Я русский

что значит быть русским человеком

Уроки Бен Гуриона

Начнем издалека. Лет сорок тому назад довелось побывать мне в Пирее – огромном морском порту близ Афин. Был я молод и любознателен, заграничные морские вояжи в ту пору – явление редчайшее, вот и смотрел я во все глаза. Вижу, рядом стоит большой теплоход, на мачте – израильский флаг, а на трубе как герб – голубой моген‑довид. И поразила меня тогда простейшая мысль: судно еврейское, значит, команда должна быть еврейской; представить себе еврея‑капитана я мог, штурмана тоже, боцмана – уже с трудом, но еврея‑кочегара?!

Для русского человека так было и есть, что ж делать, не попадались нам евреи в образе кочегара, шахтера, тем паче – пастуха или тракториста. Но вот прочтем следующие отрывки из дневника молодого человека, недавнего белоручки, выросшего в семье сугубо городского торговца: «Держась за рукоять, с острой палкой в руке я шагаю за плугом и смотрю, как переворачиваются и раскалываются комья черной земли, а быки медленным и размеренным шагом важных персон все идут и идут вперед». Не станем придираться к явно неудачным словам «переворачиваются» или тем паче «раскалываются», явно плохой перевод, но искреннее чувство тут очевидно.

Кто же этот новоиспеченный и восторженный землепашец? А сам «основатель Израиля» Давид Бен‑Гурион, чья биография издана в России. Уроженец местечка под Варшавой, он рос в типичной еврейской среде. Но вот что характерно; затхлая, перегруженная великим множеством запретов кагальная жизнь никак не привлекала его горячую натуру. Занятия окружающей его еврейской среды, мелочная торговля, маклерство и прочее никак его не удовлетворяли. Оказавшись в Варшаве, он обнаружил: «Я услышал речь, которая просто ужаснула меня. Торговля женщинами находилась в руках исключительно евреев». (Говорят, что в нынешних Варшаве, Риге, Петербурге, Москве примерно такая же картина.)

Нет, не хотел юный Давид становиться ни лавочником, ни торговцем живым товаром, ни менялой, к чему привыкли его соплеменники. Он хотел, чтобы его народ был «как все». Вот почему стал одним из первых сионистов‑идеалистов, которые видели в Палестине будущего общество евреев‑тружеников, а не гешефтмахеров‑паразитов. И он с кучкой таких же романтиков перебирается в пустынные палестинские земли, населенные нищими бедуинами. Жизнь выпала поначалу тяжкая, но он с наивным и неподдельным восторгом записывает: «Здесь я нашел ту самую землю Израилеву, о которой мечтал долгие‑долгие годы. Ни лавочника, ни управляющих, ни бездельников, живущих чужим трудом. Все жители поселка работают сами и живут плодами труда своего».

Русский трудящийся человек может воспринимать такое только с сочувствием. Так‑то оно так, да вот переселялись эти бывшие подданные Российской империи не в тайгу или на целину, а в край, где худо и бедно, однако жили, и уже давно, местные арабы. Их стали вытеснять, это вызвало сопротивление, которое не разрешилось до сих пор, чему мы все свидетели. Бен‑Гурион всю свою долгую жизнь был яростным борцом с арабским сопротивлением. Наше, русское, отношение к этому известно, и оно неизменно, однако не о том пойдет тут речь.

Нельзя не обратить внимание на чрезвычайную целеустремленность и решительность Бен‑Гуриона и других вождей будущего государства Израиль. Все – на создание этого государства: соглашения с кем угодно, союзники – любые, кого пошлет прихотливая судьба. Вот 3 сентября 1939 года Бен‑Гурион прибывает в палестинский порт Хайфу, тогда еще совсем небольшой. Началась Вторая мировая война, Гитлер наступает. У евреев в Палестине лишь полулегальные боевые отряды – «Хагана», они плохо вооружены, английская колониальная администрация их не жалует. Что же делать? Через несколько дней Бен‑Гурион собирает вожаков «Хаганы», и вот что он им сказал: «Война 1914–1918 годов дала нам декларацию Бальфура. В этот раз мы должны создать для себя еврейское государство и, следовательно, еврейскую армию в этой стране и для этой страны».

Четко, ясно и решительно, ничего не возразишь. Поясним: министр иностранных дел Англии Бальфур подписал 2 ноября 1917‑го декларацию: «Правительство Его Величества относится благосклонно к восстановлению национального очага для еврейского народа в Палестине». Эта дата и документ считаются первой крупной вехой в создании будущего Израиля. Англия, изнуренная войной, пошла на уступки мировому сионистскому движению. Где‑то гибли миллионы людей, рушились в бездну страны и народы – неважно, главное, что подписана эта самая декларация. Теперь – Вторая мировая война, которая обещает быть куда более страшной. Ничего, главное – создать наше государство, еврейское.

Да, напор и целенаправленность достойны подражания. И это был не минутный порыв, не вспышка утопического бунтарства, примеров чего несть числа в истории. То было терпеливое упорство, вопреки неизбежным, как всегда в жизни, неудачам и даже поражениям. Наступил сорок восьмой год, Израиль провозглашен в ООН, но государства‑то еще нет, оно только на бумаге, а арабское море вокруг возмущено, и справедливо. И начинается маломасштабная по тогдашним понятиям, но изнурительная и кровопролитная война. Бен‑Гурион показал себя истинным вождем своего народа, его неукротимая страсть и уверенность в успехе заряжают людей, а ведь ему уже за шестьдесят, и здоровье не богатырское, да и в семье не так чтобы очень уж хорошо…

И напомним: в те далекие времена богатые американские евреи еще не так широко и постоянно платили поборы в пользу Израиля, как они стали это делать потом и до сей поры делают. А еще – не переводили туда свои наворованные капиталы «банкиры» еврейской национальности, расплодившиеся по всему простору рухнувшего СССР. Бен‑Гуриону и его товарищам‑хаверам приходилось тогда туго. Но они выстояли, опираясь прежде всего на собственное мужество и непреклонную веру.

Кстати о вере, что тоже характерно, из обстоятельной книги отчетливо вырисовывается, что Бен‑Гурион, некоторые иные известные «отцы‑основатели» Израиля отличались чрезвычайно слабой религиозностью. В подробной и объемистой биографии не описывается ни единого случая, когда Бен‑Гурион истово молился бы в синагоге, как положено верующему иудею. То‑то фанатики‑хасиды его не очень чтут. И еще. Бен‑Гурион был убежденным социалистом, точнее говоря, сторонником широкой социальной справедливости. Эти идеи он вывез из России, а потом сочувственно изучал опыт нашей великой революции. В 1928‑м он посетил Союз. О Ленине он записал тогда же в своем дневнике: «Это великий человек». К опыту Ленина и русской революции он обращался не раз в своей долгой жизни, и сочувственно. Сегодня опыт русской революции в России оплевывается по большей части. Что ж, давайте хоть позаимствуем опыта чужого.

И последнее, самое, пожалуй, главное. Великий русский мыслитель Константин Леонтьев, до сих пор полностью у нас, как водится, недооцененный, писал еще до рождения Бен‑Гуриона: «Властвовать должно беззастенчиво». Суровая мысль, многие от нее спешат отшатнуться. Наверняка не читал сочинений Леонтьева Бен‑Гурион, был он не очень укоренен в русскую культуру, но всю жизнь поступал именно так, словно его верный ученик. Приведем примеры из этой практики, столь же суровые, как и высказанный Леонтьевым политический постулат.

…Сорок шестой год, Израиль бурлит, английская колониальная администрация чинит препятствия. И вот среди бела дня еврейский диверсант рванул гостиницу «Царь Давид», где находились представители англичан и много иных. Девяносто человек погибли под обломками, не шутка! Мир возмущен, английский парламент протестует, Бен‑Гурион открещивается, у него алиби – он в Париже. Ничего, пережила это дело пресловутая «мировая общественность», а борьба за создание государства еще усилилась. До победы.

И вот победа, Израиль создан, в Тель‑Авиве посольства, международное право полагается соблюдать, о чем произносятся все положенные слова. Но границы страны не обустроены, арабские боевики как‑то осенью 1953‑го проникли из Иордании, напали трусливо и бросили гранату в жилой дом, погибла женщина и двое детей. Ну, ясно, что испытывали сограждане… Только вот беда, преступники скрылись в соседней стране, тоже суверенной, с посольствами и всем прочим, да еще имена их неведомы. Что делать?

А вот что. Бен‑Гурион плюнул на то, что находился в отпуске и по закону отдавать решения не мог. Собрал срочно «силовиков» и решил провести «операцию возмездия». Читаем: «Для этой цели они выбирают иорданскую деревню Кибия, которая является базой и убежищем для террористов. План заключался в том, чтобы направленное туда подразделение взорвало несколько деревенских домов. Для придания этой акции большего устрашения предусматривалось уничтожить 10–12 иорданцев».

Это не цинизм даже, а гораздо хуже. Хладнокровно и расчетливо составляется реестр будущих «мертвых душ», которые по всем нормам права являются жертвами преступного насилия, ибо вина их не доказана и даже расследование не проводилось. Более того, речь идет об иностранных гражданах, а с этой страной нет состояния войны. Дальше – больше. Сотня израильских коммандос врываются ночью в деревню, где им никто не оказывает сопротивления, хладнокровно убивают 12 мужчин, а потом взрывают дома. Утром выясняется страшная история: женщины и дети деревни попрятались по подвалам или чердакам, и… Семьдесят тел были извлечены из‑под окровавленных развалин. Дети, женщины, старики.

Шум на этот раз был пожиже, чем при взрыве гостиницы с британцами, жертвы не те, какие‑то там феллахи… Бен‑Гурион «со товарищи» от этого шума привычно отмахнулись, поговорят, и ладно, а иорданские арабы из приграничных деревень запомнят. И с тех пор подобные «операции возмездия» проводились израильскими спецслужбами без числа и счета.

Но бывало и покруче. В соседнем Египте произошла антиимпериалистическая революция. Бен‑Гурион боится, что англичане уйдут из зоны Суэцкого канала. И в Тель‑Авиве решают, цитируем: «Организовать серию террористических актов против посольств западных держав и относящихся к ним служб, таких как библиотеки, культурные центры или консульства», и тогда «Великобритания будет вынуждена пересмотреть свой план вывода войск». Решено – сделано. В Каире и Александрии бросили израильские агенты зажигательные бомбы в американские библиотеки. В американские! В лучшего своего союзника! Один диверсант попался, раскололся на допросе, скандал разразился на весь мир.

И что же? И опять ничего. И американцы продолжили бесперебойно поставлять оружие и качать деньги. А Бен‑Гурион? Он прилюдно заявил следующее: «Посмотрите на этих евреев. Они приехали из Ирака, Курдистана, из Северной Африки… Они всегда были беспомощными жертвами. Мы должны показать им, что у еврейского народа есть государство и армия, которые не допустят, чтобы с ними и впредь обращались так же грубо». И действительно, не допускали по мере своих сил. Всякими способами.

Невольно подумаешь о своем, кровном. На Кубани и Ставрополье, в иных местах обрезанной России скопились тысячи несчастных русских беженцев, с которыми чеченские бандиты или прибалтийские нацисты обходились именно как с «беспомощными жертвами». Но никто не сказал им, что у России «есть государство и армия». Да, хорошо быть евреем в Израиле и плохо ныне быть русским в России.

Материал создан: 27.11.2015



.00 рублей
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта