Я русский

что значит быть русским человеком

Казаки и служилые люди на Тереке

К началу XVI в. относится формирование русских казачьих сообществ в восточной части Северного Кавказа.

Терский атаман Караулов, пользовавшийся устными преданиями, писал в своей книге, что в 1520-х гг. рязанские казаки прошли Доном к «переволоке» на Волгу (в районе будущего Царицына), спустились в Каспий, оттуда вошли в устье Терека, затем поднялись на 150 верст вверх по реке.

Русские поселенцы осели на Терско-Сунженских возвышенностях, на гребне Терского хребта между правым берегом Терека и левым берегом нижней Сунжи — отсюда происходит название «гребенские казаки».

Особенности терского говора также указывают на происхождение первоначальных русских обитателей Сунжи и Терека из южной части Рязанского края.

Селились русские на правом берегу Сунжи возле того места, где три века спустя возникнет город Грозный, а также у впадения в нее Аргуна. Существовали поселения гребенских казаков на р. Баас, Хулхулау, Сулак, в среднем течении Сунжи и Аргуна, на Тереке ниже впадения Сунжи.

В 1554 г. группа казаков, которая пришла с Волги и учинила на каспийских берегах «многая персиянам грабительства», поселилась на реке Акташ в городке, именуемом Андреева Деревня.

Стоит упомянуть, что это было время достаточно благоприятное с точки зрения окружения для гребенских и терских казаков.

И Терек, и Сунжа тогда были гораздо многоводнее, чем теперь, и использовались купцами, которые доставляли товары из Азова в Дербент и Шемаху.

Гребенцы держали на переправах через Сунжу, а также у входов на горные перевалы свои заставы, собирая, естественно, «дани-выходцы» с купцов, сопровождая торговые караваны и отбивая нападения на них разбойного люда, приходящего с гор и степей.

На Тереке с казаками соседствовали православные кабардинцы, присягнувшие русскому царю.

Когда в 1552 г. 150 знатных кабардинцев («пятигорских черкас») явились в Москву просить русского подданства, с ними прибыла и станица гребенских казаков. Царь Иван принял их на службу.

В1563 г. на помощь кабардинскому князю Темрюку Айдаровичу был послан из Астрахани воевода Плещеев, а «с ним стрельцов 500 человек, да 5 атаманов, а казаков с ними 500 человек…»

Русские ратники поставили крепость на правом берегу Терека, на аланском городище Нижний Джулат (близ современного города Майский). Назвалась она Терки.

В1567 г. «князья Андрей Бабичев и Петр Протасьев со многими людьми, пушками и пищалями» построили около устья Сунжи еще одну крепость, обозначаемую на исторических картах как Сунженский городок. Встала она на пути между Крымом и Дербентом, что, естественно, не понравилось крымцам.

Когда турки и крымцы возвращались в 1569 г. из похода на Астрахань, то гребенцы и кабардинцы изрядно потрепали вражеское войско в степи. Не только голод, но и эти нападения стали причиной того, что из янычар домой не вернулся почти никто.

В 1569 г. казаки с реки Акташ во главе с атаманом Шадрою перешли на Терек, где поставили городок Шадрин.

В 1571 г. крепость Терки была оставлена стрельцами, однако еще какое-то время использовалась союзными Москве кабардинцами и гребенскими казаками.

Воевода Лукьян Новосильцев в 1577 г. переставил крепость в устье Сунжи на новое место. В гарнизоне ее состояли терские служилые казаки, а также принятые на службу «новокрещены». В это время документами отмечено участие терцев в столкновении с крымцами на Сунже.

С этого года считается старшинство Терского казачьего войска. Пять сотен казаков начали получать из казны жалованье.

Казаки ездили за ним зимой в Москву, царь принимал терцев, дарил им подарки, серебро и меха.

В 1578 г. Тарковский шамхал вынужден был дать согласие на постройку российского укрепления на реке Овечьи Воды (Койсу-Сулак, современный Дагестан), где также встали стрельцы и казаки.

К концу эпохи Ивана Грозного терцев и гребенцов, считая одних только мужчин, было около 4 тыс. Царь Иван остался в памяти терских казаков не Карамзинским «тираном», а патроном войска:

Подарю я вас, казаченъки, да пожалую
Рекой вольной, Тереком-Горынычем,
Что от самого гребня до синя моря,
До синего моря до Каспийского.

В 1588 г. московские войска в низовьях Терека сооружают новый городок со старым именем Терки. Воеводой там садится князь Андрей Хворостинин, брат знаменитого военачальника Дмитрия Хворостинина. Появление новых Терок, очевидно, связано с соглашениями, которые заключило русское правительство с грузинским Кахетинским царством.

Терский воевода ставит остроги на Сунже, Койсу и Акташе с гарнизонами из стрельцов и казаков.

Воеводы Хворостинин в 1594 г. и Бутурлин в 1604 г. ходили с казаками на шамхальство Тарковское. Предполагалось, что русским окажет помощь кахетинский царь, а на шамхальский трон будет посажен кахетинский царевич. Однако помощи от вялых грузин не дождались; оба похода, несмотря на занятие Тарок, закончились неудачей и большими потерями русских войск.

Окрест крепости Терки возникло несколько слобод, в частности Черкасская, Новокрещенская, Окоцкая (в последней жили мусульмане из числа кавказских народов).

Слободы эти, по словам посетившего в 1623 г. Терки служилого человека Ф. Котова, были велики, а крепость являлась к тому же торговым центром. Русские и восточные купцы вели торговлю около трех гостиных дворов: Старенького, Нового и Билянского.

В годы Смуты Москве, конечно, было не до Терского края, хотя воевода какое-то время еще оставался в Терках с отрядом служилых людей. А вот терские и гребенские казаки поучаствовали в большой политике, желая посадить на московский трон некоего муромца Илью Коровина, выдаваемого за царевича Петра. Загулявшие казаки со своим «царевичем» присоединились к войску Болотникова. Те из них, что попали в плен в Туле, были помилованы и отправлены обратно на Терек. В1613 г. отряд терцев с воеводой Головиным, пройдя через Астрахань на Волгу, ловил знаменитого воровского атамана Заруцкого, приложившего немало сил к продолжению Смуты.

По окончании Смутного времени в Терки был снова направлен воевода из Москвы. С 1618 г. Разрядный приказ возобновил выплату жалования гребенским и терским казакам.

В 1628 г. английские минерологи Фрич и Герольд, посланные московским правительством на Кавказ для поиска руд цветных металлов, находили кров в гребенских селениях неподалеку от становищ кумыцкого мурзы.

В 1633 г. терцы ходили на Малые Ногаи, в 1645–1646 гг. — на Большие Ногаи совместно с государевыми войсками и донскими казаками.

В 1651 г. возобновляется острог в устье Сунжи, в котором располагаются государевы служилые люди. Около него появляются торговые слободы с разноплеменным людом.

У казаков Терека раньше, чем на Дону и Яике, очевидно с середины XVII в., стало развиваться сельское хозяйство, причем разнообразное: скотоводство, хлебопашество, садоводство, пчеловодство, даже шелководство. Терский воевода в письме в Москву отмечал, что в гребенских селениях, в 150 верстах от устья Терека, «виноградного кустья добре много».

В 1653 г. Сунженский острог отбился от кумыков Тарковского шамхала и персов. Но разорения, причиненные окрестным гребенским селениям, были столь велики, что служилые люди ушли отсюда в Терки.

Гребенцы и терцы участвовали в долгой русско-польской войне 1654–1667 гг., сражались со шведами в 1656 г., с турками в Чигиринской битве, ходили на Крым с воеводой Голицыным и с царем Петром штурмовали Азов.

После никоновской реформы немало староверов подались на Северный Кавказ: селились в прикумских Черных лесах, на Аграхани, притоке Сулака, на правом берегу Терека. Некоторые из них, теснимые кумыками, ушли во владения крымского хана на Кубань и позднее слились с некрасовцами, беглыми донскими староверами. Некрасовцы немало повоевали под турецкими знаменами против донских и терских казаков, своих бывших братьев. Не раз аукнулось никоновское «исправление книг», которое было по сути унижением русской духовной культуры, разрушением образа «Москвы — Третьего Рима», хранительницы православной веры.

В 1660-х гг. казаки основали Трехстенный городок близ впадения Баклаковского ерика в Каспий.

После сильного шторма, затопившего Терки в 1668 г., служилые казаки перешли в Старый Городок на реке Капай.

Этот год оказался бурным по части не только погодных экстремумов, но и социальной активности масс.

Соратники Стеньки Разина побывали в казачьих селениях у Калиновых Лук на Тереке. Предположительно некоторые терцы участвовали в походах Разина, но в 1671 г. терские и гребенские казаки пленили разинского атамана Шелудяка в Астрахани.

На рубеже XVII и XVIII в. гребенские казаки выставляли на государеву службу 1 тыс. человек. Оскудение числа казаков связано с суровыми испытаниями этого времени. Происходило усиление турецкого влияния на Северном Кавказе, турки исламизировали не только адыгов Западного Кавказа, но и Кабарду, где от прежнего русского влияния ничего не осталось. В 1688 г. османский властитель-сераскир Прикубанья Казы-Гирей разорил немало казачьих поселений на Тереке. В 1707 г. на Терек с Кубани снова пришло ногайско-черкесское войско во главе с сераскиром Каип-Султаном, чтобы сжечь посады и слободы Старого Городка. Уцелевшие их обитатели были забраны в неволю.

С конца XVII в. у казаков появляются новые соседи — вайнахи. Местом первоначального их обитания на Кавказе были горные теснины в верховьях Ассы и Аргуна. По выходу на предгорную равнину вайнахи подвергались набегам кумыков, затем прошли через правление князей Турловых из дагестанского Гумбета. Те собирали подати, призывали воинов в свою дружину и создали систему взаимопомощи между селениями.

Граф П. Апраксин в 1711 г. примерно наказал кубанские племена, разорявшие в то время поволжские русские уезды, — разбив их на реке Чаны. И предложил гребенским казакам из соображений безопасности перейти из района между Тереком и нижней Сунжей на левый берег Терека. Гребенцы еще какое-то время пользовались угодьями на правом плодородном берегу Терека, но те мало-помалу перешли в распоряжение вайнахов. На память о казаках там остались такие названия, как Урус-Мартан — Русская Река.

На левом берегу Терека гребенцы образовали станицы Червленную, Щедринскую, Курдюковскую, Старогладковскую, Новогладковскую.

И здесь не оказалось мирной жизни, однако отбивать нападение врагов было легче — благодаря естественной речной границе.

Около полутысячи терских и гребенских казаков участвовали в экспедиции князя Александра Бековича-Черкасского (кабардинца родом), имевшей целью открытие пути в восточные страны. Разбив врага в поле, русские вошли в Хиву и были там погублены коварным ханом. На Терек вернулись лишь 3 человека, среди них, после сорокалетней неволи, казак из Червленной Демушкин, чей рассказ превратился в легенду, заканчивавшуюся словами: «По ком плачешь, Терек-Горынович?» — «По гребенским моим по казаченькам. Как-то я буду за них ответ держать перед грозным царем Иваном Васильевичем!»

Результатом персидского похода Петра, приведшего к покорности и несколько дагестанских правителей, было создание крепости Святого Креста при впадении Аграхани в Сулак. Туда переселилась часть терцев и гребенцов, а в 1722 г. из них образовано было Аграханское казачье войско, которое пополнилось тысячей донских казаков с семьями.

Сотня терских казаков и 50 пехотинцев, засев в редуте, отразили на Сулаке нападение 20-тысячного войска Тарковского шамхала, после чего сами Тарки были легко взяты полковником Еропкиным.

В 1733 г. 25-тысячное крымско-татарское войско, ходившие по указанию турецкого султана через Сунжу на персидский Дагестан, опустошило немало терских и гребенских станиц.

Двумя годами позже крепость Святого Креста, гарнизон которой сильно пострадал от эпидемии, была срыта, а терские казаки с Сулака и Аграхани стали переселяться на север в новый городок Кизлярский на Тереке.

Терцы участвовали в походах калмыцкого правителя Дондук-Омбо и донских казаков, уничтоживших ногайскую мощь на Кубани в ходе русско-турецкой войны 1736–1739 гг.

Постройкой Кизляра было положено начало созданию Терской линии, к терцам прибыло пополнение — казаки с Волги.

Как растревоженные осы, немирные горцы кружили вокруг Кизляра, кусая там и сям, но взять не могли.

Казаки, поселенные в крепости, образовали войско Терское Кизлярское, а живущие выше по Тереку, в Бороздинской, Дубовской и Каргалинской станицах, получили название Терское Семейное войско, поскольку получали от государства продовольствие для своих семей.

В 1785 г. Кизлярская крепость, которой командовали атаман Сехин и князь из славного рода Бековичей-Черкасских, увидела под своими стенами 15-тысячное скопище горцев и кумыков, приведенных шейхом Мансуром. Вражеское воинство, переправившись через Терек, грабило селения и хутора вокруг крепости, как саранча уничтожало посевы. В Кизляре началась паника, русские и армянские священники ходили по улицам с молебным пением, успокаивая народ. 20 августа горская рать бросилась на ретраншемент, обороняемый терцами во главе с Бековичем-Черкасским, но была отбита, затем напала на стоявший у Кизляра Томский полк. Полк отошел в крепость, встречая атакующих горцев огнем каре и штыковыми контратаками. После пяти безуспешных штурмов, потеряв несколько сотен человек, горцы сняли осаду.

Генерал Гудович 7 ноября 1791 г. писал императрице Екатерине о гребенцах, участниках последней русско-турецкой войны: «Гребенские казаки отменно храбрые, хорошо стрелять умеющие и для здешнего горного края полезны; можно оных почесть конными егерьми. Они и в прошедший поход под Анапой везде себя особливо отличили».

Постоянное состояние войны не способствовало быстрому увеличению числа терцев, к концу XVIII в. в терских Кизлярском и Семейном войсках было не более 1,5 тыс. взрослых казаков.

Как и в других казачьих войсках, терцы жили по старинным русским обычаям, по давно утвердившимся правилам русского фронтира. Много среди них было и староверов. На Тереке стояли скиты, из-за враждебного окружения имевшие вид небольших крепостей; там жили старцы, молившиеся двуперстным сложением, а заодно владевшие шашкой и стрельбой.

Природа, климат, соседство с горцами наложили отпечаток на материальный быт терцев. Их мужская одежда была отмечена сильным влиянием Кабарды. Позаимствовать было не грех — кабардинские аристократы являлись законодателями мод на всем Кавказе.

Терцы считались великолепными наездниками и, в отличие от донцов и уральцев, пиками не пользовались. «Яицкие казаки дивовались, как мы супротив длинных киргизских пик в шашки ходим», — вспоминал терский участник среднеазиатского похода Бековича.

Терцы стали и прекрасными земледельцами, освоили орошаемое земледелие, умели бороться с засолением полей. Известный агроном И. Комов писал в 1788 г.: «А казаки семейные низменные в степи лощины, прокопавши из Терека ров, водой затопляют. После ров запружают и, как вода от летних жаров высохнет в лощине, тогда ее пашут и пшеницу сеют, которая в таких местах родится чрезвычайно».

Поскольку мужчины были заняты разъездами и походами, на приусадебных и полевых работах применялся труд батраков из числа ногайцев и чеченцев.

Обычаи землепользования у терских казаков происходили от русского общинного права. Часть станичных земель предоставлялась в коллективное пользование; лучшие земли — как пахотные, так и сенокосы — делились между всеми казаками на сходе. Каждый имел право обрабатывать земли, сколько хочет, в лощинах, на незанятых и малоудобных местах. В некоторых станицах все земли предоставлялись казакам на выбор — надо было только перед посевом обвести плугом границы выбранного участка.

Войско избирало старшину: атамана, которому вручалась насека, хорунжего — хранителя знамени, есаула, смотрящего за организацией и дисциплиной. Что-то подобное происходило и в станицах. Не меньшую роль, чем старшина, играли «почтенные казаки», выделяющиеся умом, заслугами и ранами.

Воинский уряд (порядок) не отличался от такового в других казачьих войсках. Походное начальство выбиралось, от десятника до походного атамана, но власть последнего в походе была абсолютной. Одного атаманского слова было достаточно, чтобы предать ослушника смерти.

Наказания, налагаемые казачьим кругом, были суровы и пресекали всякое разложение в корне. «Так установили отцы» — суд и расправа руководствовались обычаем. Казачье самоуправление и «демократия», проповедуемая сегодняшними либералами, — это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

На левом берегу Терека казачьи поселения стояли на полосе плодородной земли шириной всего в несколько сот метров. Терек нередко менял свое русло, уничтожая посевы, но за пределами этой полосы начинались сухие почвы. Немирным горцам было легко попасть на территорию казачьего войска, переправившись через узкую реку. Они вырезали посты, уводили в плен женщин и детей, отгоняли скот.

Ни в какую поездку казаки и члены их семей не отправлялись без оружия, вооруженными работали и в поле.

Пока шла работа в полях или садах, подростки сидели на своих постах, где-нибудь на ветвях высокого дерева.

С наступлением темноты все работники спешили под защиту станичных укреплений, из станиц и с постов выезжали разъезды, на берегу маскировалась в зарослях казачья «залога».

Опытные казаки умели различать по шуму реки, не переходят ли ее вброд враги.

Как только у съезжей избы ударял колокол, из ворот выносился станичный резерв, пытавшийся перехватить горцев, уводящих полон. Как правило, казачья погоня уходила в Затеречье на один «перегон доброго коня». Иногда удавалось отбить людей и добро, нередко казаки сами попадали в засаду, в окружение. Своих не бросали, казаки пробивались на помощь товарищам, даже если это сулило верную гибель.

Вот, можно сказать, типичный случай. Абреки напали на казака Новогладковской станицы, который работал в саду вместе с женой, ранили его, скрутили их обоих и потащили к Тереку. Работавший в соседнем саду Василий Дохторов бросился на шум, пошел по следам крови к реке, сделал несколько выстрелов по горцам, уже подвязавшим бурдюки-турлуки (плавсредства), затем полез с шашкой в воду. Перекрестил похитителей клинком и отбил соседей.

В 1832 г., когда было образовано Кавказское линейное казачье войско, в него вошло Гребенское войско под названием Гребенской казачий полк, Терское Кизлярское под именем Кизлярского казачьего полка, Терское Семейное под именем Терского казачьего полка. К 1870 г., после ряда объединений и переименований, все эти подразделения составили Кизляро-Гребенской полк как часть Терского казачьего войска. Это войско вобрало с 1861 г. большую часть линейного казачества.

Гребенцы и терцы участвовали во всех кампаниях русской армии на Центральном и Восточном Кавказе, включая взятие Шамиля в Гунибе, во всех войнах против Персии и Турции, во многих среднеазиатских походах. Кизляро-Гребенской и Сунженско-Владикавказский полки получили «георгиевские трубы» за взятие разбойной Хивы в 1873 г. Терек-Горыныч мог быть доволен, гребенцы отомстили за гибель своих предков — участников экспедиции Бековича.

К началу Первой мировой войны численность Терского казачьего войска составляла вместе с членами семей 229,5 тыс. человек.

Сокрушить этот оплот русского владычества на Кавказе могла только гражданская смута.

Материал создан: 13.07.2015



.00 рублей
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта