизни царской самодержавной власти на основании Священного Писания, резко осуждая посягателей на эту власть, хотевших в России вместо нее ввести слепую, жестокую власть не от Бога, а от народа — власть народной толпы. Означенное учение митрополита Филарета о происхождении царской самодержавной власти и её благодетельном значении для народа не только основано на Святом Писании, но совпадает с таким же учением и святого Феодора Студита.

Впрочем, в Св. Писании мы находим еще учение о царе, как Помазаннике Божием. Отсюда ведет свое начало таинство миропомазания, которое совершалось и над царями в Византии, а затем стало совершаться и у нас, в России. Таинство святого миропомазания делает личность царя священной, сообщает благодать Святого Духа для несения подвига царствования, возвышает его авторитет в глазах всего народа, как нации, возводит царя на степень верховного покровителя православной Церкви в защите её от еретиков и всех её врагов, почему святой Иоанн Златоуст и учил, что царская власть, разумеется христианская, есть начало, которое удерживает пришествие антихриста.

Таинство святого миропомазания делает личность царя священной

Такими покровителями святого православия не только для России, но и для других православных стран, были и наши русские цари, благотворное влияние коих ощущалось даже во всем мире, как об этом печатно свидетельствовал так недавно итальянский профессор-историк Ферреро.

В той же четвертой главе мы указываем, что к учению Священнаго Писания о царской власти нужно отнести и учение об отношении к царю со стороны его подданных. Это отношение определяется, по свидетельству Откровения, двумя Божественными заповедями. Бог, во-первых, повелевает: не прикасаться к Его Помазанникам и, во-вторых, оказывать почитание царю чрез наши молитвы о нем и повиновение ему. Первою заповедью, данною еще в Ветхом Завете в словах: Не прикасайтеся помазанным Моим, Господь ограждает царя от всего того, что колеблет его власть и выражается в недовольстве царем и его осуждении подданными, и о чем очень хорошо опять таки говорить тот же Митрополит Филарет.

Эта Божественная заповедь нарушается и через ограничение самодержавной власти царя, чего русские люди требовали с неистовством из-за рабскаго, слепого подражания европейским народам. Требование этого ограничения также способствовало гибели нашей Родины.

Нет нужды доказывать, каким ужасным прикосновением к Помазаннику Божиему является низвержение подданными своего Царя. Здесь нарушение настоящей Божественной заповеди достигает по своей преступности самой высокой степени и влечет за собою гибель государства. Такое, именно, прикосновение к Помазаннику Божиему было допущено русскими людьми, поэтому мы во всей полноте знаем гибельность и для себя, и для России отвержения людьми данной Божественной заповеди.

Что касается положительной заповеди, повелевающей нам почитать царя, то первым выражением её является возношение нами молитв и благодарений о царе, к чему призывал Апостол Павел Епископа Ефесской Церкви Тимофея. Этот призыв может вызывать удивление, так как тогда царями были язычники и гонители. Но прекрасное истолкование этого апостольского призыва дается Митрополитом Филаретом, которое и приводится в нашей книге.

Апостол Петр повелевает повиноваться царю Господа ради православной веры в Бога

Другим выражением почитания царя подданными является их повиновение ему. Апостол Петр повелевает повиноваться царю Господа ради православной веры в Бога. Этот мотив для повиновения царю является высшим. Если бы русские люди относились к своему царю согласно этой заповеди Святого Писания, то не был бы снят с его головы царский венец преступными руками предателей, и Россия не погибла бы. Только одна православная вера побуждает, как должно повиноваться царю. Только она одна заставляет в этом повиновении любить царя, Помазанника Божиего, жертвовать собою, страдать и умирать за царя и смотреть на него, как на отблеск славы и Божественного величия.

Так, в строгом соответствии с православною верою относился к царю, так почитал его русский народ, о чем очень хорошо свидетельствует и наше народное творчество, выраженное в песнях, сказках, пословицах, былинах и присловиях. С таким почтением и любовию относился русский народ в лице истинных сынов его к своему царю не только в древности, но и до самого последнего времени, ибо простой верующий народ без слез умиления не мог смотреть на царя. Он в действительности, по выражению Митрополита Филарета, был главою и душою русскаго народа. Поэтому, когда не стало этой души, не стало и России.

В пятой главе нами устраняются два возражения против учреждения в будущей России исконнаго начала государственной жизни — царской самодержавной власти. Имеется в виду, во-первых, мнение, что эта форма правления изжита, и, во-вторых, что для Церкви будто безразлично, какая форма правления будет в России. Что касается первого мнения, то оно направлено против спасительного на нас влияния Священного Писания, ибо царская власть в России была основана на его словах. А эти слова являются глаголами вечнщго живота. Поэтому такое мнение является неразумным. Если нельзя сказать, что слова Божественнаго Откровения изжили себя, то нельзя сказать, что и царская власть, как на них основанная, изжила себя. Действительность, напротив, свидетельствует, что не царская самодержавная, а парламентарная власть изжила себя. Русским людям в вопросе о будущем строе правления нашей Родины надо сообразоваться с Богооткровенным и святоотеческим учением и следовать не за врагами, а за истинными и гениальными её сынами, каковыми были Достоевский и Пушкин, свидетельствовавшие всю необходимость для счастья и могущества России не демократического, а, именно, царского самодержавного строя.

Относительно второго, такого же ошибочного, мнения нужно сказать, что для Церкви не может быть одинаковой власть, покровительствующая ей, и власть богоборческая, царствующая у нас в настоящее время, при наличии которой православная Церковь в России может исчезнуть. Эта власть такова, что невольно возбуждает в умах русских людей вопрос: не настал ли сейчас момент окончательной гибели нашей Родины? Этот вопрос будет особенно волновать нас, если мы вспомним два письма оптинского старца иеросхимонаха отца Амвросия, с истолкованием им двух страшных замечательных сновидений, касательно судеб нашей России. Об этих сновидениях и их истолковании отцом Амвросием говорится нами в настоящей главе.

Господь избавит Россию от всех её бедствий ради православной веры

Однако, мы питаем надежду, что момент для конечной гибели России еще не настал, ибо имеем пророчество святого Серафима Соровского, что Господь избавит Россию от всех её бедствий ради православной веры и она будет существовать, как сильная держава, до скончания века. Эта вера есть в русском народе. Она исповедуется им даже в великих настоящих страданиях России. Поэтому мы должны молиться, чтобы Господь укрепил эту веру и скорее бы избавил Россию от богоборческой власти. Самый тот факт, что мы вместе со всею зарубежною русскою Церковию и с нашими братьями, находящимися в России, молимся об этом, свидетельствует, что для Церкви далеко не безразлично: будет ли Россия возглавляться впредь богоборческою властью.

Точно так же не безразлично для Церкви, какая будет в России после советской власти государственная форма правления. Православная Церковь не может предпочесть власть народа, что то же — народной толпы, царской власти по той причине, что народоправство не есть Богоустановленная власть и не коренится в Священном Писании. Мало того, республиканская и конституционная власть являются ниспровержением Богоустановленной царской власти. Правда, в конституционной форме правления монарх остается, но самодержавие от него отнимается народоправством и для него создается неестественное и тяжелое положение, при котором он "царствует", но не управляет; о чем хорошо в свое время писал Иоанн Грозный в своих письмах князю Андрею Курбскому и заявлял Шведскому королю и Польскому королю — Стефану Баторию.

Таким образом, как республиканская, так и конституционная форма правления — не только не являются Богоустановленною властию, но самое их бытие начинается с её отрицания. Святая Церковь наша не может закрыть своих глаз на это отсутствие религиозной основы в том и другом демократическом образе правления, поэтому и не может желать его введения в будущей России.

Демократический строй не соответствует религиозно-нравственному идеалу русского народа

Кроме того, демократический строй не соответствует религиозно-нравственному идеалу русскаго народа. Этот идеал состоит в устремлении русских людей к святости, или единению со Христом чрез православную веру и любовь со всеми прочими христианскими добродетелями. Но этот идеал русскаго народа совершенно чужд республиканской или конституционной форме правления. И это понятно, ибо демократическое государство управляется не этическими, а юридическими нормами. Зато монархия в России как нельзя лучше соответствовала русской идеологии. Об этом говорит самое назначение монарха быть представителем идеала русского народа и направлять свою государственную деятельность сообразно с этим идеалом. Являясь первым и верным сыном Церкви, царь был и покровителем русского народа в удовлетворении его высших религиозных потребностей, будучи для него и в других областях его жизни олицетворением высшей милости и отеческой любви.

Демократическое государство управляется не этическими, а юридическими нормами

Отсюда ясно, почему русский народ так верен был своим монархам с готовностью полагать за них свою жизнь. Русский народ даже в унижении царской власти в период смутного времени винил не ее, а себя, видел в этом наказание Божие за грехи свои и ревностно отвергал все посягательства на самодержавие царя...

К сожалению, в 1825 г. произошло восстание декабристов. Это восстание показало, что в русском народе стал меркнуть религиозно-нравственный идеал и стал заменяться идеалом политическим, и чем дальше шло время, тем сильнее и сильнее заявляло свои права в русском обществе конституционное и даже республиканское движение, которое вылилось в освободительное, низложило царя и погубило Россию.

Несомненно Господь за эту замену идеологии и наказал русский народ. Но Он и помилует его за великие страдания, веру и покаяние и дарует ему избавление. Однако, чтобы возродить Россию, мы должны вернуться к своему религиозно-нравственному идеалу и на основании его воссоздать царскую самодержавную власть, так как другие формы правления не соответствуют нашей русской идеологии.

Этим несоответствием не исчерпываются все мотивы, почему Церковь должна отвращаться от демократических форм правления. Последние не только не имеют данного соответствия, они даже враждебны религиозно-нравственному идеалу русского народа. Поэтому при появлении в России того или другого демократического строя, наша православная Церковь окажется в положении гонимой, т. е. тогда произойдет фактически отделение Церкви от государства.

Не надо забывать, что только либеральные круги России требовали демократического строя, а все истинно-русские люди отстаивали самодержавие.

Отсюда ясно, что Церковь не может быть безразличной к форме правления в будущей России. Для собственного своего блага и ради возрождения России она может стремиться к восстановлению у нас только одного государственного строя — самодержавной власти царя — Помазанника Божьего.

В шестой главе мы призываем всех русских людей стремиться, как к величайшей милости Божией, к учреждению в будущей России истинной монархической власти, которая может быть такою только при своем отношении к Церкви на основе симфонии в смысле ограничения самодержавной царской власти Церковью — её Божественными законами. Мы имеем в виду симфонию, теория которой изложена в 42-й главе славянской Кормчей, взятой из VI новеллы Юстиниана. В настоящей главе нами дается толкование этой симфонической теории, которая обязывала носителя царской власти быть защитником догматов православной веры и почитать Церковь, т. е. исполнять все её каноны, сообразовать с ними законы гражданские и заботиться о её материальном благополучии.

В соответствии с этой симфонией определяли свои отношения к Церкви Византийские императоры, прежде всего оказывая покровительство ей в её борьбе с еретиками на Вселенских Соборах и после них в особенности в виду страшных насилий, вплоть до уголовных преступлений, которые совершались еретиками по отношению к православным людям.

Согласно этой симфонии, Византийские императоры оказывали и почитание Церкви в лице её власти, т. е. не вмешивались в дела Церкви и самих себя считали подсудными церковной власти в делах веры и нравственности, о чем свидетельствует их отношение к Вселенским Соборам, на которых они никогда не председательствовали и постановления коих они считали обязательными к исполнению не только для всех их подданных, но и для себя самих, и даже признавали силу гражданских законов только в том случае, если они не противоречили святым канонам.

В Византии императоры признавали силу гражданских законов только в том случае, если они не противоречили святым канонам

Для осуществления той же симфонии Византийские императоры считали своим священным долгом заботиться и о материальной стороне жизни Церкви. Конечно, главный приток пожертвований в пользу Церкви делался верующим народом во исполнение Божественной заповеди о десятинах. Но самое главное здесь заключалось в том, что святые каноны закрепляли это церковное имущество, как принадлежащее Самому Богу, за Церковью, как неприкосновенное. Этой неотчуждаемости церковного имущества содействовала и императорская власть, делавшая своими законами его неприкосновенным и ограждая его заклятиями.

В настоящей главе мы отмечаем, что в данной теории не указывается, в чем должно проявляться для этой симфонии отношение Церкви к государству и в частности к той же царской власти. Мы обясняем это обстоятельство тем, что Церковь по свойству своей веры православной не могла нарушать симфонии и проявлять папоцезаризм, и что, действительно, этого никогда не бывало. Однако, Церковь всегда участвовала в этой симфонии властей и очень много делала для неё, возрождая благодатными средствами своих членов и через воспитание и просвещение делая их великими сынами отечества, воодушевляя их любовью к царю и родине до готовности полагать за них свою жизнь.

С таким значением теория симфонии перешла из Византии и к нам в Россию. И здесь она действовала, определяя взаимныя отношения между церковной и государственной властью, пока не была нарушена в царствование Алексея Михайловича. Действительность показываеть, что и наши великие князья, а затем цари были защитниками православной веры и боролись вместе с Церковью с еретиками, о чем свидетельствують наши древние Соборы, на которых они нередко присутствовали и осуществляли все соборныя меры по отношению к еретикам.

Так же, как Византийские императоры, наши великие князья и цари осуществляли симфонию в отношении святых канонов и в отношении церковной власти, в особенности в лице русских церковных Соборов, считая их постановления для себя обязательными.

Подобно Византийским императорам, относились они и к церковному имуществу, являя заботы о материальном благоденствии Церкви и личными своими пожертвованиями, и посредством ограждения церковной собственности своими уставами и грамотами.

В последней седьмой главе нашей книги говорится о нарушении симфонии властей при Алексее Михайловиче, причем в этом отношении проводится аналогия между Россией и Византией. В последней симфония нарушалась многими императорами через их цезарепапистское вмешательство в дела Церкви. Но в особенности нарушителями её, вплоть до её уничтожения, были византийские императоры иконоборцы, которые своим нарушением основ симфонии: православной веры и святых канонов, совсем уничтожали ее и даже делались гонителями Церкви. В этом уничтожении симфонии Церковь видела причину падения Византии.

Такое уничтожение симфонии властей у нас случилось при Петре I. Оно, в силу закона постепенности, имело раннейшую свою подготовку в царствование Алексея Михайловича, когда произошло нарушение симфонии вместе с появлением "Уложения" в 1649 г. и, в частности, его Монастырскjго Приказа. Этот Приказ был вопиющим вмешательством в церковные дела, которое проявлялось в суде над духовенством даже по духовным делам, в назначении духовных лиц на должности и в частичной конфискации церковного имущества.

Величайшим защитником русской идеологии, борцом против нарушения симфонии властей и, вместе с тем, проповедником истинной самодержавной царской власти явился Святейший Патриарх Никон. Сознавая всю гибельность для Церкви и государства цезарепапизма, Патриарх Никон протестовал, как это видно из его сочинения: "Разорение", против суда светской власти над духовенством по гражданским и церковным делам. Такой же энергичный протест был проявлен с его стороны и против частичной конфискации церковного имущества. Он видел, что на этом государство не остановится, и отнимет от Церкви все средства, при помощи которых она могла бы осуществлять свои высшие задачи относительно воспитания и просвещения русского народа и тем самым предохранить его от гибели. Поэтому Патриарх Никон на библейских примерах показывал, какия страшныя наказания следуют от Бога за отнятие у Церкви ея имущества, "Уложение" называл "проклятою уложенною книгою", а в Монастырском Приказе видел толчок к расцерковлению русскаго государства и начало гибели России.

Так как оцерковление русского государства посредством гражданских законов, не противных святых канонам и проникнутых духом Церкви, зависело от истинной царской самодержавной власти и её отношения к Церкви на основе симфонии, то борьба Патриарха Никона против "Уложения" и Монастырского Приказа имела своею целью возглавление русского государства властью такого царя, при котором только и возможно осуществление симфонии властей и процветание Церкви и государства. За эту борьбу он тяжко страдал. И в этой борьбе он пал, но оставил завет всем русским православным людям — чему они должны следовать для возрождения России.

Поэтому Патриарх Никон должен быть истинным, великим наставником для нас в наших стремлениях восстановить Россию посредством истинной самодержавной власти царя Помазанника Божьего.

По той же причине мы постарались снять с личности Патриарха Никона то нарекание, которое может принизить его авторитет в наших глазах. Мы имеем в виду обвинение его в непомерной гордыне, будто побуждавшей Патриарха Никона стремиться к властительству над самим царем Алексеем Михайловичем и ко вмешательству в дела государственные. Это обвинение не соответствует действительности прежде всего в силу того, что оно исходило от врагов Патриарха Никона — раскольников; и каковое обвинение давно устранено научными исследованиями. Главным обвинителем Патриарха Никона в гордости был злейший враг его — Газский Митрополит Паисий Лигарид; но последний, по свидетельству документальных данных, был совершенно аморальною личностью.

Прекрасно опровергает данное обвинение по отношению Патриарха Никона историческая действительность, в которой нельзя найти ни одного факта, свидетельствующего о такой его гордости. Не обнаруживается эта гордость и в его сочинении: "Разорение", в его поучениях и в его патриаршей деятельности, о чем мы неголословно говорим в данной главе.

Нельзя обвинять в гордости Патриарха Никона и на основании его ухода из Москвы в Ново-иерусалимскую обитель, случившегося 10 июля 1658 г. Обвинители хотят объяснить психологически этот уход, как давление Патриарха Никона на царя, с целью заставить последнего удовлетворить честолюбие и гордость Патриарха и вернуть его к прежнему величию и славе. Но мы показываем всю несостоятельность обвинения Патриарха Никона на этом психологическом основании. Мы свидетельствуем, что Патриарх Никон в своем уходе обнаружил не гордость, а свой непреклонный и решительный дух в отстаивании истины, свое исповедничество, имевшее целью обличить непокорных Божественным заповедям и свяиым канонам. Наша настоящая точка зрения совпадает с мнениями профессора Стенли и современника Патриарха Никона, иерусалимскаго Патриарха Нектария.

Есть и еще одно основание, устраняющее обвинение Патриарха Никона в гордости, которым является его подвижническая жизнь, с её исповедническими страданиями и проявлениями благодати Святого Духа.

Ясно, что аскетические подвиги и нравственные страдания от беззаконного суда над ним и в особенности от клеветы — этого высшего предела нравственных мук, которым преследовали его враги, — Патриарх Никон мог переносить только при помощи благодати Святого Духа. А благодать сия, по учению Святого Писания и святых отцов Церкви, не совместима с гордостью.

Опровергается это обвинение и истинною любовью Патриарха Никона к ближним. Эта любовь была в нем постоянна; он всегда был первым защитником и покровителем всех несчастных. По учению же святого Макария Великого, это постоянство добродетели любви и есть самый верный признак, что ей сопутствует благодать Святого Духа, которая опять-таки не могла бы быть в Патриархе Никоне, если-бы он был одержим страстью гордости.

Но лучше всего данное обвинение уничтожается теми сторонами жизни Патриарха, где благодать Святого Духа проявлялась в нем непосредственно, как особая печать избранничества или помазанности, которая лежала на нем. Эта благодать Святого Духа проявлялась в нем дивным хранением его от смертельных опасностей, даром прозорливости и даром целения недугов, который был присущ ему во время его жизни и в особенности после его смерти, о чем свидетельствуют чудесные исцеления от его гроба.

Поэтому мы должны не обвинять Патриарха Никона в гордости, а вместе с простым верующим русским народом, прибегающим к его небесному заступлению, благоговейно чтить его и содействовать прославлению его мощей в возрожденной России для причисления его к лику святых Российской Церкви.

В данный же момент и на будущее время мы должны следовать заветам Патриарха Никона, как своего учителя, и стремиться к восстановлению в России его идеологии и к осуществлению его исповеднической проповеди об истинной самодержавной царской власти с её отношением к Церкви на почве симфонии.

Господь спасет Россию для её возрождения чрез веру

Для православных людей ясно: если Господь избавит Россию от настоящих бедствий, то сделает это не для того, чтобы она вскоре опять погибла. Господь спасет Россию для её возрождения чрез веру. Поэтому при возрождении Родины нашей все в ней, — во всех областях её жизни личной, общественной и государственной, — должно иметь в своей основе православную веру, начиная с формы государственного правления.

Материал создан: 15.10.2014



.00 рублей
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта