Я русский

что значит быть русским человеком

Русские в Западной Сибири

Время появления русских в Западной Сибири — не совсем проясненный вопрос. С конца XI в. новгородцы облагали пушной данью югричей. Это племя, первоначально находившееся к западу от Урала, уходило на восток от новгородских дружинников, смешиваясь в Зауралье с вогулами и остяками. Но следом за ним шли и новгородцы. Обь они посещали уже с 1364 г. Тогда воеводы Александр Абакунович и Степан Ляпа вышли на великую реку через приполярный Урал и стали собирать там дань. «Той зимы с Югры Новородьци приехаша… воеваши по Оби реки до моря».

Ростовцы на пути в Югру поставили город Устюг, который впоследствии сыграет большую роль в освоении Пермского края и Сибири. Но сначала жители города занимались тем, что предлагали «поделиться» новгородцам, возвращавшимся с югорской данью. За это в 1324 г. новгородская рать взяла Устюг «на щит».

Московское государство во второй половине XV в. окончательно утвердилось на Урале, что вполне естественным образом привело его к соприкосновению с Сибирью.

Как уже упоминалось, в царствование Ивана III московские воеводы осуществили несколько походов в Зауралье для приведения к покорности вогульских и остяцких князьков, совершавших набеги на Великопермский край.

Самым крупным из них был поход 1483 г. предпринятый с целью наказания хищного пелымского князя, он обернулся глубоким проникновением в Западную Сибирь.

Об этом походе мы имеем достаточно информации, в частности из Архангелогородской летописи.

Русская «судовая рать», состоявшая из москвичей, устюжан, вымичей, пермяков, вологжан, вычегжан, сысоличей, вышла из Великого Устюга 9 мая и отправилась вниз по Сухоне на насадах и ушкуях. Речными путями дошла до притока Вычегды реки Кельтмы Вычегодской. С нее «перетащилась» через двухверстное болотце в приток Камы — разгрузив суда и толкая их шестами. По Каме спустилась до Вишеры, тогда пограничной реки. По притоку Вишеры, каменистой реки Вилсуй, русские воины тянули суда бичевой, находясь по пояс в бурной воде.

На руках пришлось перетаскивать суда, запасы, оружие через уральский горный перевал в районе Растесного Камня. За перевалом была речушка Коль, приток реки Вижай, впадающей в Лозьву. По Лозьве и Тавде русская рать дошла до устья Пелыма, где около Пелымского городка их ждал князек-разбойник Юмшан, собравший силы многих вогульских юртов.

Далеко не все русские располагали огнестрельным оружием, а вогульские богатыри-урты имели прекрасные сабли и стальные панцири, приобретенные у татар. Тем не менее 29 июля вогульское войско было разгромлено. На этом битвы с вогулами закончились.

«…А воеводы оттоле пошли вниз по Тавде реце, мимо Тюмень, в Сибирскую землю… а от Сибири шли по Иртышу реце вниз воюючи, да на Обь реку великую в Югорскую землю».

Русские ратники пробились с боями через владения тюменского хана Ибака и пошли вниз по Оби. В ее низовье они разбили силы Кодского княжества, «поймали» князя Молдана и пленили «княжих Екмычеевых двое сыновей».

Далее судовая рать двигалась по Малой Оби и Северной Сосьве. Около городка Сумгу-Вош воины остяцкого князька Пыткея мирно пропустили русских, и они вышли на реку Ляпин. По каменному волоку суда были перетащены в горную речку Щугор, с нее прошли на Печору. До дома было уже рукой подать…

Участники сибирского похода прибыли в Устюг 1 октября 1483 г., незадолго до начала ледостава. Всего оказалось пройдено по сложнейшему маршруту, с боями, с переносом судов и грузов на собственных плечах более 4,5 тыс. верст.

Поход, прямо скажем, беспримерный. По степени преодоления трудностей на порядок превосходящий достижения Кортеса и Писарро (однако без конкистадорской жестокости и коварства). Московские служилые, образно выражаясь, пронесли на своих плечах корабль российской государственности. Да и повоевали славно. Подвиг сей отчаянно просится на кинопленку, зрители были бы довольны, но российские режиссеры предпочитают делать героев из трусов, предателей и эгоистов. (Собирая материалы для данной книги, я не раз отмечал, насколько заброшена и забыта история нашего фронтира.)

В 1484 г. некоторые западносибирские князьки присягали Ивану III, который с 1488 г. стал именоваться «князем Югорским».

После смерти сибирского хана Мамета московское войско в 1499 г., совершив поход за Урал, покорило 58 вогульских, остяцких и самоедских князьков. Зауральские владения Москвы были разделены на Обдорию, по обеим берегам Оби, и Кондию, по Конде, левому притоку Иртыша. С 1514 г. в титулатуре великого князя Василия III присутствовало именование «князь Кондинский и Обдорский».

В архивах найдена его жалованная грамота карачейским и другим обским самоедам о принятии их в российское подданство.

После покорения Иваном Грозным Казанского и Астраханского ханств (в 1555 г.) послы сибирского хана Едигера (Ядгара) Тайбуги били в Москве челом и просили царя, чтобы он «всю землю Сибирскую взял во свое имя… и дань на них положил». Едигера принимают в российское подданство, и у царя появляется титул «всея Сибирскыа земли повелитель». Историк П. Е. Ковалевский связывает это событие с экспедицией служилых Ивана Петрова и Бурнаша Ялычева в Сибирь.

Согласно сведениям едигеровых послов, в Сибирском ханстве насчитывалось 31 тыс. «черных людей» (простонародья). С 1557 г. царь Иван получает дань с хана в размере 1000 соболей.

Происходит сбор дани и с других сибирских властителей.

В грамоте Ивана Грозного от 1557 г., отправленной вогульскому князю Певгею, правившему на Казыме, правом притоке Оби, указано, чтобы провел он московских сборщиков дани к югорским городкам, «а ехать вам, Сорыкитцким князем, и вашим людем к нам на Москву».

Казалось бы, присоединение Сибири, причем вполне мирным путем, уже состоялось.

Но тут в дело вмешалась Бухария, а возможно, за новым сценарием стоял Стамбул, имевший влияние на почти все мусульманские государства, соседствующие с Россией.

Шейбанид Кучум, сын бухарского феодала Муртазы и вассал бухарского хана Абдуллы II, с отрядами узбекских и ногайских воинов начинает борьбу против тайбугинов Едигера и Бекбулата. В 1563 г. она завершается в пользу коварного Кучума, который убивает Едигера, вырезает его родню, берет власть в Сибирском ханстве и несколько лет приводит к покорности остяков, вогулов и кочевников Барабинской степи.

Поборы с населения при новом хане только увеличились, ведь Кучум должен был расплачиваться со среднеазиатскими воинами, которые помогли ему взять власть, — градус недовольства в Сибирской земле резко повысился. Оказался Кучум к тому же и воинственным правителем, постоянно требовавшим от сибирских татар, вогулов и остяков исправной ратной службы.

Первое время Кучум старался не портить отношения с Москвой, даже прислал царю дань и просьбу принять в подданство. Но в 1573 г. «царевич» Маметкул, Кучумов сын, пошел в набег на уральские земли России. Потомок Чингисхана Кучум явно имел чингисхановы амбиции и собирался контролировать путь из Азии в Европу, в первую очередь по Туре.

Но и промышленники Строгановы получают от Москвы право нанять на ратную службу до тысячи казаков и поставить города по сибирским рекам Тоболу, Иртышу и Оби.

В грамоте царя Ивана братьям Строгановым от 1574 г. прямо говорится о необходимости похода против сибирского «салтана», который не дает остякам, вогулам, югричам «наши дани в нашу казну давати» и заставляет их воевать против русских… «А на Сибирсково Якову и Григорью сбирая охочьих людей, и Остяков, и Вогулич, и Югрич, и Самоед со своими наемными казаки, и с нарядом своим посылати воевати…»

Этот документ показывает, что правительство Ивана IV готовило распространение русского контроля на Западную Сибирь, в том числе собирая воинские силы. Правительство пришло к правильному выводу, что лучшим видом защиты огромного Пермского края является не постройка оборонительных черт, как на юге, а разгром врага в его логове.

Наступает эпоха Ермака.

Его дедом был суздальский посадский человек Афанасий Аленин, переселившийся во Владимир и попавший там за связь со знаменитыми муромскими разбойниками в тюрьму, от которой, как известно, никому зарекаться не надо. Однако сбежал из тюрьмы темной ночью и прямо в Юрьевец-Повольский уезд, где у него родился сын. Спустя годы Тимофей Афанасьевич, уже обремененный семейством, отправился на Каму, во владения Строгановых, там получил прозвище Повольский, по месту своего рождения. Сын его Василий, когда подрос, стал ходить на стругах по Волге и Каме. Товарищи прозвали его Ермаком (так назывался весьма важный элемент вольно-казачьего быта — артельный котел), что указывает на высокий статус в казачьей иерархии.

В 1575 г. атаман Ермак со своими парнями уходит подальше от воевод, наводящих порядок на Волге, и возвращается в верховья Камы, нанимаясь там к Строгановым. Очевидно, такие люди из его ватаги, как Иван Юрьев (Кольцо), находившиеся ранее в розыске, получают от правительства гарантии неприкосновенности.

А в 1578–1581 гг. Пермь Великая еще несколько раз подвергается нападениям сибирских воинов — во главе их и Маметкул, и мурзы, и пелымский князек; все стараются стереть с лица земли русские поселения.

В царской грамоте от 16 ноября 1582 г. приводится донесение пермского наместника В. Пелепелицына о новом нападении пелымского князя, в котором участвовали помимо вогулов воины сибирского хана. Наместник жалуется на разорение, что сибирцы «многих наших людей побили и многие убытки починили». Заодно «переводит стрелки» на Строгановых, которые-де, ослабив оборону, «послали из острогов своих волжских атаманов и казаков, Ермака с товарищи, воевати Вотяки и Вогуличи и Пелымские и Сибирские места».

Очевидно, не позднее августа, при полной воде, отряд Ермака двинулся из Чусовского городка в Сибирь.

Невозможно согласиться с версиями некоторых историков, что поход этот был просто лихим набегом, случайно обернувшимся присоединением Сибири. Ведь уже царская грамота от 1574 г. определила целью покорение Сибирского ханства. Отряд Ермака был подготовлен для серьезного дела. Имел «пушечные и скорострельные пищали семипядные» из казенных арсеналов, получил переводчиков «басурманского языка» и опытных воинских людей из числа литовских и ливонских пленных.

С 1550-х гг. перед Русью открылись «ворота на Восток». Подвижность русского человека сочеталась с желанием правительства обеспечить безопасность для Урала, в котором царь Иван видел основу могущества страны. Не забыл Грозный и о том, что земля Сибирская уже была в российском подданстве, пока не забрал ее себе бухарский проходимец. Начало присоединения Сибири при таком государе было совершенно предопределено.

А Ермак прошел по Чусовой, с нее перебрался на реку Серебрянку, переволокся к реке Жаровке, спустился по Баранче до Тагила, а дальше на стругах вышел на Туру. Разбив татарского князька Епанчу на месте позднейшего Туринска, русский отряд овладел городом Чимга-Тура. В двух битвах, 1 и 23 октября, Ермак одолел войско сибирского ханства, состоявшее из узбеков и ногаев, чья численность превосходила русские силы в 10 раз.

Василию Тимофеевичу противостояли не туземцы в грязных малицах и с испуганными глазами, как изображено на картине художника Сурикова, а вполне уверенные в себе воины в стальных доспехах и с булатными клинками, потомки чингисхановых и тамерлановых богатырей. Бухарцы имели и огнестрельное оружие. Не были слабыми противниками и остяцкие, вогульские и татарские воины, много раз ходившие в набеги на русские городки по ту сторону Уральского хребта и причинившие там столько бед.

Кучума побили под Абалаком, а Маметкула на берегу реки Ва-гай в 100 км от Кашлыка.

26 октября 1582 г. Ермак занял столицу Сибирского ханства, и оно прекратило свое существование.

Кстати, существует легенда, что покорению Сибири предшествовало распространение здесь березы, но это еще надо проверить силами палеоботаников.

«Царевич» попал в плен, на перевоспитание, а Кучум, научивший сына только убивать и грабить, сбежал в Ишимскую степь. Смешанные чувства обуревали бухарца: в глубине души он понимал, что все потеряно, но как побитый кот хотел еще нагадить напоследок. Однако какие бы каверзы ни чинил Кучум, его желания расходились с возможностями.

Через несколько дней после занятия ханской столицы остяцкие и вогульские князья явились шумной толпой к Ермаку и, свалив к ногам казаков пушные подарки, просили принять их в русское подданство.

Весной следующего года полусотня казаков спустилась вниз по Иртышу, покоряя татарские и остяцкие городки и приводя туземцев в русское подданство, — управление ими было поручено союзному кодскому князю Алаче.

Вскоре посланники Ермака были уже в Москве, пред очами государя, как исполнители царской воли.

Весной 1583 г. царь Иван отправляет в Сибирь воеводу князя С. Волховского, стольника Ивана Глухова и стрелецкого голову с 500 стрельцами.

Летом 1584 г. Ермак преследует, поднимаясь по Иртышу, мурзу Карачу и погибает на реке Шише, застигнутый врасплох ночной вылазкой татар. Пространство для герильи в Сибири было преогромное, такую диверсию вряд ли могло предотвратить и вдесятеро большое войско.

В 1585 г., после смерти Ермака, его казаки и стрельцы Волховского уходят на Урал, но в это время уже появляется в Западной Сибири отряд воеводы И. Мансурова, который основывает Обский городок в устье Иртыша. А на следующий год воеводы В. Сукин и И. Мясной ставят Тюменский острог неподалеку от Чимги-Туры.

В 1587 г. отряд стрелецкого головы Д. Чулкова воздвигает град Тобольск, в скором времени центр Западной Сибири, причем неподалеку от места, где была ханская столица.

Кто противостоит русским? Где те многочисленные воины, которые громили Пермский край и сражались с Ермаком? Нигде. Господам, желающим принизить значение похода Ермака, остается полагаться только на брехологию.

Да, русским еще пришлось гоняться за Кучумом и вязать Сеид-хана (Сейдяка), поставившего табор на развалинах Кашлыка, однако ни одного крупного сражения им уже не пришлось испытать.

С разгромом Сибирского ханства были снято основное препятствие для движения русских на восток, к Тихому океану. И наши первопроходцы невиданными в истории темпами прошли этот путь, совершив подвиг покорения Северной Евразии.

«Занятие русскими одной из величайших равнин земного шара, совершившееся в продолжении только 70 лет, составляет явление в высшей степени замечательное, можно сказать — беспримерное, если мы примем во внимание те неблагоприятные условия, которые задерживали завоевательное и колонизационное движение в Смутную эпоху и долгое время после того, если примем далее во внимание те поистине ничтожные средства, какими могла располагать Московская Русь для водворения и поддержания своих необъятных владений на востоке. На занятие Северной Америки культурные народы Западной Европы должны были употребить больше времени» — читаем у исследователя сибирской истории И. Щеглова.

В 1593 г. основан Березов на Северной Сосьве, в 20 верстах от ее впадения Малую Обь — через него шел водный путь в Сибирь.

Люди кодского князя Игичея вместе с воеводой Н. Траханиотовым строили Березов и ходили покорять обдорских остяков.

Ниже на Оби был поставлен Обдорский острожек, чтобы собирать ясак с самоедов и остяков, а также пошлину с русских торговых и промышленных людей, ведущих на Лукоморье промысел и обмен с «инородцами».

В1594 г. поставлен Сургут, при впадении Сургутки в Обь, чтобы привести в покорность остяцкого князя со звучным именем Воня.

В том же году для борьбы с кочевниками Барабинской степи, нападавшими на остяков, построен был Тарский острог — при впадении Тары в Иртыш. Здесь расположилось 320 человек из 1,5-тысячного отряда князя Андрея Елецкого, который искал кучумовских партизан от Тобольска до Тары и выше по течению Иртыша.

20 августа 1598 г. помощник тарского воеводы юный Андрей Воейков обнаружил отряд Кучума на левом притоке Оби реке Ирмень (где впоследствии возникнет Новосибирская ГЭС). Казаки изрубили 40 кучумовских батыров, однако сам Кучум, как всегда, успел удрать, видимо, талант у него был такой. В русской Сибири его больше не видели и не слышали. Сын же его Маметкул верой и правдой служил «белому царю».

На рубеже XVI и XVII в. русские остроги вырастали на речных путях Сибири, как грибы после дождя.

В 1596 г. появился городок Нарым на Оби для сбора ясака с остяков выше Сургута.

На обском притоке реки Кеть поставлен острог Кетский, сыгравший большую роль в дальнейшем углублении в сибирские земли.

В 1600 г. при впадении реки Ялынки в Туру основан Туринск — чтобы устраивать ямские станции на новой дороге между Верхотурьем и Тюменью и защищать местных остяков от нападений ногаев.

В том же году отряд Ф. Дьякова на западносибирском севере достиг области реки Таз, населенной мангазейскими самоедами. А на следующий год в 200 км от тазского устья появилась Мангазея (в 1662 г. перенесенная в Туруханский край).

В 1604 г. заложен Томск на реке Томь, в 60 км от ее впадения в Обь. Хан Тояк, местный властитель, бил челом царю Борису, прося принять его в подданство.

И тут кодские остяки во главе с князем Онжей помогали русскими.

Затем появились городок на Чулыме и Кузнецкий острог на Томи, против устья Кондомы. Вместе с тем объясачены были телеуты, татары и киргизы, кочевавшие по верхней Оби и ее притокам, а также тюркские племена по верхнему Енисею и его притокам у подножия Саянских гор. Но еще более ста лет здешнее пограничье было неспокойным.

В1607 г. кодские остяки ходили вместе с отрядом березовского служилого человека Ивана Рябова на отложившихся обдорского и ляпинского князьков.

В 1609 г. кетские казаки прошли Маковским волоком на среднее течение Енисея.

Во время Смуты постройка новых острогов в Сибири останавливается, это ясно показывает, что колонизация новых земель не была стихийным процессом.

Лишь в 1618 г. русские вместе с людьми кодского крещеного князя Михаила Алачева срубили острог на Маковском волоке. Оттуда, годом позже, отряд М. Трубчанинова с людьми князя Михаила ходил ставить острог на Енисее.

Люди князя Михаила участвовали и в походах С. Навацкого (о нем ниже) на Нижнюю Тунгуску.

С 1620-х гг. русская Сибирь узнала новую напасть. К ее границам, в верховья Иртыша и Ишима, прикочевали калмыки.

Для защиты от них были построены Ялуторовский острог, у впадения Исети в Тобол (1639), Канский на реке Кане — притоке Енисея (1640), Ачинский острог на реке Чулыме (1642).

К середине XVII в. фронтир растянулся на всю Сибирь. В то время когда русские встали уже на берегах Охотского моря, в ближнем Зауралье все еще шли набеги.

Для ограждения жителей относительно плодородных районов по реке Исети, тобольцев и тюменцев, от нападений калмыков был поставлен Исетский острог (1650). Рядом с ним, на верхней Исети, возникло два хорошо укрепленных монастыря — Рафаилов и Долматов.

В 1663 г. часть верхнеобских остяков вошли в сношения с «царевичем» Кучумова рода и с калмыками, чтобы поднять восстание.

У немирных туземцев в это время появляются ручные пищали, значительные запасы пороха и свинца — очевидно, огнестрельное оружие поступало из Средней Азии.

Многие русские поселения в южном Зауралье были разорены обширным башкирским бунтом, в котором также участвовали, как умели, калмыцкие и ногайские орды. Однако бунт не напугал русских переселенцев. После его подавления граница крестьянской оседлости сместилась еще дальше к юго-востоку. На Пышме, притоке Туры, на Исети, Миасе, Тоболе, Ишиме в 1660-1670-х гг. возникло много новых слобод — в том числе Камышловская, Шадрин екая, Курганская и Ишимская.

Около 20 лет, с середины 1660-х гг., енисейские киргизы князя Иренака угрожали Ачинску, Кузнецку, Томску, Канску и Енисейску.

В 1679 г. киргизы, подвластные джунгарскому хану, осаждали Красноярск (город выдержал во второй половине века семь крупных набегов). В том же году самоедские стрелы свистели над Обдорским острогом.

На рубеже XVII и XVIII в. особо сложной была обстановка в Кузнецком уезде. Калмыки в 1700 г. совершили нападение на Кузнецк, сожгли там Рождественский монастырь, убили 41 человека и 103 взяли в плен, уничтожили хлебные запасы, увели скот.

Это племя также устраивало набеги на Барабинскую низменность и область реки Катунь.

Измучившиеся служилые сообщали в Сибирский приказ, что «киргизы, телеуты, черные калмыки» приходят «многолюдством, воровски, человек тысячи по три и болши и менши с ружьем, с пищали, с копьи и с сайдаки, и с сабли в пансырях и куяках и иных воровских доспехах». Правительство поверстало еще 1,5 тыс. детей боярских и казаков для сибирской службы и дало задание упреждать нападения кочевников.

В 1703 г. 500 казаков из Томска «на лыжах с нартами и со всей полной службою» встретили на реке Базыре немирных киргизов, взяли в плен 146 человек, потеряв убитым одного. Годом позже встречать киргизов были посланы 700 томских казаков и детей боярских.

Тревожно было и на юге Тюменского, и на юго-западе Тобольского уездов. 12–15 августа 1709 г. шли бои с башкирами у озера Чебакуль, где погибли 10 служилых.

В первой половине XVIII в. российское государство, умиротворяя кочевников южносибирских степей, продвигает линии укреплений от таежной Сибири к юго-востоку и югу и добивается перелома в борьбе с набеговой активностью. Важную роль сыграло в этом введение рекрутской повинности. В Западной Сибири появляются регулярные войска, вооруженные по последнему слову тогдашней техники, обладающие большой огневой мощью.

Материал создан: 13.07.2015



.00 рублей
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта