Я русский

что значит быть русским человеком

Колебания Западного фронта. Барановичи

Военные действия 1916 года

26 июня Ставка предписала Западному фронту «удерживать врага», поручив ведение главного удара генералу Брусилову. Германское командование направило против генерала Брусилова 16 дивизий из Франции. Июль месяц прошел на Западном фронте вяло. 20 июля 12-я германская армия произвела внезапную газовую атаку на позиции нашей 10-й армии у Сморгони, на стыке 2-го Кавказского и 24-го армейского корпусов, понесших большие потери.

Северный фронт бездействовал весь май и июнь.

15 июля юго-западньте армии перешли в наступление по всему фронту от Припяти до Прута. Это был день начала первого Ковельского сражения в армиях Леша и Безобразова, день Ко-шевской победы в армии Каледина, завершения сражения под Бродами в армии Сахарова и начала Заднестровского сражения армии Лечицкого — самый кровопролитный, но и самый яркий день Мировой войны...

21 июля левофланговый 1-й Туркестанский корпус 3-й армии по собственному почину пытался взять Рудку Миринскую, но. не поддержанный 30-м корпусом соседней армии Безобразова, успеха не имел. В этот день закончилось первое Ковельское сражение, тактически — в нашу пользу, стратегически — вничью.

8-й армии генерала Каледина надлежало наступать на Владимир Волынский.

17-го возобновилось наступление, но тут дорогу победителям на Владимир Волынский уже заступила молниеносно собранная мозаика 40-го германского корпуса, подпершего и спаявшего обломки 4-й армии.

Кошевское дело составило эпоху в истории военного искусства. Здесь в первый раз отказались от длительной и даже ускоренной артиллерийской подготовки. Огневой шквал длился всего 15 минут, и атака была для неприятеля полной неожиданностью. Генерал В. М. Драгомиров вывел военное искусство из тупика позиционного застоя, но его почин руководителями русской армии не был оценен, ни даже осознан. Им зато воспользовался германский противник, широко применивший эти русские методы весной 1918 года во Франции.

На правом фланге 11-й армии командир 5-го армейского корпуса генерал Балуев отказался по чисто бюрократическим соображениям поддержать атаку смежного 8-го корпуса «чужой армии» и остался безучастным зрителем Кошевской победы. Генерал Брусилов все время подчеркивал своим подчиненным не считаться с «разграничительными линиями» и поддерживать соседей, пусть и «чужой» армии». Но эти приказы были не для Балуевых. Вскоре после своей Кошевской победы генерал В. М. Драгомиров был отрешен от командования корпусом, а фаворит Ставки генерал Балуев получил Особую армию. А в центре 17-й корпус, поддержанный 32-м, овладел Бродами, завершив этим четырехдневное сражение.

На левом крыле нашего расположения в 9-й армии генерал Лечицкий развернул для удара те же силы, что и в Коломейском сражении: 33-й корпус — против германской группы Кревеля. 41 -й корпус — против Ходфи, 12-й и 11 -й корпуса — против 1 -го и 8-го австро-венгерских корпусов.

15 июля стало днем славы заамурской пехоты.

Под Хоцимержем 1-я пехотная Заамурская дивизия опрокинула 105-ю германскую дивизию, а 2-я — 119-ю германскую дивизию.

В боях 15 июля войсками 9-й армии было взято 8000 пленных. 21 орудие и 85 пулеметов.

Генерал Лечицкий не использовал этой своей красивой победы. Отбросив 16 июля врага по всему фронту, он прекратил наступление, озабоченный накоплением противника в Карпатах против своего слабого левого фланга и растяжением своей армии в двух направлениях — на Галич и в Трансильванию.

20 июля эрцгерцог Карл перешел в наступление 7-й армией Пфланцера, усиленной 3 германскими дивизиями из Франции, и потеснил наш буковинский заслон. Затяжные бои с более чем вдвое превосходным неприятелем шли здесь шесть дней, и прорыв германского Карпатского корпуса был сломлен.

На 23 июля было назначено наступление южной группы фронта, а 25-го должен был состояться вторичный удар трех северных армий на Ковель.

В основу наступления трех южных армий была положена идея удара 11-й и 9-й армиями во фланги неприятелю, занимавшем} чрезвычайно крепкие позиции перед 7-й армией.

11 -я армия перешла в наступление в ночь на 23 июля. Прорыв полков 7-го корпуса был назван потом в австрийской «Истории войны» «неотразимым». Мадьярский 4-й армейский корпус был совершенно уничтожен в жарких шестидневных боях, и лишь прибытие из Франции 1-го германского корпуса воспрепятствовало крушению 2-й австро-венгерской армии, а быть может, и падению Львова. Сражение при Заложице было нами выиграно.

В 13-й пехотной дивизии 49-й пехотный Брестский полк атаковал Маркополь в ночь на 23 июля через реку Грабарку по грудь в воде.

25 июля, в полдень, после короткой, но могучей артиллерийской подготовки, зеленые полки заамурцев рванули армию Кевеша. Главный удар генерал Лечицкий нанес своим правофланговым корпусом. Так началось сражение под Станиславовом. Вечером 33-й корпус захватил Тлумач — оплот врага в Заднестровье. 3-я австро-венгерская армия осадила назад по всему фронту.

Германцы Кревеля отдавали позицию за позицией. Стало ясно, что Станиславова не удержать. 28-го 22-й армейский корпус занял Станиславов.

25 июля — в первый день наступления — 9-й армией было взято 7500 пленных. Трофеи всего сражения под Станиславовом составили 250 офицеров, 19 400 нижних чинов, 18 орудий. 11 бомбометов и 157 пулеметов.

Наступление трех левофланговых армий — победы Сахарова у Заложице, Щербачева — под Збаражем и Лечицкого — под Станиславовом — дало нам в последние июльские дни до 50 000 пленных и крупные местные выгоды. Однако развить эти успехи не было возможным: все силы и средства фронта пошли на ковельскую мясорубку.

26 июля началось Второе Ковельское сражение.

На следующий день, 27-го, начала наступление 3-я армия. Успех имел один 3-й корпус. В Особой армии 2-й Гвардейский корпус тщетно атаковал Витонеж. 8-я армия оба дня, 26-го и 27-го, вела безрезультатные бои у Киселина.

Генерал Брусилов пытался оживить явно сорвавшуюся операцию, однако новое наступление 3-й армии на Любашев. а гвардии на Витонеж повлекло только новые потери. Неудача концентрического наступления тремя армиями на Ковель стала ясна — и 29-го атаки были прекращены.

30 июля 3-я и Особая армии были переданы Западном) фронту.

6 августа генерал Селивачев по собственному почину форсировал Стоход со своей 4-й Финляндской стрелковой дивизией и захватил у Тополы Червищенский плацдарм.

3 августа генерал Эверт отдал директиву, в которой назначил наступление 3-й и Особой армии на 15-е число.

Однако уже через несколько дней незадачливый главнокомандующий Западным фронтом отложил удар на 23-е, а затем на 24-е. Когда же 22 августа уже проведена была артиллерийская подготовка, генерал Эверт отменил всю операцию и донес Ставке, что «за наступлением осеннего времени» шансов на удачу не предвидит...

А через пять дней, 27 августа, неожиданно для Ставки и для соседа — Брусилова, а быть может, и для самого себя, он произвел в 3-й армии бестолковое наступление 3-м и 26-м корпусами на Червищенском плацдарме и, конечно, не имел успеха.

К 1 августа на Северном фронте в трех армиях генерала Рузского сидело в окопах 39 пехотных и 8 кавалерийских дивизий.

4 августа генерал Брусилов указал своим армиям наступать 16-го числа. 8-й армии надлежало атаковать на Владимир-Волынский, 11-й армии — на Бржезаны, 7-й армии — способствовать соседям, а 9-й армии — наступать по двум расходящимся направлениям — на Галич и на Мармарош — Сигет.

Спешно переброшенная из-за Днестра германская группа Кре-веля отчаянными контратаками 22-го пыталась было задержать наше продвижение, но 23 августа могучим ударом финляндских стрелков и заамурцев в долине Нараевке Южная германская армия вновь была прорвана, откатившись за Гнилую Липу, и 25 августа 33-й армейский корпус форсировал эту реку у Скоморохов.

Повелением императора Вильгельма 4 германские дивизии, следовавшие в Румынию, были брошены на Щербачева. Остатки 6-го, 13-го австро-венгерских корпусов и группы Кревеля были сведены в 24-й германский корпус генерала фон Герока. а подкрепления — в 10-й резервный германский корпус.

Начав «сражение на двух Липах» с австрийцами, 7-я армия кончала его с германцами.

В 9-й армии генерал Лечицкий, заслонившись от разбитой под Станиславовом 3-й австро-венгерской армии в долине Прута 12-м армейским корпусом, приступил к организации горного похода в Трансильванию войсками 11-го, 18-го армейских корпусов и 3-го конного корпуса.

С 18 по 29 августа, все время отражая яростные контратаки неприятеля, 9-я армия неуклонно продвигалась вперед, многотрудными боями преодолевая вершину за вершиной, перевал за перевалом.

1 сентября генерал Брусилов предписал своим армиям вновь перейти в наступление: 8-й армии — на Владимир-Волынский, в обход Ковеля с юга, 11-й и 7-й армиям — на Львов, 9-й армии — на Мармарош — Сигет.

3 сентября это широко задуманное наступление состоялось. Кровопролитнейшее Четвертое Ковельское сражение окончилось безрезультатно.

Наши потери были огромны и за всю операцию дошли до 30 000 человек.

11-я армия атаковала левым флангом. Небольшой тактический успех был на следующий же день, 4-го, сведен на нет контратаками врага.

В 7-й армии 16-й и 2-й корпуса на правом фланге, соседние с 11-й армией, остались на месте. Остался на месте и левофланговый корпус. Генерал Щербачев ударил центром — армейскими корпусами — по 10-му резервному и 24-му германскому корпусам. Сражение при Нараевке не принесло нам больших выгод, но сильно потрясло неприятеля «чудовищной силой удара».

1-я Заамурская пехотная дивизия атаковала 1-ю резервную германскую дивизию.

С 4 сентября войскам пришлось драться в глубоком снегу. Армия Лечицкого билась на фронте в 240 верст, в горах и облаках.

Штаб 7-й армии сомневался в успешности наступления в долине Днестра в Галицком направлении, где противник чрезвычайно сильно укрепился.

19 сентября перешли в наступление Гурко и Каледин, начав Пятое Ковельское сражение. Энергия и напористость генерала Гурко шли только во вред, умножая без всякой нужды и без того громадные потери.

8-я армия нанесла удар тремя правофланговыми корпусами. Атака Квадратного леса закончилась неудачей, и огромный урон соответствовал огромному мужеству атаковавших. Всего в Пятом Ковельском сражении 14 наших дивизий атаковали 12 неприятельских, занимавших оборудованные по-крепостному позиции и располагавших вдвое сильнейшей артиллерией.

Последняя сентябрьская неделя и первые октябрьские дни были самым тяжелым временем ковельской страды. От войск, чередовавших тяжелые инженерные работы с кровопролитными и малоуспешными штурмами, требовалось страшное напряжение.

Тяжелое положение Румынии побудило нашу Ставку принять меры к облегчению незадачливых союзников. По мере того как румыны переводили свои силы из Молдавских Карпат в угрожаемую Валахию, место их занимали войска нашей 9-й армии, протягивавшей все больше свой левый фланг к югу. Чрезмерное (к середине сентября до 300 верст) растяжение фронта, кровавые потери в беспрерывных боях, необходимость выделить значительное количество людей на сообщения в этой дикой горной местности, для эвакуации раненых и заболевших, подноса боевых припасов по трудно проходимым, заваленным снегом тропам, — все это еще более затрудняло и без того нелегкую задачу генерала Лечицкого, державшего за горло 3-ю и 7-ю австровенгерские армии. Но он и вверенные ему войска с честью вышли из этого положения.

Октябрьские бои 1916 года нашей 9-й армии приковали к Молдавским Карпатам 7-ю австро-венгерскую армию с многочисленными германскими подкреплениями и половину 1-й армии, на целый месяц отсрочив падение Бухареста. Склоны гор у Кирлибабы превратились в обширные русские кладбища.

В конце октября действовавшая против Румынии 9-я германская армия генерала Фалькенгайна, получив сильные подкрепления с Французского фронта, нанесла румынам решительный удар. Генерал Лечицкий напряг все свои усилия и с 15 ноября перешел в наступление по всему своему фронту. Правым своим флангом он ударил на Дорна- Ватру, а левым пытался прорваться на Чик-Середу.

Весь ноябрь шли тут героические бои в облаках и за облаками — сражение у Кирлибабы. Трофеи наши в этой горной войне были значительны, потери — огромны, героизм — беспределен. К сожалению, все сроки были уже пропущены. 12-я австровенгерская армия прочно занимала карпатские проходы.

Героическим побоищем у Кирлибабы закончилась наступательная кампания 1916 года на Русском фронте.

Тактические результаты ее были внушительны. Завоевана была Буковина, захвачено 420 000 пленных (из них германцев 80 000), 600 орудий, столько же минометов и бомбометов, 2500 пулеметов и огромная добыча. Велико было и политическое значение Брусиловского наступления. Итальянская армия была спасена от разгрома. Французский фронт получил большое облегчение в критический момент июньского кризиса под Верденом: кронпринц приостановил свое наступление на Маасе, и его резервы отправились на Волынь. Наконец, буковинская победа Лечицкого побудила к выступлению Румынию.

Стратегического решения это политически выгодное и тактически удавшееся наступление не принесло. Сперва его не требовали, а затем его не сумели добиться. Для России и русской армии вся эта грандиозная наступательная операция в конечном счете оказалась вредной.

Победы мая — июня были утоплены в крови июля — октября. Было перебито 750 000 офицеров и солдат — как раз самых лучших. Превосходный личный состав юго-западных армий был выбит целиком. Болота Стохода поглотили восстановленные с таким трудом полки гвардии, с которыми лег и остальной цвет императорской пехоты. Заменить их было некем.

Была упущена последняя возможность окончить войну выводом из строя Австро-Венгрии, предупредив этим близившиеся великие внутренние потрясения. Враг содрогнулся от полученного страшного удара. Ему дали время оправиться, а затем стали наносить удары в самые крепкие его места, вместо того чтобы бить в самые слабые. И лавры Луцка сменились терновым венцом Ковеля...

Выступление Румынии оказалось неудачным для Согласия. Оно прибавило лавров, правда, недорогих, к знаменам Центральных держав и чрезвычайно ослабило Россию, побудив растянуть наш фронте 1200 до 1900 верст и направить туда огромные силы. Выгодным оно стало в конечном счете лишь для западных союзников — с французских плеч на русские переложено было бремя 9 хороших германских дивизий.

Материал создан: 03.01.2016



.00 рублей
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта