Я русский

что значит быть русским человеком

Какие народы живут в России

Какие народы живут в России

Россия, представляя величайшее государство в мире, отличается вместе с тем крайним разнообразием своего населения. В ней живут народы, стоящие на самых различных уровнях культуры, и изучая их один за другим в известной последовательности, мы могли бы составить себе довольно точное представление о том, как развивалось человечество от первобытных времен до высших ступеней цивилизации.

Ссылка по теме: Коренные народы России

Мы привыкли ездить по железным дорогам и пароходам, постоянно видим мчащиеся автомобили, а между тем в России не мало народов, не знающих иных средств передвижения, как езда на собаках, запряженных в особого рода санки (нарты), или на верховых оленях, или с помощью так называемой «волокуши», т.е. двух жердей, прикрепленных к обеим сторонам лошади, на свободных концах которых волочащихся по земле и скрепленных перекладиной усаживается пассажир или кладется груз. В столицах у нас имеются роскошные дворцы, а наряду с этим некоторые из обитающих в России народов живут и лето и зиму в шатрах из оленьих шкур или из выделанной особым способом бересты.

С одной стороны, у нас во все большее употребление входит электричество, а с другой,— во многих местах, единственным способом добывания огня является трение одним куском дерева о другой. Одни из народов, живущих в России, выделили из своей среды таких великих писателей и ученых, как Пушкин, Тургенев, Толстой, Менделеев, Ключевский или Мицкевич, Сенкевич, у других духовное творчество не пошло пока дальше создания незамысловатых сказок и песен, передающихся устным путем от одного к другому.

Одни народы привыкли издавна жить государственною жизнью, имеют славное прошлое, вписали крупными буквами свои имена на страницы всемирной истории, другие — не имеют ни исторического прошлого, ни навыков к государственной жизни, а живут до сих пор отдельными семьями или мелкими разрозненными родами. Отличаются между собою эти народы и по религии: в России одновременно живут и христиане различных вероисповеданий, и мусульмане, и евреи, и ламаисты, представляющие одно из разветвлении буддизма, и грубые язычники-шаманисты. Не меньшее разнообразие представляет население России и с точки зрения его происхождения.

Одни из живущих в России народов находятся в самом тесном родстве между собою, могут в полном смысле слова быть названы народами-братьями, хотя бы, например, великороссы, малороссы, белоруссы. Но зато не мало в России и таких народов, которые по своему происхождению - стоят совершенно особняком, не имеют родственников ни среди своих соседей, ни где-либо в другом месте. Когда мы говорим о родстве каких-нибудь народов, мы чаще всего руководствуемся их языком, хотя есть и другие признаки, на основании которых можно судить об их близости между собою. Язык характерен для каждого народа, и когда употребляют такие выражения, как «русские», «поляки», «немцы», «турки», «киргизы» то, прежде всего под ними подразумевают людей, говорящих на русском, польском, немецком, турецком или киргизском языке.

Конечно, бывают такие случаи, когда не только отдельные люди, но и целые народы забывают свой собственный язык и заменяют его языком кого-либо из соседей, но такие случаи могут побудить нас лишь внести некоторые поправки и ограничения в суждения о родстве иных народов, основанные на близости их языков, но не отказаться целиком от этих суждений. Ведь заимствуя у своего соседа язык, народ не может ограничиться одним только этим, а неизбежно подчиняется влиянию того же соседа и в других отношениях, приобщается к его духовной жизни и тем самым вступает с ним в известного рода родство.

Главная же причина, побуждающая нас руководствоваться при суждении о родстве народов, прежде всего, их языками, состоит в том, что наука языковедения выработала вполне точные приемы, дающие возможности безошибочно судить о степени близости между собою двух каких-либо языков. Так мы без малейших колебаний можем утверждать, что, например, великорусский язык и малорусский язык находятся между собою в более близком родстве, чем с польским, что с немецким языком у них родство еще более отдаленное, чем с польским, с турецким же или с финским ни великорусский, ни малорусский язык не находятся ни в каком родстве.

Все же попытки распределить народы по степени их родства между собою, руководившись какими-либо другими признаками помимо языка, например, физическим типом, историческими указаниями, характером их быта и т. д., дают либо расплывчатые и неопределенные результаты, либо такие выводы, которые легко можно оспаривать. С точки зрения языка многочисленные народы, живущие В России, распадаются на несколько больших семей.

Наиболее многочисленной из них и вместе с тем наиболее важной но своему значению являет индо-европейская семья народов, в свою очередь распадающаяся на несколько ветвей; такова славянская ветвь, к которой помимо великороссов, малороссов, белоруссов принадлежат также поляки, чехи, болгары, сербы; далее следует литовско-латышская ветвь, у которой принадлежат латыши, литовцы, жмудяки; затем — германская ветвь (немцы, шведы), романская (молдаване), иранская; к этой же семье народов принадлежат греки, цыгане и т. д. Семитическая семья народов, сыгравшая в истории человечества такую, крупную роль, представлена в России и евреями и немногочисленными арабами.

Гораздо многочисленнее урало-алтайская семья народов, охватывающая большую часть инородцев, живущих в северной и восточной части европейской России в Сибири, в Средней Азии и отчасти на Кавказе. Эта семья распадается на несколько ветвей: финскую, тюркскую, монгольскую, тунгусскую и самоедскую. Затем среди народов Кавказа имеется три самостоятельных по языку семьи народов, из которых наиболее важной является грузинская или картвельская. И, наконец, в Сибири имеется несколько небольших народов, языки которых стоят особняком, не имеют родства ни с какими другими языками или, по крайней мере, еще недостаточно изучены, чтобы судить о таком родстве.

С точки зрения языковедения такое распределение живущих в России народов не может подлежать оспариванию, но нам придется вносить в него некоторые поправки. Нас интересует культура народа в ее целом, духовный облик народа, а язык составляет лишь одну из частей этой культуры. И вот, бывают такие случаи, когда, несмотря на вполне определенную близость языка, другие стороны духовной жизни резко разделяют два родственных по языку народа или, наоборот, спаивают в одно целое народы совершенно различного происхождения, говорящие на совершенно чуждых друг другу языках. Особенно большое значение из фактов подобного рода имеет религия, и ярким примером этого могут служить евреи.

Древний еврейский язык как бы вымер и вышел из употребления в повседневном обиходе современного еврейства. Теперешние евреи не имеют своего особого языка и говорят на разных языках смотря по странам, где они живут, и например, в наших западных губерниях и в Польше евреи говорят на так называемом «жаргоне», т. е. испорченном немецком языке с большою примесью польских и русских слов; кавказские евреи-горцы говорят на татском языке, близком к персидскому, а караимы и так называемые «крымчаки» говорят на татарском языке. И тем не менее отсутствие собственного языка не мешает евреям сохранять свое единство и чувствовать себя особым самостоятельным народом.

Их сплачивает в одно целое их религия, и эта спайка настолько прочна, что евреи проявляют больше внутренней целостности, больше взаимной солидарности, чем многие другие народы, внутри которых нет никаких даже мелких различии по языку. Еврейская религия — не единственная, способная тесно сплачивать своих последователей и умеющая поставит: единство веры выше различий по языку. Католичество и мусульманство тоже обладают этой способностью в высшей мере, и их последователи при всем различии между ними по языку все же сознают себя принадлежащими к одной общей семье.

Часть белоруссов исповедует католическую религию; и вот, оставаясь по языку самыми настоящими белоруссами, они тем не менее чувствуют себя более тесно связанными с единоверными им поляками, чем с единокровными им белоруссами. Аджарцы, живущие на Кавказе, в Батумской области, по языку самые настоящие грузины, но грузины — православные, а аджарцы — мусульмане, и вот аджарцы считают себя стоящими гораздо ближе к туркам, с которыми они объединены общностью религии, чем к своим братьям грузинам. Нам часто приходится слышать о политических стремлениях мусульманства, в Государственной Думе была особая мусульманская фракция, на выборах в Учредительное Собрание выставлялись особые специально-мусульманские списки, но ведь мусульмане объединены между собою только общностью религии.

Татары, киргизы, узбеки, сарты, персы, курды, турки говорят на различных языках, отчасти не находящихся ни в каком; родстве между собою, различаются порою глубоко по своему быту, но все они мусульмане. И этой единственной связи между ними действительно достаточно, чтобы сплотить их в одно целое. Так глубоко мусульманство проникает во всю жизнь своих последователей. Конечно, это явление до некоторой степени временное; постепенно религиозные узы ослабевают, и единство веры уступает место единству других интересов.

В частности тот факт, что именно еврейство, католичество и мусульманство, а не другие какие-либо вероисповедания, теснее всего сплачивают у нас своих последователей, объясняется между прочим и тем, что все эти религии были в России на положении гонимых или, по крайней мере, были соединены с серьезными ограничениями в правах для их последователей. Религиозные гонения и ограничения всегда и всюду имели своим непременным последствием усиление религиозного чувства у последователей гонимого вероисповедания и вместе с тем и усиление между ними внутренней связи. Это самое повторялось и в России.

Впоследствии по мере упрочения религиозной свободы еврейство, католичество и мусульманство, надо думать, в значительной мере утратят свою власть над политическими и общественными стремлениями своих последователей, но теперь они эту власть сохраняют в полной мере, и вследствие этого национальный вопрос в России сильно осложняется религиозным вопросом. Различаясь между собою но языку, по верованиям, по образу жизни, обитающие в пределах России народы различаются и своими историческими судьбами.

Одни из них с незапамятных времен живут именно на тех самых местах, которые они занимают ныне, другие пришли на теперешние места жительства сравнительно недавно. Одни все более и более расширяют область своего распространения, область распространения других, наоборот, постепенно все более уживается. Одни народы возрастают в численности, другие, наоборот, убывают. Вся прошлая история России заполнена такими передвижениями народов, совершившимся то быстро, как бы скачками, то, наоборот, происходившими медленно, с большою постепенностью.

И если составить ряд карт, показывающих расселение в России различных народностей в настоящее время и 100—200—500-1000 лет тому назад, то карты эти получатся очень непохожими одна на другую. Немало народов, о которых упоминают наши летописи, исчезли совершенно бесследно, да впрочем, не надо так далеко обращаться к прошлому: можно сказать почти на нашей памяти, в течение последнего столетня исчез с Кавказа ряд черкесских племен, целиком переселившихся в пределы Турции после завоевания Кавказа русскими, вымерли последние остатки таких народов, как кревинги, котты и т. д., и т. д. Еще чаще можно наблюдать постепенное ограничение области, занимаемой каким либо народом.

Достаточно было бы совершить по мордовскому краю две поездки, отделенные одна от другой промежутком в несколько десятилетий, чтобы быть свидетелем глубоких перемен, происшедших за этот сравнительно короткий срок. Многие деревни, где прежде слышалась мордовская речь, виднелись мордовские костюмы, выполнялись мордовские обычаи, при второй поездке представились бы уже ни чем не отличающимися от обычной русской деревни. Главную роль в этих изменениях национального состава населения России играло великорусское племя.

Оно с наибольшей энергией распространяло свои пределы и продвигалось одновременно на север, на восток и да юг, пока не достигло наконец берегов Ледовитого и Великого океанов. Продвижения эти шли иногда насильственным путем, сопровождались войнами и покорением побежденных народов, но гораздо большую роль сыграли тут мирные явления, переселение и подчинение своему культурному, влиянию соседних народов, их постепенное обрусение. История не сохранила нам никаких воспоминаний о насильственном завоевании, положим, Московской, Рязанской или Орловской губерний, заселенных теперь сплошь великороссами, и однако в этих губерниях жили когда-то в старину финские племена.

История Поволжья 19-го века не знает никаких воинских походов, и однако и тут за прошлое столетие произошли громадные изменения в национальном составе населения, и главными деятелями в этих изменениях были великороссы. За великороссами продвигались иногда и другие народы. Я не говорю уже про то, как с распространением русского владычества во вновь основанных или в завоеванных городах поселялись на ряду с русскими немцы, поляки, евреи и т. д. То же самое можно наблюдать и в сельских местностях, примкнув к русскому переселенческому движению на восток, мордва перевалила за Урал и теперь В Сибири и Средней Азии имеется целый ряд мордовских деревень.

Со времени завоевания Кавказа русскими здесь появились эстонские поселения и т. д., и т. д. Не надо думать,, чтобы эти изменения были преимущественно делом прошлого или чтобы они прежде происходили быстрее, чем теперь. Наоборот, именно теперь эти изменения идут особенно быстро и в наиболее широких размерах, несмотря на то, что у некоторых народов пробудилось спавшее до сих пор национальное самосознанию и появилось стремление сохранить во что бы то ни стало свою национальную самобытность. И причин таких быстрых и глубоких изменений много: тут и влияние русской школы, и обязательная всеобщая воинская повинность, но главное значение, пожалуй, имеет все возрастающая подвижность населения.

Прежде, когда можно было скоротать весь свой век в родной деревне, когда поездка в уездный город представлялась далеким и необычайным путешествием, инородцу не трудно было обходиться без знания русского языка. Теперь, когда судьба заносит того же самого инородца в поисках работы в самые разнообразные уголки России, он невольно знакомится с русским языком, мало того, должен заранее стараться научиться говорить по-русски, потому что иначе он будет поставлен в очень тяжелые условия.

Русский язык нужен всем народам, живущим в России, они без него не могут обойтись, и вот появляется стремление изучать русский язык, стремление не вынужденное, не навязанное извне, и возникающее само собою, чисто естественным путем вследствие изменившихся условий жизни и невозможности провести всю жизнь, не выезжая из своего угла. С другой стороны, русский язык как бы сам приближается к инородческому населению. Проводятся железные дороги, основываются станции, пароходные пристани, возникают новые фабрики и заводы, и на всех этих поселениях нового типа с их смешанным населением слышится уже русская речь, хотя бы поселения эти возникли в чисто инородческих местностях.

Инородцы слышат русскую речь, привыкают, к ней, начинают ее усваивать, а затем, по мере того, как население все более смешивается, они и совсем забывают свой родной язык. И теперь можно указать сколько угодно деревень, где старики еще помнят родной язык, а молодежь уже не говорит ни на каком ином языке, кроме русского; пройдет еще несколько лет, старики вымрут и деревни эти уже будут считаться чисто русскими несмотря на то, что одним-двумя поколениями раньше юни были чисто мордовскими или чувашскими. Эти естественные причины играли и играют в деле обрусения инородцев гораздо большую роль, чем применявшиеся иногда меры насильственного насаждения русского языка и русской культуры.

Насилие в данной области ведет к противоположным результатам; оскорбляя национальное достоинство, которое есть у самого маленького народа, оно заставляет, наоборот, особенно цепко держаться за свои национальные особенности, дорожить своим языком, своими старинными обычаями. Как преследования не ослабляют, а усиливают гонимую церковь, так и национальные преследования лишь усиливают гонимую народность, сплачивают ее и делают более стойкой в деле отстаивания своей национальной самобытности. Когда нам придется говорить о численности отдельных народов, живущих в России, мы вынуждены будем пользоваться преимущественно данными Всероссийской переписи 1897 г.

Данные эти несомненно очень сильно устарели, но заменить их нечем, так как имеющиеся в нашем распоряжении более поздние цифры во многих случаях представляются величинами несоизмеримыми. С одной стороны, они относятся к различным годам, а с другой, — собирались различными не одинаковыми способами. Данные переписи 1897 г. имеют то преимущество, что они все приурочены к одному определенному сроку и собраны все по одной и то же программе. Во всяком случае, они. дают довольно правильное представление об относительной численности отдельных народов, а это для нашей цели является наиболее важным. Для некоторых народностей и особенно для некоторых местностей цифры 1897 г. однако устарели и в их относительном значении, что обусловлено прежде всего широкою переселенческою волною, направленною в 1906—1911 годов в Сибирь и в Степной край. В таких случаях, разумеется, приходится вносить поправки в данные переписи 1897 г.

Статья из книги А.Н. Максимова 1919 года издания
"Какие народы живут в России"

читать всю книгу

Материал создан: 30.11.2015



.00 рублей
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта