Я русский

что значит быть русским человеком

Коренные народы России на буквы Ч и Ш

Чамалалы, Челканцы, Черкесы, Чеченцы, Чуванцы, Чуваши, Чукчи, Чулымцы, Шапсуги, Шереты и Шорцы

ЧАМАЛАЛЫ

(чама-ига), нас. 3 аулов (Агвали, Гаквари, Цумада) Цумадинск. р-на Дагестана.
Антропологически относятся к кавкасионскому типу (ск. д. – 146,3 мм, светл. глаза у 16,3 % муж., дл. тела – 169,3 см) балканокавказской расы юж. европеоидов.
Язык – Ч. (дагестанск. группа), подразд. на гигатлинск. и та-кваринск. диалекты, лит. яз. – аварский, на Ч. яз. говорит 2355 чел. (в 2002 г.)
Этногенез. Аборигены Дагестана, входят в состав андийск. народов (см), образуя этнич. родственную общность; ранняя история Ч. неизвестна, в письм. источн. известны с XIX в.
Численность: в 2002 г. – 12 чел. (остальные считают себя аварцами).
Традиционные занятия, религия – см. андийск. народы.

ЧЕЛКАНЦЫ

(челканды, шалканды) или лебединцы (куу кижилер), нас. 4 сел (Курмач-Байгол, Бийка, Суранаш и Тулой) Турочакск. аймака Респ. Алтай.
Антропологически относятся к алтайск. варианту (ск. д. – 145,5 мм, р. бор. -1,6 бал., эпикантус у 31,6 % муж., дл. тела -162,6 см) уральской расы.
Язык – Ч. (вост. ветвь тюркск. яз.) близок к кумандинскому, на нем говорят 539 чел. (63 % Ч.), 2002 г.
Этногенез. Ч. – потомки одной из групп самодийцев, воспринявших язык тюрок, мигрировавших в горно-таеж. р-ны Алтая после политич. катаклизмов – падения Тюркск. (VII–VIII вв.), Уйгурск. (840 г.) каганатов, гос-ва кыргызов (ок. 924 г. в Центр. Азии и ок. 1209–1283 гг. на Енисее), подавления антимонгольск. восстаний на Алтае и в Минусинск, котловине (кон. XIII в.); этноним Ч. восходит к топониму Челканды (вариант Куманды, Шалканды) – «Лебяжьё», т. е. местность по берегам р. Лебедь (другое наим. – лебединцы), где в русск. источн. XVII в. у пом. Ч.
Численность: 1897 г. – 0,9 тыс., оц. 1926 г. – 1,1 тыс., 2002 г. – 855 чел., в т. ч. Респ. Алтай – 830 чел.(гл. обр., Турочанск. аймак)
Традиционные занятия: охота, собирательство, в XIX в. развивается земледелие, рыболовство.
Верующие – шаманисты.
Лит.: Троицкая Т.Л. Этнические особенности населения и социальная политика//Материалы по истории и культуре Республики Алтай. Горно-Алтайск, 1994.

ЧЕРКЕСЫ:

1) в XVI – нач. XX вв. обобщенное наим, в русск., европейск., турецк. источниках адыгов (см), в наст, время Ч. называют в Турции и арабск. странах потомков выходцев с Сев Кавказа (с 1864 г. по нач. XX в.); этноним Ч. известен с XIII в. (сэркэсут в «Сокровенном сказании монголов», 1240 г.), где уже тогда он обозначал адыгов, «черкасами», «джеркасами» турки и татары наз. адыгов в XV в. (по сообщению Г. Интериано), в русск. источниках XVI–XVII вв. черкасами называли кроме адыгов («пятигорск. черкасы») запорожских казаков (ср. гор. Черкассы на Днепре, центр Черкасск. обл. Украины); семантика термина Ч. неясна, попытка связать его с древним этнонимом «керкеты» признана ошибочной, более вероятна связь термина с тюркск. «чери» (войско) «каз» (бродить, кочевать), т. е. нечто напоминающее термин «казак», к-рый тоже известен в Сев. Причерноморье с XIII в.; в XIX в., во время Кавказск. войны (1817 – 1864 гг.), «черкесами» в штабах русск. войск именовали всех горцев, разделяя их лишь на «мирных» и «немирных» (отсюда, очевидно, название верх мужск. одежды особого покроя с газырями – «Черкесска»);
2) с 1922 г. в офиц. советск. документах Ч. стали называть адыгов Карачаево-Черкесии – потомков переселенцев из Кабарды в нач. XIX в., самоназв. – адыгэ, нас. 17 аулов, гл. обр., в Адыге-Хабльск. р-не Карачаево-Черкесск. Республики, живут также в гор. Черкесск.
Антропологически относятся к варианту (примесь кавкасионского типа) понтийского типа (ск. д. – 144,3 мм, р. бор. – 3,26 бал., св. глаза у 15 % муж., дл. тела – 166 см) балкано-кавказской расы юж. европеоидов.
Язык – диалект (бесленеевск.) кабардино-черкесск. языка. В 2002 г. им владело 96,6 % Ч. в КЧР.
Численность: 1926 г. – 16,2 тыс., 1959 г. – 29,0 тыс., 1989 г. – 50,8 тыс., 2002 г. – 60,5 тыс. чел., в т. ч. в Карачаево-Черкесии – 51,1 тыс. чел.
Традиционные занятия, религия – см. адыги.
Лит.: Калмыков И.Х. Черкесы (историко-этнографический очерк). Черкесск, 1974; Хонтко С.Х. Очерки истории черкесов. СПб. 2001.

ЧЕЧЕНЦЫ

(нохчий, нахчио, «народ плуга»), кор. нас. Чеченск. Респ. (93,5 %, 2002 г.), прожив, также в Дагестане и др. р-нах РФ; вне РФ значит, группа Ч. проживает в Казахстане (31,8 тыс. чел., 1999 г.), а также в нек-рых арабск. странах (в т. ч. в Иордании) – потомки переселенцев к. XIX в., сохранившие этнич. идентичность.
Антропологически относятся к варианту кавкасионского типа (ск. д. – 143,3 мм, р. бор. – 3,3 бал., св. глаза у 15 % муж., дл. тела – 167,2 см) балкано-кавказск. расы юж. европеоидов.
Язык – Ч., вместе с ингушским языком образует вайнахск. группу (нек. лингвисты объединяют с дагестанск. яз. в нахско-дагестанск. группу), подразд. на плоскостной и горные (аккинск., галанчожск., итумкалинск., мелхинск., чеберлоевск.) диалекты, в 1923 г. на основе латинск. графики на базе плоскостного диалекта была создана письменность, в 1938 г. она была переведена на русск. графич. основу; в 2002 г. на чеченск. языке говорили в РФ 1331,8 тыс. чел., в т. ч. 1304,4 тыс. чеченцев (95,9 % чеч. в РФ).
Этногенез. Ч. – кор. нас. горных р-нов Чечни, под своим, правда искаженном, самоназванием «нахчаматьян» (от нохчий мотт – «чеченск. язык») упом. в «Армянской географии» VII в., под найм, «кисти» упом. в грузинск. источн. XIV в., под найм, «ококи» (аккинцы) и «мичкизы» (кумыке. – мычыгышлар) упом. Ч. русск. источн. (1588 г.), в XVII в. уже встречаются упом. о конкретных племенах Ч.: «тайпы» – шубуты (шатой), чарбилы (чеберлой) и т. д. С 1708 г. утвердилось их найм. Ч. (от найм, крупного селения на р. Аргун-Чечен-аул); в средние века Ч. жили независимыми обществами в соответствии с тейповой этнич. организацией, в 1840 – 1859 гг. вместе с аварцами они составили этнич. основу населения имамата Шамиля, после его падения Чечня вошла в состав России; в 1922 г. была образована Чеченск. авт. обл. и преобразована в Чечено-Ингушск. АССР (1936 г.), в 1944 г. Ч. были депортированы, гл. обр., в Казахстан, после реабилитации и возвращения их в 1957 г. была восстановлена Чечено-Ингушск. АССР, причем в республику были включены населенные русскими и ногайцами Шелковск. и Наурск. р-ны, раньше в нее не входившие; в 1991 г. в процессе распада СССР была односторонне объявлена независимость Чеченск. республики Ичкерии, с выходом из состава РФ; потребовались годы кровопролития и страданий, чтобы вернуть на основе желания всего Ч. народа Чечню в состав РФ.
Численность в РФ: 1926 г. – 318,5 тыс., 1939 г. – 408,0 тыс., 1959 г. – 261,3 тыс. (еще не все вернулись из ссылки), 1989 г. – 899 тыс. (в СССР – 956,9 тыс.); 2002 г. – 1360,3 тыс. чел., в т. ч. в Чечне – 1031,7 тыс., в Дагестане – 87,9 тыс., в др. р-нах РФ – 240,7 тыс. (в Москве – 15,5 тыс. чел.).
Традиционные занятия – земледелие (зерновые, овощи, фрукты) доминирует на плоскости, скотоводство (кр. р. скот, лошади, овцы) преобладает в горах (отгонное овцеводство).
Верующие – мусульмане (сунниты, распространены суфийск. учения двух братств (орденов) – накшбанди и кадири, ислам распространился в Чечне из Дагестана в XVII–XVIII вв., но и в XIX в. сохранялись элементы доисламск. верований (почитание природы в образе многочисл. богов: бог солнца – Дела, бог грозы – Села, богиня плодородия – Тушоли и т. д.); в трудные периоды истории – Кавказск. война, XIX в., период ссылки, XX в., преодоление недавних сепаратистск. устремлений – происходило укрепление религии, к-рая подчас играет роль объединения народа в определенных целях.
Лит.: Алироев И.Ю. Язык, история и культура вайнахов. Грозный, 1990; Чеченцы: история и современность. Сб. ст. М., 1996.

ЧУВАНЦЫ

(этель), кор. нас. Анадырьск. р-на Чукотск. а. о.
Антропологически относятся к варианту (примесь арктич. типа) байкальского типа (ск. д. – 147,5 мм, р. бор. – 1,05 бал., эпикантус до 70 % у муж., дл. тела – 160 см) сибирских монголоидов.
Язык – часть Ч. говорит на тундровом диалекте чукотского (8,9 % Ч. в 2002 г.), местном говоре русск. (91,8 %) и др. местн. (0,1 %) языках.
Этногенез. Ч. – потомки одноименного юкагирск. племени, обитавшего в бас. рек Ангуэмы, Бол. и Мал. Анюев, Анадыри и Чауна (последний гидроним в искаж. форме Чуван образовал этноним Ч.), изв. в русск. источн. с 1649 г., с 1770 г. под давлением чукчей бол. часть Ч. мигрировала в низ. Колымы (где смешавшись с русск. старожилами, образовали этнич. группы колымчан и русскоустьинцев) и на юго-восток (где слились, т. е. были ассимилированы чукчами), оставшиеся на Анадыре и Мал. Анюе сохранили этноним и этнич. самосознание, но утратили юкагирск. язык; в переписях 1930–1979 гг. они включались на основе род языка в состав русских, чукчей и эвенов.
Численность: 1926 г. – 707 чел., 1989 г. – 1384 чел., в т. ч. Чукотск. а. о. – 944 чел., 2002 г. – 1087 чел. (очевидно, часть Ч., обладая маргинальной этнич. идентичностью, в 2002 г. сменила Ч. этнич. самосознания), в т. ч. Чукотск. а. о. -951 чел.
Традиц. занятие – рыболовство, охота на диких оленей, пушного зверя, разведение ездовых собак у оседлых Ч. (в 1926 г. – 55 % Ч.) и оленеводство у кочевых.
Верующие – православные христиане (оседлые), кочевые придерживаются традиц. верований (шаманизм).
Лит.: Гурвич И.С. ЧуванцыН Этнографическое обозрение. 1992 № 5.

ЧУВАШИ

(чувашсем), марийск. – суас, татарск. – суаслар, кор. нас. Чувашии (67,7 % нас., 2002 г.), живут также в соседних республиках и областях РФ, в быв. республиках СССР, гл. обр., в Казахстане (10,5 тыс. в 1999 г.).
Антропологически бол-во (ок. 63,5 %, гл. обр., сев. и центр, р-ны Чувашии) Ч. относятся к субуральск. типу (ск. д. -141,3 -141,5 мм, р. бор. – 2,2 бал., эпикантус у 11,7 % муж., дл. тела – 166 – 167 см), для примерно 21 % Ч. характерны черты вариантов (светл. и более темн, оттенков глаз и волос) европеоидной расы (при равных ск. д. и длине тела, эпикантус отмечен лишь у 0,2 % муж.), и у 15,5 % Ч. заметны признаки монголоидности, характерные для южносибирской расы.
Язык – Ч. (особая ветвь тюркск. языков, причем лексика тюркск. происхождения составляет ок. 50 % словарного состава, 20 % – индоевропейск., ок. 16 % – монгольск., 14 % – финно-угорск. происхождения), подразд. на низовой (ок. 82 % говорящих на Ч. яз. в Чувашии в 1926 г.) и верховой диалекты, на базе первого в 1873 г. была создана письменность на основе русск. графики; в 2002 г. на Ч. яз. говорили в РФ 1325,4 тыс. чел., в т. ч. 1256,1 тыс. Ч. (76,5 % Ч.).
Этногенез. За исключением сомнительной теории о шумерск. происхождении Ч. распространены три мнения: 1) Ч. -потомки части булгар (точнее сувар, что отражено в найм. Ч. у марийцев и татар), переселившихся из Булгарии в период её исламизации (X в.) и завоевания монголами (XIII в.); 2) Ч. – потомки гуннов, проникавших в Сред. Поволжье в IV–VI вв. (этим, в частности, объясняются монголизмы в Ч. яз.): первое (гл. обр., историки Чувашии) и второе (гл. обр., историки Татарстана) мнения основаны на данные лингвистики и истории и не учитывают антропологич. материал, к-рый, наряду с др. данными, был учтен во мнении третьей группы исследователей (В.Е. Егоров, Ю.А. Красков и др.) о мест, основе Ч., прежде всего представителей субуральск., близкого марийцам, типа уральск. расы; в целом, основную роль в формировании Ч. этноса сыграли мест, племена городецкой арх. культуры, воспринявшие язык и основу традиц. культуры выходцев из Булгарии (их прямыми потомками можно считать Ч. с преобладанием европеоидных черт с небольшой монголоидной примесью, характерных для булгаро-сувар) с участием гуннск. племен, обитавших в степных р-нах Сред. Поволжья до прихода булгаро-сувар (VII–VIII вв.), а также половцев – представителей южносибирской расы, мигрантов более позднего времени – нашествием монголов (XIII в.); это мнение, очевидно, наиболее верное, т. к. учитывает данные всех источников. В русск. источн. Ч. известны с XII в. под назв. «веда» (мордовск. найм. Ч.), под собств. этнонимом – с 1508 г.; находясь под властью Казанск. х-ва, Ч. вошли в состав Русск. царства после падения ханства (1551 – 1552 гг.), с расширением терр. Руси Ч. вместе с группами др. народов широко расселяются на Урале, в Сибири. К XVI в. очевидно сложились осн. этнографич. группы Ч.: вирьял (близки к марийцам, говорят на верх, диалекте), анатри (низовой диалект), промежуточн. – анат. енчи (по языку ближе к вирьял, по культуре – анатри), в составе анатри выделяется группа хирти, отличающаяся скотоводческ. традициями (возможно потомки половцев). В 1990-х гг. активизировались различ. организации национально-культурного направления, их творчество координируется Чувашек, общественно-культурным центром и Всечувашск. нац. конгрессом.
Численность в РФ: 1926 г-1117 тыс. (Чувашия – 668 тыс., из них 70 % – анатри, кроме того бол-во Ч. вне Чувашии – анатри); 1959 г. -1436,1989 г. -1773,6; 2002 г. -1637,1 тыс. чел., в т. ч. Чувашия – 889,3 тыс., в Москве – 16 тыс… Санкт-Петербурге – 6 тыс.
Традиционные занятия – земледелие (зерновые, бобовые, овощи, лен), очевидно, привнесено булгаро-суварами (как у казанск. татар сабантуй, у Ч. популярен праздник плуга – акатуй), животноводство (гл. обр., кр. р. скот, у хирти – овцы, лошади), рыболовство (особенно у вирьял), пчеловодство.
Религия – православные христиане (крестились в XVI–XVIII вв.), однако в «Ч. христианстве» заметны влияния прежде всего шаманизма (в нек-рых р-нах Волго-Урал. региона есть Ч. деревни полностью населенные язычниками, да и христиане почитают подчас небо – Тура, от древнетюркск. «тэнгри»), а также элементы зороастризма и иудаизма, очевидно, заимствованные от иранцев Сев. Кавказа (откуда пришли сувары), и хазар, верхушка к-рых приняла иудейск. религию в нач. IX в.
Лит.: Болгары и чуваши. Сб. ст., Чебоксары, 1984; Закиев М.З., Кузъмин-Юманади Я.Ф. Волжские булгары и их потомки. Казань, 1993; Алексеева Т.Н. Антропологический тип населения Чувашии// Кр. сообщ. ИЭ АНСССР. М., 1955, вып. 33.

ЧУКЧИ

(общ. эндоэтноним лыгъоравэтлан, т. е. «настоящие люди» редко используется, чаще – чавчуват «оленные», отсюда искаж. – чукчи, и анкалыт «приморские»), кор. нас. Чукотск. а. о.(23,4 % нас., 2002 г.).
Антропологически Ч. не гомогенны: приморск. (анкалыт) относятся к арктической расе (ск. д. 141,4 мм, р. бор. – 1, 28 бал., эпикантус у 50 % муж., смуглая кожа, плотное телосложение, дл. тела – 163 см), оленные (чавчуват) – к байкальскому типу (ск. д. 147,4 мм, р. бор. – 1,5 бал., эпикантус у 67 % муж., дл. тела – 162 см) монголоидов, среди молодежи много потомков этнич. смеш. браков.
Язык – Ч. (чукотско-камчатской семьи языков), подразд. на зап. (тундров.) и вост. (приморск.) диалекты, на базе последнего в 1931 г. на основе латиницы была создана письменность, в 1936 г. переведена на русск. графику; в 2002 г. на Ч. яз. говорили 7,74 тыс. чел., в т. ч. в Чукотск. и Корякск. а. о. – 6,42 тыс. (45,7 % Ч.).
Этногенез. Ч. – коренное нас. внутр. р-нов Чукотки, т. е. оленные Ч.; в X–XI вв. часть Ч. продвинулась к морск. побережью, потеснив и ассимилировав (судя по данным физ. антропологии, часть эскимосов), образовав группу приморск. Ч. (анкалыт); с XIII–XIV вв. началась миграция Ч. в зап. р-ны, где они вступили в контакт с юкагирами (племена – анаулы и ходынцы), частично ассимилируя их; в русск. источн. с 1642 г. известны оленные Ч. берегов Алазеи (чавчу, отсюда «чукча»), с 1644 г. – берегов Колымы, лишь в XVIII в. стали известны приморские (в состав России Чукотка вошла в 1789 г.); в 1930 г. был образован Чукотск. нац. округ (с 1977 – автономный), началось его освоение – устремился поток переселенцев (в т. ч. ссыльных) из Европ. России, др. республик, гл. обр., мужчины, что привело к росту расово-смешанных браков (20 – 60 % в городах и поселках, 1970 – 1990-е гг.) и к изменению физич. черт Ч. (потомки от браков, к-рые подчас не регистрируются, переселенцев с чукчанками обычно «выбирают» Ч. «национальность») и утрате Ч. языка.
Численность: 1926 г. – 12,6 тыс. чел. (ок. 70 % – оленные), 1959 г. – 11,7 тыс., 1989 г. – 15,1 тыс., 2002 г. – 15,8 тыс. чел., в т. ч. Чукотск. а. о. – 12,6 тыс., в Коряк, а. о. – 1,4 тыс., др. р-нах РФ – 1,7 тыс. чел. (Санкт-Петербург -102 чел.).
Традиционные занятия – кочевое оленеводство в тундре и охота на морск. животных (зимой и весной на тюленя, летом и осенью на моржей, иногда китов) на побережье.
Верующие – шаманисты (почитание белого медведя, кита, моржа, различных духов, добрых и злых, с которыми поддерживали связь соответственно белые и черные шаманы), христианизация слабо затронула Ч.: в нач. XX в. православными числилось ок. 1,5 тыс. чел.
Лит.: Вдовин И.С. Очерки истории и этнографии чукчей. М.-Л., 1965; История и культура чукчей. Сб. ст. Д., 1987.

ЧУЛЫМЦЫ

(июс кижилер, т. е. «чулымск. (р. Июс – р. Чулым на Ч. яз. «люди»), уст. – чулымск. татары (Ч. Асиновск. и Тегульдетск. р-нов Томск, обл.), мелесск. тюрки (Ч. Тюхтетск. р-на Красноярск, края); в научн. лит-ре – Чул. тюрки.
Антропологически не гомогенны: ок. 58 % Ч. – представители чулымского (ск. д. – 142,5 мм, р. бор. – 1,43 бал., эпикантус у 38 % муж., дл. тела – 160,3 см) типа уральской расы, остальные относятся к расово-смешанным типам, в т. ч. 28,8 % – с примесью европеоидной расы (данные 1986 г.).
Язык – Ч. (вост. ветвь тюркск. языков), подразд. на нижне-чулымск. (Асиновск. р-н Томск, обл.) и среднечулымск. (Тегульдетск. р-н Томск, обл. и в Красноярск крае) диалекты, в 1970 г. на Ч. яз. говорили 669 чел., в 2002 г. – 270 чел. (41,2 % Ч.).
Этногенез. Ч. этнос сложился на основе местн. племен – самодийск. (гл. обр., селькупск.) в Томск, обл. и кетск. в Красноярск. крае, обусловившие физич. облик Ч., и тюркск. групп, проникавших на Чулым и его притоки с юго-востока (кыргы-зы), с юга (телесск. пл.) и с юго-запада (из Сиб. ханства); процесс тюркизации, начавшийся в XV–XVI вв., завершился на рубеже
XVII–XVIII вв., впервые Ч. упом. в русск. источниках («чулым. татары») в 1715 г.; подобно многим народам Сибири Ч. подразд. на род. общины «суоки», на основе к-рых в XIX в. существовали волости: аргунск., корюковск., кызылдеевск., курчиковск., тутальск., байгулино-каргачинск.; в р-не г. Мариинска (совр. Кемеровск. обл.) обитали группы кэцик и кюэрик, ассимилировавшиеся в нач. XX в. русскими; в советск. время контакты Ч. с русскими и иными этнич. группами усилились, что ускорило процесс ассимиляции Ч. (так, напр., часть Ч. Красноярск, края считает себя хакасами).
Числ:. 1897 г. – 4,8 тыс. чел. (в т. ч. Мариинск. округ – 3,2 тыс.), в поел, переписях учитывались в составе татар; по оц. на 1979 г. – 734 чел., 1989 г. – 639 чел., 2002 г. (впервые учтены под собств. этнонимом) – 656 чел., в т. ч. Томск, обл. – 484 чел., Красноярск, кр. -159 чел.
Традиционные занятия – рыболовство (Ч. селились по берегам рек), охота (в т. ч. на пушного зверя), собирательство; в XIX в. распространяется земледелие (гл. обр., овощи) и животноводство (кр. р. скот), по данным 1910 г. 95 % хозяйств имели скот, 77 % – огороды, продолжали заниматься рыболовством – 77 %, охотой – 50 %.
Верующие – православные христиане (с XVIII в.)
Лит.: Львова Э.Л. Чулымско-тюркский язык и этнос //Смены культур и миграции в Западной Сибири. Томск, 1987; Тюрки таежного Причулымья. Сб. ст. Томск, 1991; Розов Н.С. Антропологические исследования коренного населения Западной Сибири// Этнографическое обозрение. 1994. № 3.

ШАПСУГИ

(шапсыг), часть адыгов (см), в РФ проживают в Шапсугск. нац. р-не и в Туапсинск. р-не Краснодарск. края, а также в 5 аулах (Афипсин, Натухай, Панахес, Псейтук и Хаштук) Респ. Адыгея.
Антропологически относятся к своеобразному (узкое лицо) типу (ск. д. -139,5 мм, р. бор. – 3,5 бал., дл. тела – 165,7 см) балкано-каказской расы юж. европеоидов.
Язык – Ш. диалект адыгейского языка, говорят на нем 94,3 % Ш.
Этногенез. Ш. сложились в особый этнос в XVII–XVIII вв. на основе смешения адыгск. и абазинск. (см) компонентов, изв. в турецк. источн. с 1743 г.; будучи одним из «демократическ. племени» (см. адыги) Ш. привлекали переселенцев из т. н. «аристократических племен», к-рые, спасаясь от произвола своих князей, массами внедрялись в состав Ш., составив из переселенцев – бжедухов, натухаевцев и абазин особую группу хакучей (их потомки и составляют основу Ш. Краснодарск. края), увеличив числ. Ш. к 1835 г. св. 200 тыс. чел. (40 % числ. всех адыгов); Ш. приняли активное участие в Кавказской войне, не прекратив ее даже после сдачи Шамиля (1859 г.), в 1860 г. вместе с натухайцами и убыхами они организовали военный союз и сопротивлялись русск. войскам до 1864 г.; после поражения все убыхи, бол-во Ш. и натухайцы эмигрировали в пределы Османск. империи в составе т. н. «Черкесов» (см., черкесы, 1); из оставшихся уже в советск. время был организован Шапсугск. нац. р-н (1924 г.), ликвидированный в 1945 г., он был в 1992 г. восстановлен в составе
Краснодарск. края; в центре р-на (с. Лазаревское) создан музей истории и этнографии Ш., издается газета «Шапсугия».
Численность в РФ: 1926 г. – 9,7 тыс. чел. (считая Ш. в Адыгее), 2002 г. – определили себя Ш. 3,2 тыс. чел. (Каснодарск. край).
Традиционные занятия, религия – см. адыги.
Лит.: Дмитриев В.А. Этнографические особенности группы черноморских шапсугов// Этнос и его подразделения. М., 1992, ч.1.

ШЕРЕТЫ

(казылар), этнич. группа туркмен Ставропольского края (аулы Куликовы-Копани и Шарахалсун Туркменского р-на).
Антропологически не исследованы, внешне Ш. напоминают калмыков.
Язык – особый говор ставропольск. диалекта туркменского.
Эногенез. Ш. – потомки 120 семей из 8 калмыцк. родов, из к-рых наиб, многочисленным был род шерет, откочевавших от дербетов в нач. XVIII в.; в 1733 г. они кочевали близ Азова, 1739 – 1774 гг. в степях Крыма, где Ш. приняли ислам и получив тюркск. название «казылар» (искаж. тюркск. кёселар
– «безбородые», подчеркивающее их монголоидный облик), с переходом в российск. подданство кочевников Крыма, в т. ч. и Ш. (1774 г.), последние были переселены в Приазовье, где кочевали до 1785 г., когда были переселены еще раз в ставропольск. степи, где кочевали (364 семьи Ш.) вместе с ногайцами и туркменами, в составе ногайцев Ш. очевидно совершенно ассимилировались, а кочевавшие вместе с туркменами образовали туркм. род тёркмет и этнич. группу Ш.; в пос. Кучерли Ш. осели в 1855 г.
Численность: 1926 г. – 535 чел., последующие переписи не учитывают Ш. в качестве отд. этноса.
Традиционные занятия – скотоводство, с сер. XIX в. и земледелие.
Верующие – мусульмане (сунниты).
Лит.: Курбанов А.В. Ставропольские туркмены: историко-этнографический очерк. Спб, 1995.

ШОРЦЫ

(шор-кижилер), уст. (до 1925 г.) – кузнецк., абинск. татары, компактно населяют Таштагольск. р-н (Горная Шория), живут также в Междуреченск. и Новокузнецк, р-нах Кемеровск. области и др. р-нах РФ. Подразделяются на сев. или ниж. Ш., юж. или верх. Ш., а также на сеоки.
Антропологически относятся к алтайскому типу (ск. д. -142,7 мм, р. бор. – 1,5 бал., эпикантус у 16,6 % муж., дл. тела – 161,6 см) уральской расы, однако значит, часть Ш., особенно молодежи (примерно 31,5 % браков Ш., заключенные в 1971 – 1988 гг., были с русскими и татарами) имеет расово-смешанные (примесь европеоидов) черты.
Язык – Ш. вост. ветвь тюркск. языков и подразд. на мрасский (св. 51 % говорящих на Ш. яз. в 1926 г.) и кондомский диалекты, на базе первого в 1929 г. была создана письменность на латинск. основе (в 1939 г. переведена на русск. графику); на Ш. яз. говорит 6,1 тыс. чел. (42,8 % Ш.) в 2002 г.
Этногенез. Ш. этнос сложился на основе местн. самодийск. (сеоки чот, милиге, тарткын, кечин, чорал) и кетск. (кобый, кый) племен, смешавшихся с тюркск. теле-уйгурск (сеоки аба, казан, калар, себи, четтибер, составившие в 1897 г. 43,6 % числ. сев. Ш.) и кимакск. – кыпчакск. (челей, карга, шор – ок. 32,5 % числ. юж. Ш.) племен, мигрировавших на терр. Кузнецк. Алатау в VI–IX вв. и в XII–XIII вв.; местн. племена в этногенезе Ш. отразились в их физич. облике, а тюркск. – в языке и культуре; в 1618 г. впервые в русск. источниках упом. абинск. (по сеоку аба) татары, обитавшие близ совр. гор. Новокузнецка (сев. Ш), в том же веке упом. кузнецк. татары (юж. Ш.), в 1861 г. извести, тюрколог В.В. Радлов предложил называть абинск. и кузнецк. татар одним этнонимом Ш. (по сеоку шор: ак-шор, кара-шор, сары-шор, составивших в 1897 г. – 10,2 % числ. юж. Ш), но лишь в 1925 г. при создании нац. р-на Горная Шория (ликвидирован в 1939 г.) этноним стал официальным назв. этноса; в к. XIX – нач. XX вв. несколько групп Ш. с р. Мрассу перешли в бас. р. Таштып (совр. Таштыпск. р-н Хакасии), войдя в состав этнич. группу хакасов– сагайцев, эти переселенцы вошли в состав хакасск. народа, сохранив особенности языка (шорск. диалект хакасского). В наст, время Ш. общественность требует восстановления авт. р-на Горная Шория, в центре ее – г. Таштаголе созданы музей истории и культуры Ш. и фольклорные ансамбли.
Числь.: 1897 г. – 13,9 тыс., 1926 г. – 12,6; 1959 г. – 14,9; 1989 г. -15,7; 2002 г. – 14,0 тыс., в т. ч. в Кемеровск. обл. – 11,6 тыс., Респ. Хакасия – 1,1 тыс. чел.
Традиционные занятия – рыболовство (в 1900 г. им занимались от 40 до 90 % Ш.), охота, собирательство и бортничество; нек-рое развитие получило у сев. Ш. скотоводство (гл. обр., коневодство), а юж. – земледелие; в XVII в. Ш. (особенно юж.) славились среди сибирск. народов умением выплавки и ковки железа, потому и получили от русских найм, «кузнецк.» татары.
Религия – православные христиане (в 1858 г. были крещены кондомск., в 1905 г. – мрасск. Ш.), но и в XX в. сохранялись элементы тюркск. шаманизма (тенгрианства) – культ богов верхнего (Ульгень) и ниж. (Эрлик) миров, почитание духов гор, рек и т. д.
Лит.: Алексеев В.П. Антропологические данные к проблеме происхождения шорцев.//Уч. записки Хакас. НИИЯЛИ. Абакан, 1965, вып.1; Кимеев В.М. Этнический состав шорцев.//Проблемы этногенеза и этнической истории аборигенов Сибири. Кемерово, 1986; Патрушева Г.М. Шорцы сегодня. Современные этнические процессы. Новосибирск, 1996; Аборигены Кузбаса. Современные этнополитичесикие процессы. Кемерово, 1997.

Материал создан: 12.07.2015



.00 рублей
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта