Я русский

что значит быть русским человеком

Я русский

Русская идеология архиепископа Серафима. Глава 4.

Сущность покаяния для русских людей, принимавших активное и пассивное участие в грехе бунтарства против царской самодержавной власти.

Спрашивается, в чем же должно состоять наше покаяние в тяжком грехе бунтарства против царской власти?

Так как не все русские люди в одинаковой степени здесь повинны, то это покаяние не для всех из нас должно быть одинаковым. Для тех русских людей, которые сознательно и активно шли против самодержавной власти нашего Царя — Помазанника Божияго, требуется в данном случае полное возрождение своего духа с радикальным уничтожением самой причины страшнаго греха — бунтарства против священной Богоустановленной власти. От них требуется уничтожение в себе неверия и стяжание, посредством живого общения с православной Церковью, благодатной духовной настроенности и жизни для соединения со Христом.

Этим русским людям надо следовать в своей жизни учению св. отцов Церкви, которые нам показывают, в чем должно состоять покаяние. По свидетельству св. Исаака Сирианина, покаяние состоит в том, чтобы "оставить прежнее и печалиться о нем". ["Добротолюбие", т. І, стр. 395, М. 1889 г] Так, в сущности, определяют покаяние и другие св. отцы, говоря, что "покаяние в том состоит, чтобы отвращаться от греха" [иbиd., т. и, стр. 372: Учение св. Авв. Исаии] и "не возвращаться вспять". [иbиd., стр. 24: Учение св. Антония Великаго]

Но святые отцы учили, что покаяние не только есть решительное оставление прежних грехов, но и "совершение благих дел, противных прежним грехам," [иbиd., т. и и , стр. 495: Учен. св. Ефрема Сирианина] "посредством заповедей Христовых," [иbиd., т. и , стр. 49: Учен. св. Марка Подвижника] и, конечно, благодати Св. Духа. И самое покаяние они называли благодатию. "Как благодать на благодать, — говорит св. Исаак Сирианин, — людям по крещении дано покаяние; потому что покаяние есть второе возрождение от Бога. И то дарование, котораго залог прияли мы от веры, приемлем покаянием. Покаяние есть дверь милости, отверстая усиленно ищущим его; сею дверию входим в Божию милость; кроме этого входа, не обретем милости". [Творения св. Исаака С., слово 83, стр. 428]

Этой милостию, даруемою нам от Бога чрез покаяние, по святоотеческому учению, и является наше воскресение еще в земной жизни, что то же — возрождение. "Покаяние, — говорит св. Ефрем Сирианин — есть древо жизни, воскрешающее мертвых грехами..., потому что кого грех губит, тех оно возсозидает к Божией славе". ["Добротолюбие", т. ии., стр. 349] "Когда, по словам св. Аввы Исаии, оставит человек грехи свои и обратится к Богу, то покаяние возрождает его, как говорит Апостол: якоже облекохомся во образ перстнаго, да облечемся и во образ небеснаго (1 Кор. 15, 49). Видишь ли, что Бог дал человеку изменяться чрез покаяние и совершенно новым соделываться чрез него". ["Добротолюбие'', стр. 413; ср. твор. св. Симеона Н. Б.; Вып. и; сл. 30-е, стр. 118 — 119. Москва. 1882 г]

Если русские люди, благодаря своему неверию, повинные в активном возстании против самодержавной царской власти, покаятся в смысле изложеннаго святоотеческаго учения и тем самым уничтожат в себе почву, на которой возрос и совершился этот сатанинский грех противления, то само собою изменится их отношение к царской власти из отрицательнаго на положительное.

Что же касается множества русских людей, не отступавших от православной веры, но повинных в той или иной мере в предательстве царя своим попустительством, то их покаяние должно состоять в открытом исповедании истины, что одною из основ возрождения России является царская самодержавная власть Помазанника Божияго. Будем свидетельствовать, что никакая иная форма правления в России не приемлема, что наш государственный строй только может быть сообразным православной вере русскаго народа, так как только об этой власти говорят нам Богооткровенные писатели и св. отцы, как о происшедшей от Бога, свидетельствуют о ея неприкосновенности, требуют почитания ея, которое должно выражаться в наших молитвах за царя и его власть, как основу благоденственной жизни, и в нашем ей повиновении.

О происхождении царской власти от Бога мы имеем прекрасное, основанное на Св. Писании, учение Московскаго Митрополита Филарета. Имея в виду слова Ап. Павла: несть бо власть, аще не от Бога; сущия же власти от Бога учинены сут, [Рим. 13, 1] он говорит: "В семействе должно искать начатков и перваго образца власти и подчинения, раскрывшихся потом в большем семействе — государстве. Именно: отец есть... первый властитель... но как власть отца не сотворена самим отцем и не дарована ему сыном, а произошла вместе с человеком от Того, Кто сотворил человека: то и открывается, что глубочайший источник и высочайшее начало первой власти, а следственно и всякой последующей между человеками власти, есть в Боге — Творце человека. Из Негоже всяко отечество на небесех и на земли именуется [Ефес. 3, 15]; потом, когда сыны сынов разродились в народ и народы, и из семейства возросло Государство, необятное для естественной власти отца, — Бог дал этой власти новый искусственный образ и новое имя в лице Царя, и таким образом Его Премудростию царие царствуют [Притч. 8, 15]. Во времена неведения, когда люди забыли Творца своего... Бог — вместе с другими тайнами Своими — и тайну происхождения предержащей власти даже чувственным образом представил пред очами мира в избранном для сего народе еврейском; именно: в патриархе Аврааме чудесно вновь сотворил он качество отца и постепенно произвел от него племя, народ и царство; Сам руководил патриархов сего племени; Сам воздвигал судей и вождей сему народу; Сам царствовал над сим царством [1 Цар. 8, 7]; наконец, Сам воцарил над ним царей, продолжая и над царями чудесное знамение Своей верховной власти. Посему Бог и называется царь царствующих и Господь господствующих, Им же царие царствуют. Вышний владеет царством человеческим и Ему-же восхощет даст е. Господне есть царствие и Той обладает языки [Пс. 21, 29]. В руце Господне власть земли, потребнаго воздвигнет во время на ней (Сир. 10, 4). ["Христианское учение о царской власти из проповедей Филарета Митрополита Московскаго", стр. 6—7, М. 1901 г]

Говоря о происхождении от Бога царской власти в ветхозаветныя времена, М. Филарет дополнительно указывает, что и в новозаветный период времени царская, уже христианская, власть, начиная с Константина, произошла тоже от Бога. Это случилось после того, как Господь Сам обратил Константина в христианскую веру перед битвой его с Максентием чудесным явлением ему в солнце креста с надписью: "Сим побеждай". Вслед за тем Господь явился Константину во сне и повелел ему сделать знамя, подобное виденному на небе и употреблять его для защиты от врагов. Св. Константин исполнил повеленное ему от Бога, победил Максентия, сделался единовластным государем римской империи и крестился. [Евсевий, "О жизни Константина", кн. 1, гл. 28—29].

Тем же Своим дивным промыслом Господь обратил в православную веру и нашего князя Владимира, основоположника христианской царской власти в русском православном народе.

Ясно отсюда, что и христианская царская власть получила свое происхождение непосредственно от Бога, Небеснаго Царя. ["Христ. учение о царской власти", М. Филарет, стр. 13—14]

Нет нужды доказывать, что Божественное Откровение в своем свидетельстве о происхождении царской власти от Бога в то же время говорит нам, что она есть власть самодержавная. Это самодержавие исходит из самой природы власти. Ведь никто из людей, водимых голосом разума и совести, не будет оспаривать естественное и Божественное право отца налагать свою волю на детей, требовать от них ея исполнения и наказывать их за ея нарушение. Всякое ограничение детьми воли отца и нежелание повиноваться ей в то время, когда она соответствует воле Божией есть ничто иное, как преступление. Власть отца по отношению к своим детям является самодержавной.

Такою же самодержавной является и власть царя, ибо он получает ее не от народа, и потому она не может быть народом ограничена и перед ним ответственна. Царская власть, как происшедшая от Бога, только перед ним ответственна и может ограничиваться только волей Самого Бога, его святыми законами, с которыми она должна строго сообразоваться, не уклоняясь от них ни направо, ни налево.

Впрочем, мы находим на это и прямое указание Св. Писания. При установлении царской власти в Ветхом Завете, Господь потребовал, чтобы царь был полным владыкой израильскаго народа и его повелителем. Господь сказал израильтянам: и вы будете ему раби. [1 Цар. 8, 17; срав. главы: 8—12] И будет егда сядет на престоле власти своея, да напишет себе второзаконие сие в книзе от жрецев левитов, и будет с ним, и да чтет ю во вся дни жития своего, да научится боятися Господа Бога Своего, и хранити вся заповеди сия, и... творити я: да не возвысится сердце его от братии его, да не преступит от заповедей ни на десно, ни на лево, яко да будет многа лета во власти своей, той и сыны его с ним, в сынех израилевых. [Втор. 17, 18—20]

Таким образом, Св. Писание, повествуя об учреждении царской власти от Бога, свидетельствует о ея самодержавности. Но вместе с тем Божественное Откровение показывает нам и ея благодетельное значение для народа. Господь учредил самодержавную власть царя для того, чтобы он спасал израильский народ от врагов его. [1 Цар. 9, 16] Эта власть обезпечивает тихое и безмолвное житие... во всяком благочестии и чистоте, [1 Тим. 2, 1—2] являясь источником временной счастливой, святой и спасительной нашей жизни.

О единодержавной или самодержавной власти царя и о ея великом благотворном для нас значении учит тот же Митрополит Филарет. "Как небо, говорит он, безспорно лучше земли, и небесное лучше земного: то так же безспорно лучшим на земле должо быть признано то, что на ней устроено по образу небеснаго, как и сказано было Боговидцу Моисею: Виждь да сотвориши по образу, показанному тебе на горе (Исх. 25, 40), то есть на высоте Боговедения.

"Согласно с этим Бог, по образу Своего небеснаго единоначалия, учредил на земле царя; по образу своего небеснаго вседержительства, устроил на земле царя самодержавнаго; по образу Своего царства непреходящаго... поставил на земле царя наследственнаго.

"Не вдадимся в область умозрений и состязаний, в которой некоторые люди — более других доверяющие своей мудрости — работают над изобретением... лучших, по их мнению, начал для преобразования человеческих обществ... Но еще нигде и никогда не создали они тихаго и безмолвнаго жития... [1 Тим. 2, 2] Они умеют потрясать древния государства, но не умеют создать ничего прочнаго... Они тяготятся отеческою и разумною властью царя и вводят слепую и жестокую власть народной толпы и безконечныя распри искателей власти. Они прельщают людей, уверяя, будто ведут их к свободе; а в самом деле влекут их от законной свободы к своеволию, чтобы потом полноправно низвергнуть их в угнетение.

"Надежнее самодельных умствований должно учиться царственной истине из истории народов и царств... писанной не страстьми человеческими, а святыми пророками Божиими, то есть — из истории древле избраннаго и Богоправимаго народа Божия. Эта история показывает, что лучшее и полезнейшее для человеческих обществ делают не люди, а человек, не многие, а один. Так: "Какое правительство дало еврейскому народу государственное образование и закон? — Один человек Моисей.

"Какое правительство распоряжалось завоеванием обетованной земли и распределением на ней племен народа еврейскаго? — Один иисус Навин.

"Во время судий — один судия спасал от врагов и зол целый народ.

"Но как власть была не непрерывная, а пресекалась со смертию каждаго судии, то, по пресечении единоначалия, народ приходил в разстройство, благочестие оскудевало, распространялось идолопоклонство и повреждение нравов; затем следовали бедствия и порабощение иноплеменниками. И в обяснение таких нестроений и бедствий в народе священный бытописатель говорит, что в тыя дни не бяше царя во Израили; муж еже угодно пред очима его, творяше (Суд. 21, 25).

"Вновь явился один полномощный силою молитвы и дара пророческаго Самуил; и народ огражден от врагов, безпорядки прекращены, благочестие восторжествовало.

"Потом, для непрерывнаго единоначалия, Бог в народе Своем поставил царя. И такие цари, как Давид, иосафат, Езекия, иосия — представляют в себе образцы того, как успешно самодержавный государь может и должен служить к прославлению Царя небеснаго в земном царстве человеческом, а вместе с тем — к утверждению и охранению истиннаго благоденствия в народе своем...

"И во времена новой благодати Всепромыслитель Бог благоволил призвать единаго Константина, и в России единаго Владимира, которые апостольски просветили свои языческия царства светом Христовой веры и тем утвердили незыблемыя основания их величию.

"Благо народу и государству, в котором единым, всеобщим и вседвижущим средоточием, как солнце во вселенной, стоит царь, свободно ограничивающий свое неограниченное самодержавие волею Царя Небеснаго, мудростию яже от Бога". ["Христ. учение о цар. власти", М. Филарета, стр. 15—17]

Настоящее свидетельство знаменитаго архипастыря русской Церкви для нас, в особенности теперь, является ценным. Митрополит Филарет принадлежит к числу таких великих святителей православной Церкви, которые насчитываются единицами. Вследствие обильных поразительных проявлений в нем даров Св. Духа — мудрости, целения недугов, прозорливости, богословскаго ведения, а также по святости жизни и аскетическим подвигам его можно сравнить с такими великими святителями, как Василий Великий, иоанн Златоуст, Григорий Богослов. Тем, чем они были для всей древней Церкви в защите православия и насаждении в людях чистоты христианской жизни, тем явился для русской Церкви и Митрополит Филарет.

В данных словах своих он не только безподобно изобразил все благодетельное значение царской самодержавной власти в жизни ветхозаветнаго избраннаго и русскаго православнаго народа, но пророчески предрек то ужасное угнетение, в которое последний низвержен ныне Богом, а лучше сказать — сам низринулся по допущению Божиему.

Причем здесь указана и причина этого несчастия, которая состоит в том, что русские люди удалились от Божественной истины Св. Писания в его учении о благодетельном значении единодержавной или самодержавной власти. Они восприняли вместо истины диавольскую ложь тех либеральных русских вождей, вся "мудрость" которых заключалась лишь в проповеди разрушительнаго еврейскаго социалистическаго учения о призрачных свободах. Вся их сила была направлена только на уничтожение православной веры и основанной на ней нашей царской власти — источника величия и славы России.

Вместе с тем, из настоящих слов Митрополита Филарета мы можем черпать для себя и указание, что следует нам, русским людям делать теперь для спасения и возрождения нашей родины. Эти золотыя слова побуждають нас направить все наши силы к тому, чтобы у нас в России была возстановлена царская самодержавная власть.

И мы не можем игнорировать настоящаго призыва нашего великаго архипастыря, ибо призыв этот основан на Божественном Откровении и святоотеческом учении. Содержание слов М. Филарета совпадает по своей сущности и принципиальному значению, в частности — с учением величайшаго исповедника и отца Церкви св. Феодора Студита.

Вот как учит сей св. отец о значении единодержавной (самодержавной) власти: "Един есть Господь,— говорит он,— и законоположник, как написано: одна власть и одно Богоначалие над всем. Это единоначалие источник всякой премудрости, благости и благочиния, простираясь на все, от благости Божией получившия начало, твари, без произволения их, дано по подобию Божию устроять в порядках жизни своей произвольно только одному человеку. Ибо божественный Моисей в описании происхождения мира, из уст Божиих исшедшее, приводит слово: сотворим человека по образу нашему и по подобию (Быт. 1, 26). Отсюда — учреждение между людьми всякаго начальства и всякой власти, особенно в Церквах Божиих: один патриарх в патриархате, один митрополит в митрополии, один епископ в епископии, один игумен в монастыре, и в мирской жизни, если хочешь послушать, один царь, один полководец, один капитан на корабле. И если бы во всем этом не управляла воля одного, то ни в чем не было бы строя и порядка, и не на добро бы это было, ибо разноволие разрушает все". [Добротолюбие, т. иІ, изд. 2-ое, Москва 1901 г, стр. 93]

Таково учение о самодержавной царской власти и ея значении в нашей жизни по данным Божественнаго Откровения и святоотеческаго учения. Но это не все. В Св. Писании мы находим учение о царе, как о Помазаннике Божием. Избирая в цари израильские Саула, Господь повелевает пророку Самуилу помазать его елеем, [1 Цар. 9, 16] что и сделал пророк, сказавший Саулу, что его осенит Дух Господень. Точно так же, когда Господь предопределил Давида быть царем израильскаго народа, то Он повелел тому же пророку Самуилу помазать его на царство: Наполни рог твой елеа, востани, и помажи Давида. [иbиd. 16, 1, 12] И после этого помазания сошел на него Дух Святый, почему в Библии и сказано: Помаза его посреде братии его: и ношашеся Дух Господень над Давидом от того дне. [иbиd. 16, 13]

Отсюда ведет свое начало таинство миропомазания, которое совершалось над царями в Византии, а затем у нас в России над великокняжескими и царскими самодержцами.

Это помазание является многознаменательным по своему значению фактом, одинаково — как для царя самодержца, так и для его подданных, ибо оно увеличивает его авторитет и достоинство, делая его священным и осуществляя над ним слова Св. Писания: Вознесох Избраннаго от людей Моих: елеем святым Моим помазах его: истина Моя и милость Моя с ним. [Пс. 88, 20, 21, 25]

Замечательно, что Господь за много веков до поставления Им царя Помазанника Божияго обещал Аврааму, несомненно, как величайшую для него награду происхождение от него царей, говоря: Возращу тя зело зело, и положу тя в народы, и царие изь тебя изыдут. [Быт. 17, 6; Слова и речи Филарета Митр. Московскаго, изд. 2, ч. и и . Москва 1848 г., стр. 170—171] Это обстоятельство, а также тот факт, что учреждение царя предвозвещалось за много веков прежде еще Аврааму Богом, следовательно, есть дело Его вечнаго предопределения, показывает нам, как высоко мыслится в очах Бога достоинство царя Показанника Божияго. Такое достоинство для нас должно быть понятным. Через таинство миропомазания царь делается священною особою. С этого момента его власть окружается Божественным ореолом, что в особенности важно в глазах верующаго народа для его повиновения своему царю.

Впрочем, не сдин только священный авторитет дает царю его помазание. В последнем сообщаются ему дары Св. Духа, Его Божественная благодать, необходимая для царскаго управления, имеющаго целью не только заботу о земном благоденствии подданных, но преимущественно с момента его помазания и заботу о их вечном спасении. С этого времени царь своею самодержавною властью обязывается быть покровителем православной Церкви, заботиться о водворении мира в святых Божиих Церквах, наблюдать за точным исполнением церковных постановлений в жизни подданных — и мирянами, и духовенством, в особенности — касательно чистоты православной веры, и даже иметь попечение о распространении веры среди язычников. [Проф. Курганов, "Отношения между Церковью и гражданской властью". Казань, 1880 г., стр. 50]

И эта благодать не воспринималась царями тщетно, если только они ей не противились. История Христианской Церкви показывает нам, как покровительствовали ей цари Помазанники Божии и какия неисчислимыя услуги оказали ей христианские государи в борьбе с язычниками и еретиками для торжества православной веры. Помазание делало их, благодаря их самодержавной власти, могущественным оплотом для борьбы со злом. Вот почему св. иоанн Златоуст учил, что царская власть, которая была при нем, разумеется, и самодержавной и христианской, есть именно то начало, которое удерживает пришествие в мир антихриста.

Так смотрел на царскую власть самодержавнаго царя Помазанника и Еп. Феофан Затворник и другие светильники нашей Церкви, имея в виду тех царей, которые своею деятельностью оправдывали полученную ими благодать в таинстве миропомазания на царство. Так смотрели на царей Помазанников Божиих и все истинно верующие русские люди, сознавая, что через Богом данную царям власть ими выполняется их Божественное предназначение быть основою благоденствия России, ограждать ее от антихристова зла и насаждать в ней христианскую жизнь.

Русские Государи были покровителями святого православия даже во всей вселенной; и свое великое благотворное влияние простирали на весь мир. Такое благодетельное значение наших царей сознавалось и иностранцами. Характерно, что наименование государя Александра иии Миротворцем изошло не от русских людей, а от европейских народов. Лет пять тому назад во французском журнале "иllustratиon" была напечатана статья профессора римскаго государственнаго университета историка Феррера, в которой он писал, что современный кризис и колебание мира происходит оттого, что в России не стало венценосных Государей, которые держали в своих руках баланс мира всех народов земли, и, благодаря могуществу и их стремлению к миру, Европа за последние сто лет могла спокойно заниматься научным прогрессом и вместе с Америкой и другими странами обогащаться в своей промышленной и хозяйственной жизни.

Некогда прор. Исаия сказал: сице глоголет Господь Бог помазанному Моему Киру (Иса. 46, 1). Обращаясь к Киру, царю персидскому, и обявляя его имя, Господь называет его Своим помазанником тогда, когда он еще не родился. Называет Кира своим помазанником, не потому, что над Киром будет совершено помазание, которое совершалось над царями израильскаго народа, но в смысле предызбрания его для возвращения иудеев из плена вавилонскаго в их родную землю. "Бог,— говорит М. Московский Филарет,— назначил Кира для исполнения судьбы Своей и возстановления избраннаго народа израильскаго; сею Божественною мыслию, так сказать, помазал дух Кира еще прежде, нежели произвел его на свет: и Кир хотя не знает, кем и для чего помазан, движимый сокровенным помазанием, совершает дело царствия Божияго. Как могущественно помазание Божие! Как величествен помазанник Божий! Он есть живое орудие Божие, сила Божия исходить чрез него во вселенную и движет большую или меньшую часть рода человеческаго к великой цели всеобщаго совершения". ["Христ. учение о царской власти", М. Филарет, стр, 27]

Если Кир, царь языческий, не получивши помазания с дарами Св. Духа и даже не знавший истинного Бога, но, как послушное орудие Божественной силы, имел такое великое значение для жизни избраннаго народа и большей части мира, то какая же величайшая Божественная сила действовала чрез помазание Св. Духа в наших царях Помазанниках Божиих и какое благодетельное значение имели они для новаго Израиля — избраннаго русскаго народа, и для всего мира. Да, русская либеральная интеллигенция не хотела видеть этой силы в наших царях Помазанниках Божиих. Но диавол видел и чувствовал эту силу и потому со всем своим адом, при содействии противоцерковнаго русского общества, с неистовством возстал на нее. В течение многих лет сатанинским кровавым террором он изгонял ее с русской земли; и, наконец, руками представителей народа — членов Государственной Думы и других врагов России погубил носителя сей Божественной силы — русскаго царя, а вместе с ним, — русское государство. Пусть современная жизнь в России и всеобщая растерянность народов мира свидетельствуют, какую великую силу для своего народа и для вселенной имел наш царь, который соединял в себе и самодержавную власть, и благодать Св. Духа, как Помазанник Божий, согласно учению Св. Писания.

Но и этим еще не исчерпывается Богооткровенное учение о царской власти. Зде сь мы находим, наконец, и учение об отношении подданных к сей власти. Это отношение, как свидетельствует Слово Божие, определяется заповедями, данными людям от Бога или чрез Его Пророков и Апостолов, или непосредственно от Самого Господа нашего иисуса Христа. Бог нам повелевает, во-первых, не прикасаться к Его Помазанникам и, во-вторых, оказывать царю почтение, которое должно выражаться нашими о нем молитвами и повиновением ему.

Еще в Ветхом Завете Господь чрез Своего Пророка сказал: не пракасайтеся помазанным Моим (1 Пар. 16, 22). Здесь повелевает Господь подданным царя оградить его власть от всего того, что ее колеблет и даже уничтожает; и прежде всего — чтобы она была неприкосновенна от недовольства и осуждения с их стороны, так как последнее колеблет авторитет царской власти, расшатывает ее, а вместе с нею и государство. По словам Митрополита Филарета, тогда "государство будет подобно городу, построенному на огнедышущей горе: что будут значить все его твердыни, когда под ними будет скрываться сила, могущая каждую минуту все превратить в развалины? Подвластные, которые не признают священной неприкосновенности владычествующих, надеждою своеволия побуждаются домогаться своеволия; а власть, не уверенная в своей неприкосновенности, самою заботою о собственной безопасности побуждается домогаться преобладания: в таком положении государство колеблется между крайностями своеволия и преобладания, между ужасами безначалия и угнетения и не может утвердить в себе послушной свободы, которая есть средоточие и душа жизни общественной". ["Хр. учение о цар. власти", М.Моск. Филарет, стр. 25—26].

Русские люди по горькому опыту теперь знают, к каким гибельным последствиям для русскаго государства привело их недовольство царскою властию, их открытое осуждение Императора Николая ии, добраго и православнаго царя.

Конечно, не этим только осуждением власти подвластные царю могут нарушать данную Божественную заповедь. "Прикосновение" к Помазаннику Божиему происходит и чрез ограничение самодержавной, данной ему от Бога, царской власти в пользу народоправства. И мы знаем, с каким неистовством русские люди домогались, из-за рабскаго подражения европейским народам, этого ограничения. В результате было то, что эти либеральныя домогательства также способствовали гибели России. Иначе не могло и быть, ибо, являясь вопиющим нарушением Божественной заповеди о неприкосновенности Помазанников Божиих, стремления русских людей к ограничению самодержавной власти царя были тяжким грехом отвержения ими, вместе с этою заповедию, и Самого Бога. Преступно было русским православным людям стремиться к устройству своего государственнаго правления по образцу конституционных и республиканских правлений Европы в то время, как мы должны были руководствоваться своею православною верою, которая повелеваеть нам сообразовать свою жизнь во всех ея областях с Божественным Откровением и основанным на нем святоотеческим учением.

Нет нужды говорить, каким ужасным "прикосновением" к Помазаннику Божиему является низвержение подданными своего царя. Здесь нарушение данной Божественной заповеди достигает по своей преступности высочайшей степени, почему и влечет за собою разрушение самого государства. ["Хр. учение о царской власти", М. Филарета, стр. 28] Все это произошло в жизни нашего отечества. И мы по горькому своему опыту и во всей полноте знаем всю гибельность и для себя, и для России отвержения людьми сей Божественной заповеди.

Что касается положительной заповеди, определяющей наше отношение к царю и повелевающей нам почитать царскую власть, то она дана Самим Господом нашим иисусом Христом в Его словах: воздадите кесарево кесареви, и Божия Богови. [Мф. 22, 21] Весьма сходственным этим Божественным словам является изречение св. Ап. Петра, сказавшаго: Бога бойтеся, царя чтите. [1 Петр. 2, 17]

Удивительно, что эта Божественная заповедь о почитании царя была дана в то время, когда цари были язычниками и даже гонителями христианства. В частности, при Ап. Петре в иудее царствовал Ирод, о котором Деяния Апостольския говорят: возложи Ирод царь руце озлобити некия иже от церкве. Уби же иакова брата иоаннова мечем. И видев, яко годе есть иудеем, приложи яти и Петра: его же и емь всади в темницу. [Деян. 12, 1—4] Как видно из Деяний, Петр был бы казнен Иродом, если бы Ангел Господень чудесно не избавил его из темницы и от рук Иродовых. Кроме того, Петр был предуведомлен от Самого Христа о предстоящей ему мученической смерти от римских властей, и, несмотря на все это, Ап. Петр проповедует почтение к царю.

Еще более удивительным может нам показаться увещание Ап. Павла молиться за современных ему царей, в чем прежде всего и должно выражаться почтение к ним со стороны верующих. В своем послании Епископу Ефесской церкви Тимофею он пишет: молю убо прежде всех творити молитвы, моления, прошения, благодарения, за вся человеки, за царя, и за всех, иже во власти суть, да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте. [1 Тим. 2, 1—2]

Таким образом, св. Ап. Павел не только увещавает христиан творить молитвы за царей — язычников, но и благодарить за них Бога. Для решения этих недоумений обратимся к словам того же М. Филарета. "Неужели, спрашивает он, гонители и гонения могут быть предметом даже благодарности? — Недоумение это будет устранено, если примем в разсуждение, что святый Апостол есть не просто наставник, но наставник богодухновенный. Христос Спаситель и всем христианам для важных случаев, когда им нужно с особенною верностию и твердостию изрещи или засвидетельствовать истину Христову, дал такое обетование: не вы будете глаголющии, но Дух Отца вашего глаголяй в вас (Мф. 10, 20). Без сомнения, дар этот в преимущественной силе и полноте дан был Апостолу, как провозвестнику Христова учения для вселенской Церкви. Итак, святый Павел пишет наставление Ефесской Церкви; а Дух Святый в то же время благоизволяет чрез него написать наставление Церкви вселенской... Павел видит современный мрак царств языческих, а Дух в нем Божий провидит будущий светь царств христианских. Взор богодухновеннаго проницает будущие веки, встречает Константина, умиротворяющаго Церковь и освящающаго верою царства; видит Феодосия, Юстиниана — защищающих Церковь от ересей; конечно, видит далее и Владимира, Александра Невскаго и других распространителей веры, защитников Церкви, охранителей православия. После этого не удивительно, что святый Павел пишет: молю творити не только молитвы, но и благодарения за царя и за всех иже во власти суть, потому что будут цари и власти не только такие, за которых надобно молиться со скорбью... но и такие, за которых, как за драгоценный дар Божий, должно благодарить с радостию". ["Христ. уч. о цар. власти", стр. 34—35]

Таким образом, из обяснительных слов М. Филарета видно, что Ап. Павел в своем Богодухновенном увещании — возносить молитвы и благодарения за царя, имел в виду вообще царскую власть, соответствующую своему Божественному предназначению — быть источником безмятежной и спасительной жизни для членов государства.

Но так как это увещание не дает основания полагать, что этих молитв и благодарений не следует совершать в отношении царей язычников и гонителей, то в данном случае нужно иметь в виду слова М, Филарета, свидетельствующия, что такия молитвы и благодарения допускались христианами Ефесской Церкви, но "со скорбию". Это наблюдается и ныне — в Русской Зарубежной Церкви, которая также молится со скорбию, умоляя Бога о вразумлении безбожной власти в России или же об освобождении от нея нашего отечества.

Из тех же обяснительных слов М. Филарета явствует, какой великий грех совершил русский народ, предавший своего царя Помазанника Божияго, который не только не имел ничего общаго с царями язычниками и гонителями, но, как православный и благочестивый Государь, был источником благоденственной и спасительной для нас жизни. Вместо того, чтобы день и ночь возсылать о нем свои благодарственныя молитвы, русские люди допустили его низложение на свою собственную и всероссийскую гибель.

Другим выражением почитания царя подданными является их повиновение ему. В своем первом послании Ап. Петр говорит: повинитеся убо всякому человечу созданию Господа ради: аще царю, яко преобладающу, аще ли, же князем, яко от него посланным, во отмщение убо злодеем, в похвалу же благотворцем.(1 Петр. 2, 13—14.)

Итак, по учению Апостола, надо повиноваться царю ради Господа. Разумеется, существуют и другие мотивы для этого повиновения. Можно повиноваться царю в силу эгоистических побуждений, из-за личных интересов, — ради страха быть наказанными, ради тех или других выгод, наград и почестей. Можно повиноваться царю ради любви к нему, как повинуются дети своим родителям, или ради любви к отечеству, которая движется нашею благодарностью за то, что государство доставляет нам источники пропитания, личную безопасную жизнь, образование и многия другия нужныя нам житейския блага. Можно повиноваться царю, как источнику порядка, благоденствия и могущества государства, как к основе благополучия и личнаго счастия всех его граждан.

Но обо всех этих мотивах не говорится в словах апостольских. Не говорится по той причине, что они не представляют собою прочных оснований для нашего повиновения царю, ибо в чрезвычайных, катастрофических обстоятельствах жизни государства настоящие мотивы не могут дать должной силы подданным удержаться в повиновении царской власти и сохранить страну от гибели.

Мы, русские люди, это хорошо знаем в силу того же своего горькаго опыта. Все второстепенные мотивы для повиновения нашему Государю Императору Николаю ии пред его отречением были у нас в той или иной мере на лицо. Но когда совершилось чудовищное преступление, и с головы Государя русские люди сбросили царский венец, то указанные мотивы к повиновению царю оказались паутиной: любовь к родине и Государю молчала, и он был оставлен без защиты и предан на величайшия нравственныя муки с своей семьей.

Ясно, что высшим и самым прочным мотивом для истиннаго и неизменнаго повиновения является тот, о котором говорит Ап. Петр, призывая нас повиноваться царю ради Господа, точнее — ради православной веры в Него.

Только вера православная может побудить нас неуклонно повиноваться царю, его власти и всем поставленным от него властям, ибо она говорит нам о небесном происхождении царской власти в словах Св. Писания: владеет Вышний царством человеческим и емуже восхощет даст. [Дан. 4, 29] Им царие царствуют и... вельможи величаются, [Прит. 8, 15—16] несть бо власть аще не от Бога, [Рим. 13, 1] и каждый начальник Божий слуга есть, поставленный над нами для нашего же блага. [Рим. 13, 4]

Только православная вера одна может побудить нас повиноваться властям [Рим. 13, 1] не только благим и кротким, но и строптивым, [1 Петр. 2, 18] ибо она угрожает небесным гневом [Ефес. 5, 6] непокоряющемуся властям, как преступнику, который Божию повелению противляется. [Рим. 13, 2]

Только одна вера православная может заставить нас повиноваться властям, как должно — по совести, [Рим. 13, 5] а не из-за страха и каких-либо корыстных видов, ибо она предписывает нам служить им, не как людям, а как Самому Господу, и творить их волю, как волю Божию. [Ефес. 6, 5—7]

Только православная вера, наконец, заставляет нас любить своего царя истинною, неотпадающею любовию, побуждающею нас жертвовать собой, страдать и умирать за него, ибо она повелевает нам смотреть на царя, как на Помазанника Божияго, как на отблеск Божественной славы и величия, а на законы, им изданные, как на святыню. "Там, — говорит М. Филарет, — где разум и воля человеческие покорны вере евангельской — подданные чтут и гражданские законы, как святыню, благоговеют перед властию, как пред Божественным учреждением; а где оскудевает это небесное чувство, где умы, к несчастию общества, заражаются неверием, — там не уважаются и общественныя учреждения, там покорность властям кажется тяжким игом: там не может быть общественнаго благоденствия". ["Христ. учение о царской власти", стр. 43—44]

Так, в строгом соответствии с православною верою, относился к царю и почитал его наш русский православный народ. Очень хорошо об этом почитании сначала великаго князя, а затем царя, свидетельствует наше русское народное творчество, дошедшее до нас в наиболее живых образцах своих — песнях, сказках, пословицах, присловиях и поговорках. Здесь, при помощи богатаго русскаго языка, сильнаго по своей образности, простоте и меткости в определениях, передается сущность Богооткровеннаго учения о царской власти, изложеннаго нами выше. И это естественно, ибо в основу своего культурнаго развития русским народом было положено Священное Писание. Богооткровенныя истины были глубоко укоренены в умах и сердцах наших предков святою Церковию. Эти истины и выразил наш народ в кратких изречениях своей народной мудрости. Обратимся к этим изречениям.

"Государь — батюшка, надежа православный царь", "Царь — от Бога пристав", "Царь земной — под Царем Небесным ходит". Нетрудно понять, что в эти немногия слова русский народ вложил усвоенную им Богооткровенную истину, что царь, как отец подданных, получил свою власть непосредственно от Бога, что он от Него поставлен управлять земным царством, и потому непосредственно Им управляется (ходит).

Еще больше мы находим изречений, в которых выразил русский народ свой взгляд на царя, как на самодержавнаго своего верховнаго повелителя, никем из людей неограниченнаго в своей власти.

"Одному Богу Государь ответ держит". "Никто, как Бог и Государь". "Народ — тело, царь — голова". "Царское осуждение — безсудно".

Очень хорошо в этих изречениях выражается взгляд русскаго народа на царя, как на Помазанника Божияго, как на священное лицо, призванное Богом творить Божественную правду, изливать на народ Божественную милость и даже ходатайствовать пред Богом за грехи всего народа своими могущественными молитвами. "Правда Божия — суд царев". "Царево око видит далеко". "За Богом молитва, а за царем служба не пропадает". "Где царь — тут и правда". "Нет больше милосердия, чем в сердце царевом". "Бог милостив, а царь жалостлив". "Бог помилует, царь пожалеет". "Как весь народ вздохнет — до царя дойдет". "Народ согрешить, царь умолит; а царь согрешит, — народ не умолит".

Есть в народном творчестве и такия изречения, которыя требуют царской неприкосновенности и настолько, что не позволяют подданным касаться особы царя даже осудительною мыслью, относя недостаток царскаго правления не к нему, а к его окружению: "Никто против Бога, никто против царя". "Из-за тына (разумеется — царских приспешников, ближних людей и временщиков) и царю не видать". "Царския милости в боярское решето сеются". "Жалует царь, да не жалует псарь". "Не царь гнетет, а временщик".

Есть здесь изречения, в которых царь изображается не только, как милующий, но и как карающий преступников смертною казнью. "Где царь — тут и гроза". "Близ царя — близ смерти". "Царь — не огонь, да ходя близ него — опалишься". "Гнев царев — посол смерти". "До царя дойти — голову нести (повинную)". Но и тогда русский народ был далек от осуждения царя. В этих случаях ответственность в глазах русских людей всецело относилась к преступникам, как "ослушникам, волкам стада государева, царскому добру досадителям".

Все вышеприведенныя изречения нашего народнаго творчества ярко свидетельствуют о глубоком и благоговейном почитании русским народом своего царя. Но это почитание переходило в изумительную любовь к царю, которая побуждала подданых прилагать к царской личности самыя трогательныя, ласковыя наименования, отдавать всю свою жизнь ему на служение и всегда мыслить себя и царя, как одно нераздельное целое, в убеждении, что России нельзя быть без царя. Вот как эта любовь, с такою беззаветною преданностию русскаго народа, изображается по дошедшим до нас памятникам: "Белый царь — красно солнышко, царь — ласковый, славный, грозный, великий". "Светится солнышко на небе, а русский царь на земле". "Ясныя очи государевы — очи соколиныя", которыя силою своего проникновения видят, кто "народу и государю — друг, кто ворог". "Жить — царю служить". "Душой — Божий, телом — государев". "Русской земле нельзя без Государя быть". "Без Бога свет не стоит, без царя — страна не правится".

Правда, здесь, в приведенных нами изречениях народной мудрости, нет таких, которыя говорили бы о необходимости молиться за царя и повиноваться ему, что составляет, как видели мы, неотемлемую часть в учении Священнаго Писания о почитании царя. Но приведенныя нами изречения о великой любви русскаго народа к царю своему свидетельствуют, что эта молитва и это повиновение были в самой жизни наших предков. Это естественно, ибо, по учению св. Максима Исповедника: "кого мы любим, о том всегда помышляем и прежде всего поминаем в своих молитвах". А по учению Христа, — кого мы любим, того волю мы всегда исполняем: Аще кто любит Мя, слово Мое соблюдет. (иоан. 14, 23.)

Так относились к своему царю наши предки, по свидетельству дошедших до нас образцов народнаго творчества. Так относился наш народ к царю, в лице истинных сынов России, и не в далекой древности, а совсем еще недавно. Как и раньше, в глазах верующих русских людей царь был не простым челове ком, а Помазанником Божиим, образом Божественной небесной власти, Царем-Батюшкой, воплощением правды и милости Божией на земле. Истинно-русские люди не могли без слез смотреть на него. Когда приходилось русскому царю быть среди народа, все теснились к нему, никому не хотелось оставить его, лишиться радости его лицезрения, и считали великим для себя счастьем к нему прикоснуться. Нередко, при встре че Государя, русские простые люди от восторга и умиления не могли стоять на ногах, произнести слово и невольно опускались на землю вместе с хле бом и солью, которые держали в руках.

Таким образом, сама жизнь показывала, каким великим и безценным даром Божиим был для России наш самодержавный царь Помазанник Божий. Он не на словах, а в действительности был главою и душою русскаго народа. Не стало этой души, не стало и России.

Такое наименование русскаго царя мы заимствовали от того же Митрополита Московскаго Филарета, который говорил: "Самодержавием — Россия стоит твердо. Царь, по истинному о нем понятию, есть глава и душа царства. Закон, мертвый в книгах, оживает в деяниях, а верховный государственный деятель, возбудитель и воодушевитель подчиненных деятелей — есть царь". [Из государственнаго учения Филарета Митрополита Московскаго, изд. И. Н. Каткова]

И как права была русская народная мудрость, сказавшая: "Русской земле нельзя без Государя быть".

Материал создан: 15.10.2014



случайный русский баннер
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта