Я русский

что значит быть русским человеком

Я русский

Прибалтика. Победителей не судят

Говорит литовский школьник: «Что могло бы случиться, если бы Литва была оккупирована Германией? Говорили бы по‑немецки. Я думаю, что экономика Литвы достигла бы уровня Дании, Голландии. Было бы лучше». По мнению эстонского подростка, «победа СССР во Второй мировой войне – это очень плохо было, так как было много депортаций, убийств и очень плохие вещи происходили».

А вот как считает грузинский мальчик: «Мы весь урок говорили о том, что Советский Союз боролся с нацизмом, с Германией, расовой дискриминацией. Советский Союз, Россия также очень плохо поступала. Была дискриминация со стороны русских. Ещё неизвестно, что хуже. Отсюда тоже выселили турок‑месхетинцев. По‑моему, нужно было перейти на сторону Германии».

Теперь послушаем школьницу из города Львова (Западная Украина): «Бандера был очень крупный деятель и много сделал, чтобы Украина стала свободной».

Ну и, наконец, слова одного юного москвича: «Мне кажется, что достаточно большую часть победы можно отнести к европейским союзникам и к США».

Вот так дети тех, кто когда‑то родился в Советском Союзе, судят сегодня о Великой Отечественной войне.

Впрочем, сам термин «Великая Отечественная» больше не существует. Почти во всех учебниках за пределами России применимо другое название: Вторая мировая война. На первый взгляд разница небольшая, но, как мы убедимся дальше, – принципиальная.

Если судить по учебникам некоторых бывших союзных республик Страны Советов, настоящими героями той войны являются как раз те, кто воевал против Красной армии.

Так кто же тогда победил в самой страшной войне за всю историю человечества?

Прибалтика

Глядя на торжественный ритуал смены караула, невольно возникает ощущение, что замедленная обстоятельность движений гвардейцев – такой же символ, как и памятник Свободы, которой они охраняют. Символ национального характера, его неторопливости, педантизма и любви к порядку. Вот, соблюдая порядок, поклониться Свободе идут молодые люди. Командира не видно, но все получается очень дисциплинированно и даже в ногу. Вообще устраивать шествия, ходить строем здесь любят и толк в этом деле знают. Наверное, это тоже что‑то из национального характера. Во всяком случае, видно, что это прохождение было подготовлено обстоятельно и профессионально.

А вот еще один парад – его запечатлели кадры кинохроники. Рига, 1943 год. Под эсэсовскими знаменами – латышские парни. Они присягают на верность Гитлеру. Символ свободы Латвии здесь – почему‑то нацистская свастика. Вот они – те, кого сегодня принято считать борцами за независимость. Текст присяги, которую произносят латышские эсэсовцы, заканчивается словами: «…Я присягаю перед Богом этой святой клятвой, что в борьбе против большевизма буду беспрекословно подчиняться высшему руководителю немецких войск Адольфу Гитлеру, и хочу как отважный солдат посвятить свою жизнь выполнению этой клятвы».


Парад латышских легионеров СС в честь дня основания Латвийской Республики, Рига, Латвия, 1943

Получается, что сегодня главным символом независимости является верность Гитлеру, поэтому о личности его здесь рассуждают совершенно спокойно. А вот что пишется сегодня в учебниках по истории.

Латвия. Экспериментальный учебник «Новейшая история. XX век». Для основной школы. Автор: Ю. Фрейбергс. Стр. 223: «Когда германская армия вошла в Ригу, в ее ряды пожелали вступить добровольцы‑латыши, желавшие участвовать в борьбе против большевиков. Были созданы латышские полицейские подразделения, которые первоначально предназначались для поддержания порядка. 6 октября 1941 года Гиммлер издал приказ о реорганизации и расширении добровольных полицейских подразделений».

Литва. Учебник «История новейшего времени». Стр. 137: «В стране действовали подпольные организации, которые завязали связи с созданной в ноябре 1940 года в Берлине организацией сопротивления – Фронтом литовских активистов (ФЛА) (LAF). Все надежды на освобождение руководство ФЛА связывало с будущей войной между СССР и Германией».

К сожалению, это практически всё, что сегодня положено знать молодым жителям Прибалтики о том, кто и как завоевывал независимость их страны. Чем проявили себя те, кто присягал на верность Гитлеру во имя независимости, – ни слова.

Вот фрагмент урока в одной из общеобразовательных школ Литвы:

«Перейдем к важному вопросу. Уничтожение евреев. Как по‑другому называется уничтожение евреев? Да, холокост. А какое количество евреев было уничтожено? Девяносто процентов евреев Литвы было уничтожено. Примерно 200 000 литовских евреев. Ладно. Вспомним, что нацистский режим в Литве тоже был несладкий. Как известно, нацисты планировали организовать части СС в Литве, но это не получилось. А вот в Эстонии и в Латвии это прошло. Литовцы не хотели быть в отрядах СС, тогда нацисты предложили организовать местные сборные отряды. Может, вы помните, кто руководил этими подразделениями? Плехавичюс, Повилас Плехавичюс. Записалось 10 000 человек».

Как все просто получается в этой отдельно взятой истории! А если пытливый гражданин спросит учителя: «Стоп! А кто же уничтожил евреев? Кто эти нелюди?» Учителю ответить будет нечего. Может, потому он и торопится скорее перейти к следующему вопросу?

Сегодняшние юные граждане прибалтийских стран никогда не узнают, по крайней мере из школьной программы, о том, что непоcредственное участие в зверском уничтожении евреев принимали как раз те борцы за независимость, которые и присягали на верность Гитлеру. Об этом свидетельствуют сотни исторических документов, хранящихся в архивах Германии, США, Израиля. Для чистоты аргументации не будем даже брать российские архивы.

Из воспоминаний Лейзера Брогера – видного деятеля Международного еврейского движения: «Между уходом советских войск и приходом немцев прошло несколько дней. Когда Советы ушли, литовцы первым делом вошли в еврейский квартал Каунаса – Слободку. Детей они просто заперли в помещении и сожгли живьем. А ешиботников (учащихся ешивы) собрали в большом гараже. Тогда машины чистили сжатым воздухом. Они вставляли в рот людям этот шланг, включали воздух, и кишки вылетали через задницу».

Из мемуаров командира 2‑й роты 502‑го танкового батальона вермахта Отто Кариуса: «Нас повсюду восторженно встречало население Литвы… Мы были шокированы тем, что перед нашим прибытием повсюду были разорены и разгромлены еврейские лавки. Мы думали, что такое было возможным только во время Хрустальной ночи в Германиии».

Как видим, и еврей, переживший холокост, и нацистский офицер утверждают одно и то же. Два документальных свидетельства зверств тех, кого сегодня принято считать истинными борцами за свободу. Трудно представить, чтобы эти два свидетеля договорились оболгать историю независимости одной из прибалтийских республик.

Неоспоримый факт – в те годы страны Прибалтики очень хотели использовать исторический момент, чтобы получить независимость. Это правда. Но также правда и в том, что одним из пунктов достижения этой независимости было построение строго национального государства. Другими словами – государства чистой расы. Глядя на Германию, кое‑кому казалось, что это очень просто. И тезис «Германия нам поможет» не выглядел таким уж фантастическим. Наверное, именно в этом кроется феномен безоговорочного принятия нацистской присяги, а значит, и нацистской идеологии. Отсюда и массовые уничтожения евреев и других инородцев.

А теперь немного исторических фактов.

Известно, что националисты латышской профашистской организации «Перконкруст» сожгли и уничтожили более 20 синагог и молельных домов. Об этом в латышских школьных учебниках – ни слова.

Отчеты немецких карательных органов свидетельствуют, что только в течение первых двух недель войны число латышских добровольцев, участвовавших в убийствах евреев и советских активистов, составило 12 000 человек.


Фотографии погромов в Каунасе, Литва, 25–29 июня 1941 года

Солдаты 21‑го латышского полицейского батальона расстреливали лиепайских евреев в Шкедских дюнах. А каратели из 18‑го латышского полицейского батальона стали самыми активными исполнителями при массовых казнях евреев в городе Слониме на территории Белоруссии. Подобным образом латышские эсэсовцы проявили себя на территории Польши, Литвы, Псковской и Смоленской областей.

Особенно лютовали 1‑й латышский добровольческий полк СС «Рига» и полк «Лиепая». Вот донесение офицера по особым поручениям тыла Русской освободительной армии (РОА) поручика Балтиньша, латыша по национальности, представителю РОА в Риге полковнику Позднякову от 26 мая 1944 года: «В середине декабря 1943 года по делам службы пришлось мне быть в Белоруссии. Деревни занимали немецкие части и вполне терпимо относились к населению, но когда им на смену пришли латышские части СС, сразу начался беспричинный страшный террор. Вокруг этих деревень было много трупов женщин и стариков. От жителей я выяснил, что этими бесчинствами занимались латышские СС».

Возможно, в Прибалтике и этому документу доверия нет. Документальные кадры кинохроники навсегда запечатлели еврейский погром. Евреев заперли в рижской синагоге и сожгли заживо.

Сейчас на этом месте в городе – мемориал. В то время, когда одни приходят сюда, чтобы оплакать замученных нацистами, другие на соседней улице несут караул у знамен с нацистской свастикой.

В XX веке фашизмом в Европе переболели многие. Но только здесь те, кто присягал Гитлеру, сегодня – предмет национальной гордости. В блеске эсэсовских регалий они шествуют по Риге. Не оборачиваясь, проходят мимо памятника жертвам нацизма. И торжественно склоняют знамена со свастикой к памятнику Свободы.

Такое ощущение, что страны Балтии сегодня живут в чудовищном зазеркалье истории. Не слишком ли дорогая цена для создания национальных мифов и обретения независимости?

В музее новых граждан теперь пугают тем, чем еще недавно весьма благополучная советская республика гордилась. Все, как прежде, только… наоборот. Стоит только поменять таблички про русских захватчиков на немецких. Быть может, поэтому новая история, написанная старыми символами, имеет такой отчетливый запах прошлого.

Зацикленная на собственной истории школьная программа стран Балтии не позволяет узнать новым гражданам, что власть Гитлера, на помощь которого так надеялись в Латвии, Литве и Эстонии, еще до войны ставила жирный крест не только на евреях и цыганах. Годы спустя мир содрогнется, когда узнает о чудовищных преступлениях против русской нации. Уничтожали не только солдат и офицеров, комиссаров и командиров. Уничтожали мирное население.

Виктор, ученик эстонской школы, Таллин: «Для холокоста было построено много концлагерей, куда свозили евреев, где их расстреливали и сжигали. Так как в Германии говорили: если немецкий солдат убьет одного еврея – это для него большая честь».

Сегодняшние школьники, повторяя из учебников политкорректные фразы о холокосте, вряд ли догадываются об огромных жертвах, которые от рук нацистов понесли и другие народности, особенно русские, украинцы, белорусы. Эти жертвы – чудовищны.

Всего за годы Великой Отечественной войны общие людские потери СССР составили 26 600 000 человек. В немецких лагерях смерти находилось около 6 000 000 граждан Советского Союза, более 3 000 000 из них погибли.

Ни в одном учебнике стран Прибалтики об этих страшных фактах нет ни слова. О том, какая участь была определена России в случае победы нацистов, тоже ни единого упоминания.

Впрочем, одно все‑таки есть. Правда, если судить по тому, что написано в учебнике, то получается, что колоссальные потери Советского Союза балтийской государственности в принципе пошли бы только на пользу.

Латвия. Экспериментальный учебник «Новейшая история. XX век». Для основной школы. Автор: Ю. Фрейбергс. Стр. 223: «К началу 1943 года Гитлер издал приказ о формировании добровольческого формирования Латышского легиона СС в составе немецкого войскового формирования Ваффен‑СС. Многие патриоты Латвии надеялись, что такая хорошо вооруженная стотысячная армия смогла бы стать основой латвийской армии и позднее участвовать в восстановлении Латвийского государства. Особенно на заключительном этапе войны наиболее распространенным было мнение, что Германия капитулирует, Советский Союз будет ослаблен и с помощью Запада небольшие государства будут восстановлены».

После этих строк стоит ли удивляться тому циничному прагматизму, с которым новых граждан стран Прибалтики учат дискутировать на тему, что было бы, если бы Германия победила русских недочеловеков? Дети совершенно спокойно фантазируют на тему будущего своей страны после победы Гитлера. Проиграй Советский Союз в той войне, и они бы жили, как в Дании. Комментарии излишни.

Впрочем, истоки такой убежденности – в этом же учебнике. Они в прямой цитате из речи Гиммлера от 16 сентября 1942 года. В своем выступлении на страницах учебника по истории вдохновитель уничтожения целых рас и народов обещает «германизировать» страны Прибалтики, но через 20 лет, по его словам, один человек германского происхождения уже сможет управлять сотнями тысяч людей подчиненных провинций.

Красивая перспектива для германизированной Прибалтики, не правда ли? А что ещё должен подумать школьник, прочтя эту цитату?

Ведь в учебнике для подростков она дана без каких‑либо комментариев. Только факт. К тому же что значит для сегодняшнего юного жителя Прибалтики слово «германизация»? Сегодня, когда под боком сытая, благополучная демократическая Германия, в этом слове нет ничего страшного, напротив…


Факт, вычеркнутый из истории Прибалтики – встреча советских солдат, освободивших жителей от фашистов ОПИСАНИЕ: Жители Таллина цветами встречают воинов Красной армии. Сентябрь 1944 года

Вот и считают ребята: поднатужился бы Гитлер, выиграл бы у Советов войну, и жили бы они сейчас, как в Дании. Увы, никакого другого ответа учебники истории сегодня не предполагают.

Умалчивают учебники и о том, как на самом деле немцы уходили из Прибалтики. До самого последнего дня оккупации отсюда силой вывозили мирное население. Круглосуточно в городах устраивались облавы. Только по американским данным нацисты, отступая, вывезли около 300 000 жителей прибалтийских республик.

Между тем не востребованная сегодня в странах Прибалтики документальная хроника хранит свои свидетельства. На черно‑белых кадрах рижане с цветами встречают Красную армию. В эти минуты люди вряд ли думают о том, что опять пришли оккупанты. Для них важно другое: ненавистная нацистская власть кончилась. И от нее их освободил советский солдат. Это тоже факт, который вычеркнут из официальной истории.

А вот что рассказывает Карл Юлиувич Раммус, ветеран Великой Отечественной войны, вспоминая день, когда его часть вошла в Эстонию, освобождая ее от нацистов. «Есть ли среди вас эстонцы?» Мы отвечаем: «Конечно, есть, мы и есть эстонцы!» – «Как замечательно, что вы пришли нас освободить!»

Мы спросили: «Мужики, у вас попить есть?»

Мужчина, который первым подошел к танку, сказал: «Да, я сейчас принесу».

Он пошел домой и вышел с большим кувшином. Нас, конечно, предупреждали, что не надо безоглядно доверять и все может быть. И мы сказали: «Отпей сначала сам!»

А это оказалось очень хорошее домашнее вино.

Эстонцы, которые подошли к танку, были очень приветливы и доброжелательны, они встретили нас как освободителей.

Еще могу сказать: когда мы вернулись в Таллин в 1945 году, то, когда мы входили в город, вся дорога была устлана цветами. И если кто‑то говорит, что нас встречали воинственно – это полная ложь. Вот что я хотел сказать».

Конечно, страны Прибалтики имеют законное право относиться к советскому периоду существования так, как считают нужным. Но правильно ли это делать, замалчивая одни факты истории и искажая другие?

Говорит Виктор, житель Эстонии: «Моя родина была оккупирована в ходе Второй мировой войны. Сначала немцами и дважды Советским Союзом».

Сегодня в России, где в каждой семье есть фотографии погибших на фронте, больно слышать о том, что освобождение стран Прибалткии от нацистов здесь называют второй оккупацией. В боях за Прибалтику Красная армия положила 300 000 солдат и вправе надеяться хотя бы на политкорректное молчание. Хотя бы при детях.

В самом деле, на послевоенной карте Литвы как отдельного государства нет. Правда, в современном ее виде независимой Литвы на картах, в общем, никогда и не было. Но сталинский режим действительно вместе с освобождением от нацизма принес на землю Прибалтики и немало бедствий. Этот факт уже давно никто в России не оспаривает, так же как и то, что прибалтийцам особенно не за что любить Россию как правопреемницу СССР. Впрочем, есть немало доказательств того, что именно советская власть позволила прибалтийским народам сохранить язык, культуру, территориальную целостность, а затем и получить независимость. И все‑таки, став составной частью Советского Союза, Прибалтика разделила с ним и всю тяжесть сталинских репрессий.

Рассказывает ученик литовской школы: «Начну с того, что сестра моей мамы была сослана в Сибирь и вернулась в Литву спустя много лет. Позже ездили в Сибирь за останками близких. После этих событий нельзя сказать, что победа Красной армии могла радовать моих родственников».

Мальчик прав. С приходом советской власти в Прибалтике начались массовые аресты и высылки. Искали шпионов и неблагонадежных, враждебными элементами называли тысячи и тысячи людей. К сожалению, Прибалтика оказалась такой же жертвой тоталитарного режима, как и все остальные республики бывшего Союза, так же перенесла всю тяжесть коллективизации И здесь учебники прибалтийских стран предельно точны.

Литва. Учебник «История новейшего времени». Стр. 137: «Накануне войны между СССР и Германией, ночью 14 июня 1941 года началась крупномасштабная акция высылки населения Литвы в Сибирь, которая потрясла всю нацию. Она коснулась людей всех наций и прослоек, населения Литвы различного возраста – литовцев, евреев, поляков, русских. Было сослано около 18 500 человек, среди них около 3000 интеллигентов. В семьях ссыльных было 5120 детей. Оккупанты население Литвы вывозили целыми семьями».

Сценарий сталинских репрессий в Прибалтике ничем не отличался от того, что происходило в России. Арестам и пыткам подверглись люди вне зависимости от национальности и происхождения.

Свидетелей тех событий сегодня почти не осталось. История бабушки Ядвиги во многом подобна тому, что происходило в странах Балтийского региона в 1930‑е и 1940‑е годы прошлого века. По национальности полячка, Ядвига еще в начале века вместе с родителями бежала из Польши в Россию, спасаясь от бедности. В пути их застала весть о том, что в России произошла революция, и семья решила остаться в Латвии. Здесь Ядвига вышла замуж за латышского парня. Родила детей. Отсюда и отправилась на поселение в Сибирь, когда ее мужа арестовали как нацистского шпиона.

Она до сих пор удивляется, как тогда удалось выжить на чужбине. Говорит, что спасла взаимовыручка. Таких, как она, жен репрессированных, было много. Помогали друг другу чем могли, и не было разницы, русский ты, поляк или латыш.

Тоталитарный сталинский режим для России – такая же трагедия, как и для Прибалтики. Никто не собирается оправдывать террор и насилие, нарушение прав человека в Советском Союзе. И сегодня каждый российский школьник хорошо знает не только о репрессиях в Воронеже или на Ставрополье, но и в Латвии, Эстонии, Литве.

Вот как отвечает на вопрос «когда началась Вторая мировая война» эстонский школьник Даниэль: «В 1939 году, 1 сентября. Германия напала на Польшу, а что дальше было, я не помню».

А вот что говорит на эту тему московский школьник: «Ну, естественно, Советский Союз превращался в агрессора. Потому что это можно назвать разделом Польши между СССР и Германией, который можно сравнить, пожалуй, с разделом Польши в XVIII веке. То есть мы, получается, с немцами уничтожили Польшу».

Урок истории в литовской школе:

«Итак, какие две причины побудили Сталина подписать договор о ненападении?»

«Он знал о мощи Германии, хотел избежать войны».

«А что Сталину еще было обещано?»

«Восточная Европа».

«Какое место здесь занимает Литва?»

«Территория Литвы отошла бы Сталину после подписания пакта Молотова – Риббентропа».

В истории Второй мировой войны есть эпизод, в отношении которого общественное мнение и в России, и в странах бывшего СССР сходится. Это пакт Молотова – Риббентропа. Какая бы политическая целесообразность того времени ни оправдывала этот пакт, отношение к временному союзу с Гитлером всегда будет негативным, и этого в России никто скрывать не собирается. Вот выдержка из российского школьного учебника по истории.

«История России. ХХ век». Учебник для 9 класса общеобразовательных учреждений. Стр. 173.:

«Пакт о ненападении, подписанный СССР и Германией, предполагал, что они не будут участвовать во враждебных друг другу союзах.

Таким образом, Гитлер мог быть уверен, что с началом военных действий в Европе СССР не окажется на стороне противников Германии.

В дополнение к пакту между СССР и Германией был подписан секретный протокол о разграничении сфер влияния в Восточной Европе».

А вот цитата из эстонского учебника. Вроде бы об одном и том же идет речь – пакт Молотова – Риббентропа, но посмотрите, в каком контексте этот факт подается школьникам.

«Новейшая история». Учебник для 9 класса. Глава «Почему разгорелась новая мировая война?»: «Для продвижения на Запад Советский Союз был готов применить военную силу. Пакт Молотова – Риббентропа превратил Советский Союз и Германию во временных союзников. Теперь они могли начать завоевание других стран Европы, не боясь Великобритании и Франции».

Выходит, по этому учебнику главная задача Советского Союза заключалась исключительно в том, чтобы, присоединив к себе маленькую Прибалтику, бок о бок вместе с Гитлером завоевать мир.

А вот еще одна цитата:

«17 сентября в Польшу вторглась сталинская Красная армия, которая завоевала восточную часть Польши. К концу сентября дело было сделано, и полякам пришлось сдаться. Польское государство прекратило существование, его части поделили между собой Германия и Советский Союз, а Литву отдали под сферу влияния Советского Союза».

Правда ли это? Да, правда. Но только не вся. А половина правды в истории – хуже лжи.

Думается, что школьники, которые учатся по этим учебникам, здорово бы удивились, если бы кто‑нибудь им рассказал, что за год до заключения пакта Молотова – Риббентропа был Мюнхенский договор. И именно в нем Франция, Британия и Италия позволили Германии оккупировать Чехословакию, по сути, вступив с Гитлером в сделку против СССР.

Кстати, та самая Польша, которую учебники стран Прибалтики представляют главной жертвой Советского Союза, сразу же одновременно с нацистской Германией ввела свои войска, отхватив приличный кусок Чехословакии – между прочим, тоже суверенной страны. Позорная страница в истории стран Запада? Более чем.

Но о Мюнхенской сделке в прибалтийских учебниках, кроме даты проведения, – ни строчки. Вот и получается, что только один вывод может сделать прибалтийский школьник, изучив этот раздел в изложении авторов своих учебников: Советский Союз – главный преступник и главный агрессор всей Второй мировой. Стоит ли после этого удивляться приведенным в этой главе высказываниям?

Вот в чем уверен латвийский школьник: «Россия и Германия не были хорошими, но больше вреда принесла Россия. И мы не можем на этот факт смотреть лояльно только потому, что Россия выиграла войну. Мы пострадали от России».

Кстати, в вопросе об оккупации Советским Союзом Прибалтики есть один очень важный нюанс. Новое поколение вряд ли знает о том, что еще за год до прихода Советского Союза, весной 1939 года, Германия захватила литовский портовый город Мемель, ныне Клайпеда. Таким образом, оккупация прибалтийских республик нацистской Германией была делом практически решенным и могла бы произойти в ближайшие недели.

Вот любопытный документ, находящийся сейчас в свободном доступе:

«Совершенно секретно. В ЦК ВКП(б), товарищу Сталину.

Резидент НКВД сообщил, что часть военных кругов считает необходимым в случае агрессии решить этот вопрос мирным путем. То есть путем капитуляции».

То, что политическая и военная верхушка стран Балтийского региона перед угрозой нацистской оккупации готовы были пойти на присоединение к Советскому Союзу, а для многих граждан Литвы этот выбор был абсолютно добровольным, косвенно признается даже в литовских учебниках.

«Новейшая история». Учебное пособие для 10 класса: «Аннексия Литвы осуществлялась, создавая впечатление правомерности… В новом правительстве было немало уважаемых в Литве людей, даже бывших членов союза таутининкай… Министрами стали хорошо известные в Литве люди В. Креве‑Мицкавичус, генерал В. Виткаускас, Э. Галванаускас. Позднее в состав правительства были включены коммунисты. С ними (советской администрацией) сотрудничало немалое число уважаемых и известных в стране людей, послы Литвы в заграничных государствах протест по поводу оккупации заявили только по прошествии больше месяца».

Судя по архивным документам, Западная Европа была хорошо информирована о том, что прибалтийские политические режимы готовы войти в состав Советского Союза. Воспринимался такой расклад как единственно возможный. Ведь к 1941 году перед Европой очень жестко встал вопрос – быть или не быть.

Польша превратилась в генерал‑губернаторство, и такая же перспектива открывалась перед странами Прибалтики. Процесс германизации там шел семимильными шагами. В этой ситуации не было никаких сомнений в том, что нападение гитлеровской Германии на Советский Союз может начаться вовсе не западнее Каунаса, а в Нарве.

Если бы Прибалтика к июню 1941‑го оказалась под пятой Гитлера, весь ход не только Великой Отечественной, но и Второй мировой войны мог пойти по еще более драматичному сценарию. В случае оккупации Литвы, Латвии и Эстонии колоссальная мощь немецкой военной машины обрушилась бы непосредственно на главные центры Советского Союза. Разведка не переставала докладывать о скоплении отборных частей вермахта.

Рассказывает Лев Соцков – генерал‑майор службы внешней разведки: «Группа армий «Север» – это две полевые армии. Даже примерный подсчет показывает, что это более 500 000 солдат и офицеров, и это не считая финляндскую группировку. Они с ходу бы взяли Ленинград, и что было бы потом, очевидно. Вся эта махина двинулась бы в южном направлении – на Москву».

Необходимо было что‑то делать, чтобы отвести угрозу. Альтернативой был только ввод в страны Прибалтики подразделений Красной армии. Документы зафиксировали доклады разведчиков: «Совершенно секретно. Срочно. Спецсообщение. Настроение среди военных кругов таково, что если встанет вопрос о судьбе Литвы, то лучше быть национально существующей Литвой в руках СССР, чем превратиться в губернию немцев».

Наверное, в той ситуации Советский Союз мог ввести войска в Прибалтику, вообще никого не спрашивая. Этот шаг назывался бы оккупацией, но в то жестокое время, когда границы в Европе перекраивались каждый месяц, вряд ли это могло кого‑либо шокировать. Но осенью 1939 года, в условиях тяжелейшего политического цейтнота, Советский Союз все‑таки идет на то, чтобы соблюсти хотя бы видимость законности. Вместо прямой оккупации Москва заключает договоры о военном сотрудничестве со странами Прибалтики и только после этого размещает свои войска численностью в 70 000 человек, и то сроком на два года.

Вот как события тех дней представлены в российском учебнике истории.

«Готовимся к экзамену по истории России». Авторы: А. В. Короленков, К. Л. Гуленков: «14 июня 1940 года Сталин в жесткой форме потребовал от Литвы сформировать правительство, которое обеспечило бы «честное проведение в жизнь советско‑литовского договора о взаимопомощи», и дать разрешение на ввод в Литву советских войск. 16 июня такие же требования были предъявлены Эстонии и Латвии. Через несколько дней в прибалтийских государствах были проведены выборы с явными нарушениями демократических норм, в результате которых в них утвердились «народные правительства».

Вряд ли после этих строк в Прибалтике кто‑то решится упрекнуть Россию в попытке сгладить острые углы своей истории. А вот новые граждане независимых государств Прибалтики, похоже, могут надолго оказаться в плену исторических иллюзий.

Теперь перейдем к вопросу о якобы осуждении странами Запада присоединения Прибалтики к Советскому Союзу. В октябре 1943 года внешнеполитическое ведомство СССР получило любопытное предупреждение. Оно поступило как раз накануне конференции министров иностранных дел США, Великобритании и СССР. Вот часть этого секретного документа: «Совершенно секретно. Государственный Комитет Обороны. Товарищу Сталину, Молотову, Берии.

По агентурным данным, полученным нами из Нью‑Йорка, государственный департамент США на предстоящей конференции министров иностранных дел в Москве надеется убедить Советское правительство в необходимости проведения плебисцита в прибалтийских странах, который якобы нужен Англии и США для того, чтобы сохранить лицо».

А уже в самом конце войны, когда советские войска стояли у самых стен Берлина, британский Форин‑офис в секретном докладе отмечает, что западные границы Советского Союза, сформировавшиеся к 1940 году, представляют собой на всем своем протяжении не результат притязаний, а исторически обусловленную стратегическую и географическую черту. Копии этого доклада также находятся среди рассекреченных документов, которые во многом дополняют истинную картину входа стран Прибалтики в состав СССР. Или, как здесь предпочитают утверждать, – оккупации.

Интересно, что вопрос о том, как называть присоединение Прибалтики – добровольным вхождением или оккупацией – в России уже давно не стоит. Снова обратимся к школьным учебникам.

«История России. XX век». Учебник для 9 класса. Авторы: Н. Загладин, С. Минаков, С. Козленко, Ю. Петров. Стр. 179: «14 июня 1940 года СССР полностью оккупировал страны Прибалтики. Лидеры Литвы, Латвии и Эстонии бежали из своих стран, к власти в них пришли коммунисты. Эти государства были провозглашены советскими республиками и приняты в состав СССР».

Наверное, прошло еще слишком мало времени, чтобы сделать окончательный вывод – что это было? Оккупация, которая принесла аресты и ссылки, или спасение от еще больших бед с последующим обретением независимости? Которая, кстати, в 1991 году была преподнесена буквально на блюдечке с голубой каемочкой – быть может, впервые за всю мировую историю.

Фрагмент урока истории в одной из школ Литвы:

«А теперь поговорим о ветеранах войны. Нужно ли их чтить?

Да, нужно, только надо обратить внимание на то, что они совершили во время войны. Важны их заслуги. Может, не стоит уважать тех ветеранов, которые служили на стороне Красной армии?»

Игорь Станиславович Прокопенко
По обе стороны фронта. Неизвестные факты Великой Отечественной войны

Материал создан: 08.08.2015



Хронология доимперской России

Русская блогосфера

Русская блогосфера. Материалы русских блогеров.
Этническая психология — междисциплинарная наука, в основе которой лежат этнография (этнология) и психология. Это "наука, изучающая психологические особенности индивида или группы людей, связанные с этнической или культурной принадлежностью и проявляющиеся на сознательном и бессознательном уровнях". В нашей стране - это прикладная наука.
Telegram-канал Сыны Монархии
1754, Начало экономических реформ П.И. Шувалова. Таможенный устав. Учреждение Дворянского и Купеческого заемного банков.
Реклама в Российской Империи
Известные русские
Крашенинников Степан Петрович, 18 октября 1711 – 12 февраля 1755, город Москва, Русское царство. Крашенинников входил в группу ведущих учёных Академии наук. 11 апреля 1750 года его избрали профессором «по кафедре истории натуральной и ботаники». Он стал первым русским учёным-академиком, преподававшим эту науку. Два месяца спусти его назначили ректором Академического университета и инспектором Академической гимназии при Академии наук.
В России проживает около 190 народов и по этой цифре можно смело утверждать что Российская Федерация — это многонациональное государство. Все они находятся в тесном и противоречивом взаимодействии друг с другом, одновременно, дополняя и влияя один на другой. Но далеко не все из них находятся в теме "межнациональный конфликт", то есть в фазе, той или иной степени, вражды между собой.
Покровский храм в станице Орджоникидзевская, Ингушетия