Я русский

что значит быть русским человеком

Русский движ имитаторов как нацвидж и парад невротиков

Преамбула
Национализм - это бюргерское явление, идеология среднего класса, а не народных масс.

Лично я ни в каком движе никогда не участвовал. Эта мысль никогда не приходила мне в голову. А когда я изредка соглашался хотя бы сунуться во все это, то сразу же так жалел, что связался, что желание соваться сразу проходило. Причина мрагинальности националистического движения в России довольно проста. Национализм как идеология - это бюргерское, прежде всего, явление. Это идеология среднего класса, особенно той его части, которой грозит ухудшение социальных позиций.

По этой причине национализм в общем и целом явление довольно приличное, вот уже сто лет как - консервативное. Он для реально хороших людей с реально хорошими лицами. Национализм движение массовое, рассчитанное на мейнстрим. В России-90 таких русских просто не было. Да и сейчас они только появляются в негустом количестве. В общем и целом русский национализм в постсоветскую эпоху был поставлен в ситуацию маргинального движения, движения deplorables, где с ним, кстати успешно конкурировали новые левррадикалы.

Потом, когда, казалось бы, при Путине настало время для мейнстримного национализма, вместо этого появилась 282 статья. А это означало уже криминальную маргинализацию националистов. Движение составленное из тех, кто не боится ходить под статьей будет по своему составу весьма и весьма специфично. Разумеется немногие пассионарии в таком движении будут находиться в среде множества субпассионариев, а гармоникам почти не будет места. И отсюда вытекает ровно та странность и уродливость, которую Наташа хорошо описала.

Что тут делать? Только одно. В эпоху политических сект и политического бомжевания всеми силами бороться за утверждение русского национализма именно как идеологии и политического воззрения гражданского большинства, мировоззрения среднего горожанина и селянина. Чтобы это воззрение не столько даже было броней (ну не бывает мировоззрение обывателя броней) сколько упруго выгибалось в нем после любого внешнего давления. Чтобы русский обыватель оказывался русским националистом в своей естественной форме. И на словах и на деле оказывался. Это - цель. Остальное - средство.

Автор текста: Егор Холмогоров

В разговоре с одним старым товарищем услышала от него такое: "РОД был явлением исключительным, прорывным. Вы помогали не только " своим", но и просто потерпевшим. Оказалось вдруг, что русский националист может быть чем-то полезен и иметь какую-то ценность для просто русского!" Потом он спросил, что заставило меня разочароваться в "движе" - хоть после такого признания этот вопрос был, быть может, и излишним.

Ответ мой был печален. Это для меня больная тема. Ни в коем случае не осуждаю людей и не хочу, чтобы кто-то принимал это на свой счёт. В движении было множество достойных, честных, умных и вполне искренних людей, в нем были честные отношения, совершались достойные поступки. Но все это, увы, не определяло собой его лица, своеобразной физиономии. Это было как-то по отдельности. А лицо было другим.

Это было движение имитаторов. Прежде всего, имитаторов собственно русскости.

Люди плохо знали русскую историю, культуру, русскую жизнь в прошлом и настоящем - и не особо стремились узнать. На самом деле к "русскому" испытывали равнодушие, если не неприязнь. В лучшем случае, фантазировали о "добезцаря" или о славянском язычестве - которое было очень давно, осталось от него немного, поэтому с ним удобно иметь дело. Много сокрушались о том, что "нет русского искусства", " где наши поэты и певцы, где наша интеллектуальная и эстетическая привлекательность? " - но реально в упор не видели даже самых простых и очевидных "русско-ориентированных" культурных явлений, типа реконструкторства или русского фолка. Или вполне читабельных и популярных книг, посвящённых самой что ни на есть русской проблематике, вроде того же Прилепина.

NB: Кстати: с удивлением узнала я недавно и случайно, что Петр Алешковский, последний лауреат "Русского Букера", ещё в 90-е написал роман " История одной миграции", о судьбе русской репатриантки из Средней Азии, и все её мытарства там показал вполне выпукло. "Об этом все молчат?" Да как же молчат, вон лауреат написал, гудите, обсуждайте! Сам букеровский его роман, кстати, тоже с русской проблематикой и даже, сколько можно судить по пересказам, националистический по идее - про развалины крепости в старом русском городе, которую зловредные чинуши пытаются "закопать", а одинокий герой археолог Иван защищает.

Что, тоже неинтересно? Нет, все ерунда, "фофудья", не то, не так, с какими-нибудь идеологическими огрехами, аполитично, сделано сомнительными людьми с неправильными фамилиями, не привлечёт молодежь.

Оставались какие-то третьестепенные актёры и певцы, про которых никто не знал, кого они играли, и ни одной песни не помнил - зато они ходили на Русский Марш и были знакомы с Демушкиным, а значит, были вне подозрений. А в роли изящной словесности - комикс про Супергероя Ксенофоба. Исполненный в стилистике " мне три годика, я впервые взял в руки карандаш", с сюжетами и юмором тоже ясельного уровня - зато вполне идейно выдержанный и даже самому малолетнему и интеллектуально девственному скинхеду понятный. :)

"Движ" сформировался как движение антиинтеллектуальное и нигилистическое, как субкультура, враждебная "большой" русской культуре, стремящаяся как можно больше в ней обесценить и отбросить.

Точно также враждебен он был и русским людям. Так называемые "овощи" - обычные русские, не принадлежащие к движу - для члена движа были предметом презрения, насмешек и одновременно жгучей обиды на то, что "они нас не ценят, а ведь мы для них стараемся". Прошлое, настоящее и будущее русского народа представало для них исключительно как цепь бед и неудач, несчастья русских откровенно смаковались, мысль, что, может быть, русских не всегда бьют и не все у них так беспросветно, вызывала негодование. Возьмите либералов - не Сашу Сотника, а таких, которые ещё не совсем сошли с ума и худо-бедно себя контролируют: обратите внимание на их отношение к " 86%"; примерно так же относились к русским русские националисты.

Иногда казалось, что в движ косяками идут люди с какими-то тяжелыми проблемами на почве идентичности и национального самосознания, которым эта "лечебница" нужна, чтобы не свихнуться на почве ненависти к собственному народу и не повеситься от отвращения к русскому-себе.

При этом, поразительным образом (тоже как и либералы) этот парад невротиков считал себя лучшей частью русского народа, его солью и сутью. И пытался "выражать его интересы", а заодно воспитывать и учить жить.

Если уподобить народ летящей стреле - они считали себя острием этой стрелы и думали, что пытаются управлять луком. Но на самом деле с визгом и хлопаньем крыльев налетали на стрелу откуда-то со стороны, пытались то ли оседлать, то ли пристроиться сверху, то ли вообще сбросить и заменить какой-то корявой жердочкой. Основная идея движа - это "нам не нравятся наличные русские и все, что у них есть, это все надо заменить чем-нибудь другим".

Отсюда парадоксальная ситуация: идеи защиты русских, про-русской политики и т.п. русскому большинству вполне симпатичны - а вот к " движу" широкая публика всегда относилась скептически и с подозрением. И правильно делала.

Имитировали они и политическую деятельность. Ни у одной организации не было чёткого и выполнимого плана действий хотя бы на год. Все действия - реактивные. Лучшие из планов звучали как "давайте выйдем и покажем, что нас много" или "вон там движуха пошла, бежим скорее и мы!" Если какому-нибудь лидеру удавалось "много вывести" и, торгуя этими людьми, сделать какой-нибудь мелкий гешефтик - это уже был нешуточный успех. Ибо свидетельствовал о целенаправленном и рациональном поведении. Обычно не было и этого. Власть - обычная цель политика - не интересовала вообще никого.

Нет, были люди (я же говорю, что было немало достойных людей), которые начинали заниматься политикой в общепринятом смысле. Становились, например, районными активистами, вникали серьёзно в проблемы местных жителей, проводили успешные кампании, избирались в муниципальные депутаты или как-нибудь ещё проникали "во власть". При этом - ни от чего не отрекались, по-прежнему называли себя националистами. Но движ начинал их отторгать. Они выпадали из поля зрения. Их не просили поделиться историей успеха, не рекламировали, не поддерживали " массовкой", о них не писал Спутник и Погром. Это было не то. Неинтересно и вызывает смутную неприязнь.

Реальность плохо совместима с имитацией.

Наконец, и пресловутое соратничество, "один за всех и все за одного" - было такой же имитацией. Особенно подлой оттого, что люди действительно в это верили, и на карте иногда стояли очень серьёзные вещи. Как сказал тот же товарищ: "Да, политик и честность - вещи несовместные, но наши понимали это уж слишком буквально". Реальные отношения между " соратниками" больше напоминали пауков в банке. Некоторые вещи - типа доносов одних "старых проверенных соратников" на других - становились достоянием общественности, другие оставались известны лишь узкому кругу. Меня это задело лишь краешком; то, что со мной произошло - пустяк, тьфу по сравнению с тем, что бывало с другими. Надеюсь, те, кому эти истории известны из первых рук, когда-нибудь о них расскажут.

Все люди не ангелы, конечно. Но именно идеология "соратничества", " осажденной крепости " и "соли земли", на мой взгляд, поддерживала и усугубляла эту нездоровую атмосферу. Как всегда бывает в замкнутом сообществе с идеологией превосходства. " Мы особенные, мы лучше остальных, их общество нам враждебно, их законы и правила для нас не релевантны..." дальше закономерно - и трэш, и ад со всех сторон.

И украинские события не погубили движ - просто показали, что король-то голый. " Соратники" внезапно обнаружили совершенно противоположные мнения по принципиальному вопросу и побежали убивать друг друга; значительная часть соратников принялась уже без стеснения демонстрировать ненависть к русским; движение распалось как карточный домик - такой исход был немного предсказуем. Все эти проблемы были видны, и о них говорили и до Украины - украинская ситуация просто пролила на них свет, как солнце на вампира.

И на самом деле, думаю, это к лучшему. Вот либералы, опять-таки, такого потрясения не пережили - и посмотрите на них. Не случись этого - ещё неопределенное время этот живой труп тусовался бы в окрестностях российского политикума, занимал собою место, отравлял атмосферу, подгребал под себя и душил живых. А так, может быть, когда настанет срок, на его место придет национализм здорового человека.

Автор текста: Наталья Холмогорова

Материал создан: 13.06.2017



.00 рублей
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта