Я русский

что значит быть русским человеком

Политика овощных баз и влиятельных диаспор

В длинном списке «смертных грехов» России, составляемом Западом, не так давно появился новый пункт. Вернее, новым его назвать трудно, феномену уже более двадцати лет, но вот наши партнеры осознали и сформулировали его для себя не так давно.

Звучит этот «грех» следующим образом: Россия на постсоветском пространстве создала и поддерживает ряд замороженных территориальных конфликтов, которые использует в собственных геополитических интересах. Приднестровье, Южная Осетия, Абхазия, Нагорный Карабах…

Ну, что тут скажешь? Только одно — виновна. Россия и впрямь это делает.

Крови нам не надо

Правда, сами-то конфликты возникли в результате сложного переплетения событий в предыдущих исторических периодах, но обеспечила их замораживание после постсоветского «возгорания» и старательно поддерживает их в таком «затухшем» состоянии, действительно, именно Россия. И спорить с этим невозможно.

Обвинение, будто Россия использует сложившийся status quo в своих геополитических интересах, — чего уж тут прибедняться — тоже имеет под собой определенные основания. Буквально вчера МИД РФ чрезвычайно убедительно объяснил, что вывоз российского вооружения из Приднестровья и, соответственно, вывод оттуда группы российских войск, ну, никак невозможен из-за текущей ситуации на Украине.

Другое дело, что обвинять государство — любое государство — в том, что оно использует имеющиеся в его распоряжении геополитические рычаги для защиты и продвижения национальных интересов, очень смешно. Особенно в свете событий последней пары десятилетий, когда все покровы с высокой политики оказались сдернуты и на глазах широкой публики развернулся прагматичный геополитический спектакль с участием всех мало-мальски амбициозных держав.
А вот про «заморозку» постсоветских конфликтов стоит поговорить поподробнее.

Позиция Россия, если ее очистить от шелухи дипломатической риторики и посмотреть в суть, чрезвычайно проста: данные конфликты в рамках существующей мировой политико-правовой системы решить крайне сложно (местами невозможно), но попытки сделать это в обход системы куда более незаконны, аморальны и бесчеловечны, нежели их заморозка.

Перспективы решения подобных конфликтов в нынешней системе просты и печальны. Это либо принудительное и незаконное отторжение территорий у государств, либо этнические/религиозные чистки, местами больше напоминающие геноцид, либо сочетание обоих процессов. Пример Косова — с вопиюще незаконным отторжением региона от Сербии и последовавшей зачисткой его от сербов — очень наглядно это продемонстрировал.

Для России это неприемлемый вариант действий и решения проблемы. Да и можно ли назвать решением возникновение посреди Европы криминального анклава с откровенными бандитами во главе?

Так что, уж лучше заморозка и последовательная политика по недопущению нового возгорания — чем Россия и занимается последние двадцать с лишним лет, используя для этого все имеющиеся в ее распоряжении рычаги. А их не так уж и мало, даже в таком сложном конфликте как армяно-азербайджанский.

Пара пряников и несколько кнутов

В августе 2014 года, когда ситуация в Нагорном Карабахе вновь обострилась, российский президент пригласил к себе в Сочи армянского и азербайджанского коллег. Они сходили на турнир по самбо, пообщались за закрытыми дверьми. Что уж там им сказал Владимир Путин, можно только догадываться, но результат оказался налицо — обострение быстро пошло на спад. На полтора года, как выяснилось.

На этот раз Москва не успела предотвратить военную эскалацию. Почему так произошло — повод для обсуждений и спекуляций. Но это и неважно. Важно то, что включившись в умиротворение возобновившегося «горячего» конфликта, России потребовалось несколько дней, чтобы вернуть процесс с военного в переговорное русло.

Какие аргументы и рычаги при этом задействует Кремль, можно только предполагать. Даже для стороннего наблюдателя очевидны лежащие на поверхности «кнуты и пряники», которые есть в распоряжении у России. Армения свой «пряник» уже получила — в виде снижения цены на российский газ. Что получит Азербайджан, мы, скорее всего, узнаем сегодня после того, как состоится внеплановый визит российского премьер-министра Дмитрия Медведева в Баку.

Что касается «кнутов», то тут разнообразие средств убеждения у Кремля не меньше. В России традиционно большие азербайджанские и армянские общины, занимающие определенные бизнес-ниши, далеко не всегда безупречно легальные с точки зрения российского законодательства. Не говоря уже о том, что существенная часть армян и азербайджанцев являются приезжими и не имеют российского гражданства. Все это создает оперативный простор для действий таких российских ведомств как Министерство внутренних дел (в том числе и в качестве преемника ФМС), Федеральная налоговая служба и других более специфических институций. А их деятельность может быть столь энергичной и эффективной, что ее волны дойдут до самых высоких кабинетов в Баку и Ереване.

Да, Россия беззастенчиво пользуется своим доминирующим положением главной региональной державы, чтобы добиваться нужного ей результата, в данном случае — поддержания карабахского конфликта в «холодном» состоянии. И ее действительно с полным основанием можно в этом обвинять. Вот только альтернативы в данном случае не внушают оптимизма. В текущий исторический период принципиальное решение карабахского вопроса (неважно, в чью пользу) будет означать взаимную армяно-азербайджанскую резню, которая зальет кровью все Закавказье. Да и до России может докатиться, учитывая многочисленность этих диаспор на ее территории.

Так что, западные методы решения подобных конфликтов по лекалам Косова России не подходят, и это тот самый случай, когда прагматизм идет рука об руку с моральной правотой.

В итоге Россия не просто замораживает конфликты по периметру своей границы — она научилась ждать. История — штука долгая, она склонна к неожиданным кульбитам и временами открывает окна возможностей.

Дождется своего и Нагорный Карабах.

Автор текста: Ирина Алкснис

Материал создан: 08.04.2016

создано на основе этого материала



.00 рублей
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта