Я русский

что значит быть русским человеком

Глава 71. Семен Кузнецов

В 1894 году, в нижегородском селе Чернуха родился Семен Илларионович Кузнецов – старообрядческий уставщик, проживший удивительно сложную и богатую жизнь.

Первоначально жители Чернухи были никонианами, но крестились двумя перстами. Илларион, отец Семена, был еще ребенком, когда в селе прослышали о священстве белокриницкой иерархии и приняли его.

Местное синодальное духовенство пыталось извести старую веру в Чернухе. Грозило Сибирью. Но верующие не испугались.

Семен Илларионович родился уже старообрядцем. За одну зиму он одолел церковную грамоту и знаменное пение.

В молодости у Кузнецова был прекрасный бас. Это оценил нижегородский епископ Иннокентий, у которого Семен некоторое время служил келейником.

Однажды Семен с епископом плыли на пароходе по Волге. Архиерей сказал Кузнецову:

– Семен, прославь Господа, воспой Ему. Не стесняйся. Бог благословит.

Уставщик запел «Господи, воззвах к Тебе». Тут же раздался крик капитана:

– Кто пропел «Господи, воззвах»? Немедленно перейти на другой борт и спеть еще раз, а то перевернемся!

Люди побежали смотреть на обладателя диковинного баса, и пароход сильно накренился.

По благословению владыки Иннокентия Кузнецов поехал в Москву, поступил в Старообрядческий институт и окончил его. Но началась Первая мировая война. И в 1914 году Семен ушел добровольцем в армию.

За доблесть Кузнецов был награжден несколькими Георгиевскими крестами и произведен в офицеры. В 1917 году старовер служил в охране императора Николая II. Когда в Петербурге начались революционные беспорядки, охранники, стоя на коленях, умоляли царя:

– Вели, государь! Весь Питер на колени поставим!

Самодержец выслушал своих преданных воинов, а их было до тысячи человек, но только рукой махнул. Видимо, не поверил.

Произошла революция. Семен вернулся в родные края. И по дороге увидел, что во всех деревнях народ пьянствует. Он спросил у мужиков:

– Что случилось?

Те ответили:

– Ты что, солдат, не знаешь? Революция!

Оказывается, революционеры разгромили и разграбили водочный завод в Арзамасе. И теперь вся округа отмечала начало новой жизни.

Пожив в Чернухе, Кузнецов поехал в Нижний Новгород к епископу Иннокентию. Осенью 1918 года большевики решили схватить и казнить архиерея. Они окружили его дом. Выпускали только мирян. А духовных лиц задерживали.

Бывшие в доме староверы решили спасти Иннокентия. Его переодели в мирскую одежду и удачно вывели из здания. А Семен остался вместо него. Он надел архиерейскую мантию и сел в комнате епископа.

Коммунисты схватили его, думая, что поймали Иннокентия, и отвели в тюрьму. В каземате к Кузнецову обратился один старик:

– Ты вроде в архиерейской одежде, но не тянешь на архиерея. Ты как сюда попал?

Семен рассказал, что взят вместо епископа.

– Слушай, – зашептал старик, – нас всех здесь расстреляют. А ты притворись пьяным и лежи. А как начнут будить, говори, что ничего не знаешь.

Кузнецов так и поступил. Снял архиерейскую мантию и лег на лавку. Утром большевики стали выводить заключенных на расстрел. Стали поднимать Семена, а он не встает. Прибежал начальник, спрашивает:

– Ты что, мужик, пьяный?

– Я не знаю, – отвечает старовер. – Я солдат Семен Кузнецов, иду с войны. Вчера маленько в кабаке перебрал. А больше ничего не помню.

Над ним посмеялись и отпустили. Потом смерть не раз угрожала Кузнецову. Но он счастливо избегал ее.

Например, в 1929 году в Великий четверток, чтобы сорвать празднование Пасхи, коммунисты схватили всех священников, диаконов и уставщиков в Арзамасе и окрестностях. Согнали их в городскую тюрьму. Потом повели в Нижний Новгород пешком под прицелом ружей солдат.

Дошли до реки Сережи. Тут верующим было объявлено:

– Кто хочет пройти через реку по мосту, пусть снимает кресты. Кто не хочет по мосту, Бог вам в помощь, идите через реку!

А лед на реке начал таять. Кое‑где уже была видна вода. Верующие не знали, как быть. Многие упали на колени и стали просить солдат о пощаде. Кузнецов не выдержал, перекрестился, запел «Волною морскою» и пошел по льду.

Люди подхватили пение, последовали за Семеном и благополучно перешли на другой берег.

Солдаты по льду кинулись догонять их. Но лед не выдержал, проломился и все оказались в полынье.

Верующие не стали ждать, пока солдаты выберутся из реки – разбежались кто куда. Старообрядцы из Чернухи пошли в Нижний Новгород. Оттуда Кузнецов отправился в Томск, а затем в Минусинск.

Опасаясь преследований большевиков, Семен с семьей бежал из Сибири в Туву. Потом вернулся в Минусинск, где все‑таки попался в руки советской власти. В 1946 году Кузнецова схватили за то, что он жил по поддельному паспорту.

Осужденный на 25 лет, старовер оказался в лагере. Он не дал брить бороду, открыто молился и постился, по праздникам не выходил на работы. Об это узнал начальник лагеря, на Страстной седмице вызвал Кузнецова к себе и велел спеть пасхальные песнопения.

– Вот будет Пасха, приглашай, спою, – смело ответил старообрядец. – Да только помещение неподходящее для пения. Икон нет. Кому я буду петь? Слух твой услаждать?

– Как ты разговариваешь! – возмутился начальник. – Что ты за мужик, Кузнецов! Сколько лет советской власти, а ты все за свое.

– Я Симеон, а не хамелеон. Зимой и летом одним цветом, за что и здесь.

– Ладно, иди…

Под святой праздник старовера привели к начальнику. В его комнате иконы и свечи. Все руководство лагеря собралось, смеется:

– Вот, Кузнецов, обещался петь Пасху, пой!

Удивленный Семен начал праздничную службу. В конце обернулся к собравшимся:

– Христос воскресе!

И услышал в ответ дружное:

– Воистину воскресе!

Начальник лагеря вздохнул:

– Эх, Россия, не здесь тебе томиться!

И через три месяца Кузнецов был досрочно освобожден. Он вернулся в Минусинск. В этом городе стараниями Семена Илларионовича, его детей и внуков был построен храм во имя Покрова Пресвятой Богородицы.

Умер Кузнецов в 1981 году. За два месяца до кончины он молился в церкви. Вдруг упала икона Симеона Богоприимца. Уставщик поднял ее, поцеловал и улыбнулся:

– Вот и за мной пришли.

Вскоре почтенный старец слег. Люди приходили к нему прощаться. А он, умирая, спрашивал, кому на том свете передавать поклоны.

 Чернуха – село в Арзамасском районе Нижегородской области.

 «Господи, я воззвал к Тебе» (начало 140‑го псалма).

 Сережа – река в Нижегородской области.

 «Волною морскою» – начальные слова одного из песнопений, поющегося на Страстной седмице.

 Минусинск – город в Красноярском крае.

Материал создан: 16.04.2016



.00 рублей
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта