Я русский

что значит быть русским человеком

Я русский

Вологодский женский костюм Вожегодского края


Вожегодский женский костюм
В конце XIX - начале XX вв. традиционная одежда на территории, относящейся к современному Вожегодского района Вологодской области. состояла в основном из комплексов с сарафанами различных типов. Распространены были также комплекс с юбкой-сукманкой, пары. Вожсгодский традиционный костюм обладал северно-русскими чертами: рубаха с прямыми поликами, сарафаны, кокошники, использование бранного ткачества. Единого образца одежды у вожегодских женщин не было.

Ансамбль женского народного костюма Вожегодского края традиционно состоял из рубахи, сарафана, пояса, передника, головного убора. На формирование особенностей вожегодского традиционного женского костюма повлияли факторы, связанные с миграцией населения (трудовая и брачная миграция из близ лежащих территорий, урбанизация и др.), привносившего свои традиции, в т.ч. и в одежде. Определенное влияние на самобытность женского костюма оказывали и культурные связи, устанавливающиеся вследствие территориального деления.

До первой трети XX в. территория современного Вожегодского района относилась к Кадниковскому уезду Вологодской губернии. Посёлок Вожега возник в 1895 году как станция железной дороги Москва - Архангельск. Этот период отмечен притоком сюда населения с территории близлежащих волостей. Вожсгодский район был образован в 1929 году при районировании Северного края из нескольких волостей Кадниковского уезда, Тавреньгской волости Вельского уезда и Воскресенской волости Кирилловского уезда. Элементы городского костюма появляются в традиционной вожегодской одежде под влиянием отходничества и влияния городской культуры.

Рубаха


Вожегодский женский костюм
Основой женского и девичьего костюма была рубаха, нательная одежда. В Вожегодском районе её называли «исподкой». Слово «рубаха» происходит от древнерусского слова «руб» - кусок, отрезок. Рубахи шились из льняной ткани. Большая часть женских рубах была сшита из двух частей: верхней - воротушки, с рукавами длиной 27-38 см, и нижней - стана, из прямых отрезков ткани, которую пришивали к верхней части под грудью. Рубахи могли быть и цельнокроеными, сшитыми из одного куска полотна, перегнутого пополам, а также составными, из несколько кусков.

Переднее и заднее полотнища и рукава с плечевой частью пришивали в сборку непосредственно к вороту - узкой прямой полоске ткани такого же цвета. В основном, женские рубахи имели длину ниже колен. Верхняя часть составной рубахи до пояса - грудь, плечи, рукава - называлась «кругоротка» (по информации жительниц сельского поселения Явенгское). Шилась она из отбеленного полотна. Полотно ткали на домашнем станке. Нижняя часть рубахи - стан (подол) - изготавливался из грубой холстины. К подолу наподольницы пришивались строчи (бранное ткачество -прим.автора).

Рубахи имели вставки - ластовицы - прямоугольной и клиновидной, ромбовидной формы. Они расширяли верхнюю часть одежды и не стесняли движения рук. Как правило, ластовицы кроились из той же материи, что и вся рубаха. На более старых рубахах на невысоком вороте прорезали петли для завязок. Верхнюю часть обыденной, рабочей рубахи шили из клетчатой пестряди, а праздничной - из более тонкого белого материала или из кумача. Старожилы деревень Пунемы рассказывали, что те женщины, которые были не «рукодильны, у тех рубахи премь стояли».

Отмечали, что грубая пряжа, «костица», «обдирала тело, оно чесалось». Как правило, рукава были не длинные, чуть ниже локтя, или, как говорят местные жители, «две четверти», имели пышную форму, часто отделывались внизу кружевом и оборочкой. На рукавах делали складки. Вот что говорят жительницы Явенги: «Рукава женской рубахи были на остёбочке (накладной планке, которая собирала рукав в оборку - прим. авт.)», «у женских рубах длинные рукава, маршеты, с оборочкой». Спереди на рубашке делали разрез, края разреза подгибали вовнутрь. Его использовали для кормления ребенка, удобства при снятии рубахи. Рубашки застегивались на пуговицы, крючки, завязывались тесемками. «На женской рубахе вороток пришивали, была станина, строчи, кружева вязали».

Рубаху украшали следующими элементами:

  • декоративным тамбурным швом по подолу;
  • машинной строчкой по кокетке, используя нити двух цветов;
  • вставками из материи красного или синего цветов по подолу рубахи.
  • декоративной ручной строчкой, выполненной контрастной нитью (раппорт - три стежка через равные промежутки);
  • частыми складками ширина 1,5 см на рукавах;
  • отделкой ворота и подола вязаным или покупным кружевом;
  • вышивкой на вороте и подоле;
  • браным ткачеством по низу подола;
  • нашивками в виде полос шириной 1,5-2 см из ткани контрастных цветов на кокетке рубахи.

Вышивкой также могли украшать и рукава. На будничных рубахах из пестряди рукава не вышивали. В начале XX в. появился еще один тип «исподки» - рубаха на кокетке, с воротушкой (верхней частью), преимущественно из фабричной материи. Информанты поясняли: «Кокетка была маленькая, к ней пришивали нижнее полотно, заложенное в мелкую складку». «Край кокетки иногда обшивали другой тканью», «по кокетке шла вышивка». Длина и украшения рубахи оставалась прежней. «Рубаху не было видно из-под сарафана, а низ украшали для того, чтобы было видно во время пляски». «Сарафан широкий, его раздувает, и видно <рубаху>» (по словам жительницы сельского поселения Бекетовское). Рубашка выполняла функцию нижнего, исподнего белья, в ней спали, до банного дня не меняли. Ходить в одной рубашке или не подпоясанной было не принято.

Сарафан

В Вожегодском районе бытовали разные типы сарафанов:

  • сарафан без среднего шва, туникообразный, сшитый из цельных передних и задних полотнищ;
  • косоклинный сарафан, бытовавший в двух вариантах: на широких лямках с вырезными проймами и на узких лямках;
  • прямой сарафан (его ещё называли «московский») из цельных прямых полотнищ, собранных вверху в мелкие складки или сборки;
  • сарафан с лифом, облегающим грудь, спину или только спину;
  • сарафан с лифом на кокетке и широкими лямками, часто называемый полуплатьем;

В Вожегодском районе бытовало несколько видов сарафанов по использованию ткани:

  • сарафан, крашенный в синий цвет с нанесенным по нему рисунком – набойкой, именуемый также «набойник», «синельник»;
  • сарафан, выполненный из пестряди в клетку или полоску – «пестряк»;
  • сарафан, вытканный из коровьей или овечьей шерсти.
  • В поселениях Вожегодского района их называли по-разному: «дольник», «доловик», «дольний», «дульняк» (деревня Назаровская);«сшивник»,т.е.сшивной внескольких местах сарафан (местность Тавенга) это округ деревень; «жиченный» (деревня Мишутинская), от диалектного слова «жича» или шерсть;
  • сарафан – «атлясник» шили из атласа, носили с кофтой из такого же материала;
  • «яглицкий сарафан» из покупной материи, о которых информанты говорили, что он был красного цвета с цветочками;
  • сарафан-«ряпсовик», вероятно, шился из материала репс;
  • сарафан-«сукмянник», сукно для которого ткалось из коровьей шерсти; по подолу сарафана ткали цветные полосы;
  • сарафан-«помазейник», «кумяшник»;
  • сарафаны с широким лифом, на застежках.

Отдельная статья про вожегодский сарафан

Пары


Вожегодский женский костюм
Пары, как правило, были довольно разнообразны, состояли из юбки и кофты. Парочка могла состоять из сарафана и кофты, сшитых из одной материи, в основном, светлых, пастельных тонов - розового, персикового, желтого, светло-коричневого. В коллекциях краеведческого музея и фондах довольно часто встречается пары бордового, красного цвета, вспоминают старожилы голубой и зеленый цвет. Кофту носили как поверх, так и под низ сарафана. Кофту украшали защипами сзади, борами, кружевами, тесьмой, декоративными швами, например, тамбурным швом, кантами, бисером.

Одна из жительниц вспоминала, что на кофте бисером вышивался узор - волна. Кофта часто была на подкладке. Вот как описывает пару одна из пожилых женщин: «До талии шло узко, с талии расклешено». Такие пары называли «казачок». Они имели узкий рукав, воротник-стойку, отрезную линию талии, к которой была нашита оборка. Также, вероятно, под влиянием городской моды шились кофты с узкими до локтя рукавами, заканчивавшиеся оборкой, которая «нависала с локтя», либо с зауженными к низу рукавами и защипами у плеча.

Рукав мог шиться с манжетами разной ширины. Если манжеты были достаточно широкие, то на них нашивали мелкие пуговицы до 6-8 штук, часто использовали воздушные петли. Вместо пуговиц использовали также мелкие монеты либо иные мелкие круглые предметы, которые обшивали этой же тканью «в тон, чтобы особо не выделялись». Более узкие манжеты местные жители называли «остёбочка», «морх» (деревня Замох), «накулашники» (деревня Бекетовская). Манжеты делали так, «чтобы проходила кисть».

Помимо пуговиц на парах использовалась и другая фурнитура. На кофточке делали потайную застежку впереди и декоративную на левом плече. В основном, в кофтах встречается воротник-стойка или маленький отложной воротничок. Встречаются пары с большими съемными воротниками. Так описывает кофту один из информантов: «... видела с глухими воротками, стоечка, иногда откидной воротник. Подбоя у пар не было». Встречаются пары с морским галстуком. Можно предположить, что этот элемент был заимствован из формы родственника, служившего на флоте.

Юбки были широкими и длинными до полу, имели оборку. «Юбки расклешенные, с борами, материал набирали складками в одну сторону на иголку». Часто встречаются юбки с двумя оборками сбоку, с более длинным подолом сзади. «Носили длинные юбки, которые пристегивались к нижней кофте булавками в 4-х местах». Одна из жительниц вспоминала, что «из старой материнской юбки сделала себе кофту и юбку, такая была широкая».

У «богатых девок» пар могло быть несколько: «одевали по своему состоянию». В большие праздники надевали шелковую пару. «У богатых была шелковая пара с потайными цветами, кашемировая пара, пары были из атласа, расшитые бисером... Атласную пару надевали по праздникам, летом носили ситцевые пары». «Бедные люди хранили одну пару порой всю жизнь», «в чем замуж выходила, в том и похоронили». Пары не гладили, аккуратно складывали в сундук, надевали на праздники и на свадьбы.

Юбка


Вожегодский женский костюм
В комплект женской одежды входили домотканые юбки, «наподдольницы», которые надевали на рубашку. В более ранний период «девки надевали рубашку, наверх юбку-исподницу с кружевами, затем сарафан» (местность Тигино). «Надевали вышитые юбки под хорошие, праздничные юбки». Юбки достаточно часто были украшены «строчами» и вязаными кружевами. Юбки были разнообразными: «клстошными», гладными или одноцветными, с полосами. Юбки по крою могли быть прямыми, расклешенными, с борами. Как правило, у пояса спереди, иногда и сзади, закладывали складки.

На юбках часто встречаются внутренние, часто круглые или полукруглые карманы. Юбки украшались в основном по низу подола. Узоры могли ткаться отдельно, а потом пришиваться, а могли быть вытканными на полотне. Юбку с продольными полосами называли юбкой-«доловиком» (деревня Покровская). Расстояние между полосами составляло 1,5 см. Низ юбок был подшит льном-«подбоем» (деревня Анисимовская)». Юбки, яркие, с полосками, были рабочей одеждой, «не считались нарядными» (деревня Козлово). Также бытовали цветные юбки со складками. Юбки «хорошие, красили синей, коричневой, бордовой краской». Красили уже готовые юбки (деревня Тинготома). Встречаются и серые юбки.

«На жниву одевали холстяную юбку». «У женщин кофты под юбками, идет, рукава видно и грудинку. Если слабо юбка, подпоясывали поясами». «Когда материала не стало, шили узенькие, где какая мода была». «Юбки носили до колена». Были юбки «лубяные, твердые и льняные, тоненькие». «Из льняных ниток шили юбки тонкие, из толстых, суровых - толстые».

Пояс


Вожегодский женский костюм
Непременным атрибутом одежды и женщин, и мужчин считался пояс. По старинным представлениям, ходить без пояса было так же грешно, как и без креста. Считалось, что пояс оберегает от всех несчастий. В обиходе были пояса различного назначения: будничные, праздничные, для подпоясывания верхней одежды и др. В основном пояса были домашнего изготовления: тканые, плетеные и вязаные. Материалом для них служили нити из овечьей шерсти и льна. Наибольшее распространение в Вожегодском районе получили плетеные на бердышке и тканые пояса из шерстяных и льняных нитей. Пояс называли «опояска», «повесье».

Жители вспоминают витые пояски с кистью, которые назывались «круженец». По информации жителей Явенгского поселения пояс плели следующим образом. «В стену вбивали гвоздь, протягали нитки, прижимали палочкой». Нитки для пояса прицепляли на швейку, делали на станке, изготовляли на кроснах, используя узенькое бердо. Для намотки ниток часто использовали стол. В работу шли льняные и крашеные шерстяные нити, а позднее нити мулине. После войны стали использовать катонные нити. Льняные тонкие нити шли на женский пояс, толстые на кушак. По краям, чтобы не рвалось, вставляли лен. «Шерсть не такая крепкая». Записан рассказ об изготовлении поясов.

«Пояски плели так: привязывали на крючок нити, делали узелок на конце, переплетали, получались продольные, поперечные полосы. На конце привязывали по одной кисточке. Выплетали узор: края одним цветом, середина другим, получались разные полосы. Узоры делали клеточками, полосочками, мысочками, уголком, кубиками. Узоры сновали разными ниточками. Брали свои нитки, шерстяной ниткой украшали. Брали три-четыре цвета».

Вот как вспоминает одна из жительниц района: «Мать делала поясок с пальчик, деревянной палочкой прижимала. На пояс брали разноцветные льняные нити: белой - две, синей - две, красной и черной - всего около 6 цветов. Пояс получался тоненький, тоньше пальца женского. Пояса были длинные, ниже колена, женщины оборачивались один раз». «Женский пояс ярче, красивей». В праздник надевали пояс из шерстяных ниток, окрашенных в яркие цвета. Для красы пояс завязывали спереди или слева. Для работы пояс завязывали сбоку, чтобы не мешал. «Молодые женщины завязывали спереди, пожилые слева».

Обыденные пояса для подпоясывания сарафана делали узкими, 1-1,5 см, с узором. Информанты указывали ширину пояса «в пальцах», чаще упоминаются мера в 2-3 пальца. Делали и короткие пояса с большими кистями и по одной кисти на конце. В большой семье поясов было много: «У отца была сделана жердинка для поясов, знали свой пояс». У женщин было несколько поясов. Жители считали плетение поясов «шутовым делом». «Часто пояса делали подростки, любили хвастаться друг перед дружкой».

Напередник


Вожегодский женский костюм
Помимо рубахи и сарафана необходимой частью костюма крестьянской женщины, как повседневного, так и праздничного, был передник. В Вожегодском районе его ещё называли «напередник». В местности Тордокса напередник называли «накунник». Напередник предохранял одежду от загрязнения, служил дополнительным украшением праздничного наряда, придавал ему законченный вид. Носился поверх сарафана, наталии. Шился из различных тканей домашнего и фабричного производства: льняных, хлопчатобумажных, шелковых и шерстяных.

Особой яркостью цветов отличались праздничные напередники. Существовал тип определенный праздничных напередников, повязывавшийся по талии. Они изготавливались из белой льняной, хлопчатобумажной ткани домашнего производства, богато украшались лентами, полосами цветной ткани, вышивкой красного и черного цвета с растительной символикой и геометрическими фигурами. «Праздничные передники белые, вышитые, с красными петухами... делали из красивого ситца с припуском, с самовязаными кружевами. На гладных напередниках делали вышивку по подолу, декорировали вязаными кружевами, лентами».

Их украшали «лентами шелковыми, узкими, разного цвета: голубыми и желтыми, которые шли по подолу», «нашивали две одинаковые ленты, а в середине другую». Также могли делать с широкими оборками-«грибами»: «ленточку широкую по подолу давали». Будничные наперед-ники изготавливались из более грубого холста, чем праздничные. Рабочий напередник был обычно темных цветов, чтобы меньше пачкался. «Рабочий напередник брали, какой придется». «Носили больше напередники без грудинки, с покупными кружевами внизу».

Цвета вожегодских напередников были разными: красные, голубые, черные, белые. Как на юбках и сарафанах, так и на напереднике часто делали карманы для платков: «карман больше с левой стороны, делали и по два кармана». В верхней части напередника делали защипы. «Оборочка понизу, от пояса складками». Напередник был широким, с длинными завязками. Напередник прикрывал оборку сарафана, но длина подбиралась такая, чтобы часть оборки была видна. «Когда одевали напередник, пояс не всегда носили»; «передники носили только замужние, ... старенькие женщины век свой в передниках ходили».

Головные уборы


Вожегодский женский костюм
Неотъемлемой частью традиционного народного костюма был и головной убор. Без него считалось возможным обходиться разве что в детстве. Хотя многие указывают на то, что в более поздний период указанного времени девушки довольно часто, особенно в летний период, ходили без платков. Замужние женщины должны были в обязательном порядке покрывать голову. Основным женским головным убором оставался платок. Праздничными были шали, длинные, большие с кистями, из плотного шелка.

«Фата», «фатка» - так называли платок, который был неизменным спутником женщины. Когда не было красивых «фаток», покупали цветные ткани и вышивали углы платков. Узор для вышивания платков придумывали сами, иногда края платков обвязывали, приделывали кисточки. Были и необычные украшения на платке. Так, жительницы деревни Столбиха вспоминали, что на белый тоненький платок наносили узор следующим образом: «С края клали ольховые толстенькие листья, край платка заворачивали, кусали край платка зубами, листья ольхи окрашивали материал». Жители деревни Тупицино упоминают кашемировые платки с бисером: «Угол расшивали, называли кашемировка».

Бытовали покупные платки, украшенные бисером. «На праздник одевали кашемировые, шелковые, потайными цветами, помазейные». Праздничные платки отличались нарядностью, яркими узорами. Повседневные-однотонные или в клетку - выглядели скромнее. Зимой, если было холодно, надевали два, а иногда и три платка: шаль, шерстяной платок, тоненький платочек. Па голову на сенокос и жниву надевали ситцевый платочек. «Летом простые, белые, легче голове на сенокос», - вспоминали жители сельского поселения Огибаловское.

В начале XX века в жару надевали марлевые платки. Рабочие платки были практичными: «Осенью - темные, хлопчатобумажные» (деревня Агафоновская). На гулянку надевали ситцевый, тоненький, на посиделки - нарядный. Платок обязательно должен был контрастировать по цвету от сарафана или пары. Зимой носили вязаные шали. Позднее появились шарфы, которые вязались из шерстяных и ватных ниток. Виды платков, их расцветки и способы завязывания были разнообразными. Завязывали концы шали по-разному: «скалывали» сзади брошкой (деревня Марьинская), иногда один конец выпускали. В будни надевали маленькие платочки.

Платочек завязывали назад, если большой, подгибали край, завязывали наперед концами, носили колпачком («домиком»). Платок надевали концами назад, «на перевязку». Платки ценили и берегли. Одна из жительниц сельского поселения Огибаловское вспоминает: «Мама продала платок за хлеб, лучше было бы с голоду умереть, лишь бы он остался». Повседневно женщины убирали волосы в простую матерчатую шапочку, называемую колпак (гибрид волосника и полотенчатого повойника). «Старушки носили кокошники, называли колпаком» (местность Тавенга).

К сожалению, об этом головном уборе ничего неизвестно. В музейных фондах сохранились из этнографических головных уборов лишь кокошники-сборники, в вожегодском крае называемые «борушка». По конструкции они представляют собой шапочку с высоким твердым околышем, со сборками в лобной части. Борушка имеет плоский овальный верх, небольшой гребень, обшитый золотыми, или шерстяными, или серебряными нитями. Сохранившиеся сборники-«борушки» одинаковы по конструкции, с различными растительными орнаментами.

«Носили кокошник, уши закрывал, шла золотая нитка, цветные нитки, медная проволока» (местность Тавенга). Сзади борушка фиксировалась прямоугольным красным позатыльником или лентами. «Носили кокошники, как корону, уши не закрывали, сзади материал». По краям борушка обшивалась красной материей. В Вожсгодском музее хранится борушка с позатыльником трапециевидной формы. Старожилы деревни Митюково вспоминают о бытовании кокошника с лентами. Борушка надевалась плотно на голову, полностью прикрывая волосы, сдвигалась на лоб. «Борушки стоили дорого, носились бережно, передавались из поколения в поколение.

Кокошник считался праздничным головным убором. Могли носить замужние и незамужние девушки. Носили в летнее время, заводили уже в последние годы перед замужеством» (деревня Пожарище). «Кокошники одевали, у кого свадьба, обшит был хорошей материей, уши закрывал. Делали форсисто на свадьбу, повыше, прямоугольный» (деревня Патракеевская). К сожалению, до нашего времени кокошников - сборников сохранилось совсем немного. Вот как пишет краевед А.А. Шустиков на страницах путевых заметках «По захолустьям Вологодской губернии», посвященных местности Тигино нынешнего Вожегодского района: «Из особенно привилегированных, так сказать, промыслов существовал здесь литейный или «серебрянки».

Мастера переливали старинные плетни, сборники и кокошники на кольца, серьги, а также лудили самовары, и этим мастера зарабатывали большие деньги, скупая старые наряды, имеющие на себе металл, за бесценок. За отсутствие металлов и этот промысел упал в последнее время». Кокошник акцентировал лицо, подчеркивая торжественность си туации, венчая праздничный женский костюм. Старожилы вспоминают: «Славутницы ходили в шапочках, к ним пришивали мех барашка, шапочки носили под платочек, летом ходили в шляпах» (деревня Борисово). «У мамы была шляпа с цветами из ткани, в ней ходила на гуляние».

Украшения


Вожегодский женский костюм
Женский костюм невозможен без украшений. Непременным украшением были серьги разных форм. Дополнением к сарафану были бусы, ожерелья и гайтаны из бисера, броши, круглые кружевные воротники. «Носили дутые сережки, стеклянные бусы, бусы из бисера, деревянные бусы из березы, глиняные бусы, покрытые эмалью». Бусы покупали на ярмарках. Вот что вспоминают пожилые женщины: «Были сережки и кольца не у всех. Часто украшения выколачивали (изготавливали - прим.авт.) из денег (монет - прим.авт.)... Одна из жительниц указала на одно из наименований сережек - «из(с)ерги». Украшениями дорожили, умирая, просили положить с собой в могилу.

Прическа


Вожегодский женский костюм
Традиционные женские прически имели свои особенности. Девушка заплетала волосы в одну косу. «Считали, что без косы девке нельзя. Ты не девка, если косы нет». «Если волос было мало, и коса получалась тоненькая, в косу приплетали хороший лен». Могли завязать бант вверху и внизу косы. Использовали яркие ленты зеленые, красные, голубые. Укладывали волосы с помощью мыла, делали завиток. Завивали на березовые «чивчи» (скрученная полоска бересты - прим.авт.), закалывали шпильками.

Молодые девушки завивали подволоски горячим гвоздем. Укладывали косы крестиком - «барашком», носили по две одинаковые ленточки в косе. «Косы носили, ленты одинаковые в обеих косах». «Две косы заплетали по бокам, затем соединяя в одну. Использовали гребенку». Ленточки расправляли о горячий самовар. Популярны были и гребни. В ХТХ веке у самых богатых и зажиточных девок в Нижних Слободах было иногда в волосах по три гребенки: две сбоку и в середине. Замужние женщины волосы укладывали «в ко кульки» или «тетеру»: плели одну косу и укладывали вокруг головы.

«Чтобы волосы были хорошие, полоскали крапивной водой. Варили щелок, настаивали. Вода должна быть скользкая, долго смывали. Чтобы не было вшей, давили клюкву, натирали голову, выводили щелоком». Наличие густых волос связывалось с богатством, достатком. Считалось, что «волосы растут у того, у кого зажиточное хозяйство». Если женщина волосы отстригла, и они не отрастали, считалось, что их стригла «тяжелая рука».

Обувь


Вожегодский женский костюм
Женская летняя обувь была представлена невысокими сапожками, ботинками, полуботинками. Жители вспоминают, «что ходили мастера по деревням, шили обувь из овчины, овчину выделывали». «Сапоги делал сапожник пешой (передвигавшийся пешком из деревни в деревню - прим.авт.)». «Сапожник жил в семье, переходил от одних к другим. Кормили его на особицу». «Сапоги из овечьих шкур, считали роскошью, были дорогие». Праздничной обувью считались сапоги с каблучком, длинные полуботинки, ботинки со шнурками. Обувь берегли: «До деревни шли босиком, там ноги мыли и переодевались».

За обувью ухаживали, чистили, использовали деготь. «Девки носили ботинки на высоком каблуке, длинные голяшки, зашнуровывали» (деревня Пожар). «Женщины носили хромовые ботинки, делали со скрипом для форсу». Ботинки шили с маленьким, квадратным каблучком, со шнуровкой. С ботинками носили чулки. Местные жители вспоминают, «что жили бедно, часто носили одни сапоги летом и весной. Сестры выходили замуж, передавали друг другу полусапожки». На сапоги ставили металлические набойки, на каблуки и на носки, чтобы сильнее стучали во время пляски.

По бедности надевали «чего придется, у кого какие босовики (обувь - прим.авт.)». Летом бегали босиком. Богатая невеста носила брезентовые туфли. Некоторые мастерицы такие туфли украшали вышивкой. Па жатву, сенокос, для работ на скотном дворе надевали лапти, ступни без задников, чтобы не исколоть ноги. Чтобы было мягче, подкладыва-ли под ступню траву. Лапти были удобны тем, что вода из них при ходьбе вытекала, и ногам было тепло. Лапти носили с «онучами», обвязывались «обмоткой» (бечевкой - прим.авт.). На праздник лапти не надевали.

Обувь берегли, на работу надевали обувь похуже. Весной одевали «обноски» (старую обувь - прим.авт.). Иногда лапти надевали на валенки, чтобы не «окястить» (не запачкать - прим.авт.). Носили также сту пни, лапти, берестяные сапоги. Портянки и веревочки для обуви изготавливали из льна. В деревне Костюнинской, по воспоминаниям старожилов, девки носили лапти, окрашенные в красный цвет. Почерневшие, старые лапти выкидывали, сжигали на костре во время Масленицы. В некоторых отдаленных селениях лапти носили до 1940-х г.г., хотя и стеснялись этого: «Дойду до школы и под кустом оставлю, лучше босиком,... кто в лаптях ходил, считали беднотой».

Лапти, в основном, плели с тупым носком, иногда украшали небольшой берестяной лентой, свернутой треугольником. Лапти быстро приходили в негодность, особенно на тяжелых сельскохозяйственных работах. Носкость лаптей зависела и от умения мастера. За лапти могли расплачиваться натуральными продуктами - пирогами, яйцами, либо работой, например, выжинали полосу ржи или перевозили сено.

Приметы и обряды, связанные с одеждой


Вожегодский женский костюм
Различные элементы одежды использовали не только по прямому, утилитарному назначению, но и в различных магических обрядах. В отцовскую полотняную рубаху заворачивали новорожденного младенца, причем стирать ее не полагалось. «Тогда смоется отцовская любовь», - считали в Тройчине (бывшие северные волости Кадниковского уезда - прим. авт.). Одна из старожилок вспоминала, что новорожденную девочку принимали в материнскую рубаху. «Носить было нечего, рубаху могли потом выстирать и носить дальше». Вот что вспоминают жительницы деревни Мишутинская: «В Спасов день взяли овет кидать одежду в воду, что почувствуешь за собой, все снимали и кидали в реку, нищие ловили». «14 августа в Медовый Спас служили, освящали воду на реке Емба».

«Служитель опускал крестик, купались, в святую воду бросали одежду, платки, рубашки, чего болело. Внизу, кто нуждался, собирали, как помочь». «14 августа в Спасов день больные одежду бросали, болезнь уйдет с водой». «В церкви на самую красивую девушку во время Пасхи одевали вроде шарфа, так и ходила» (деревня Деревенька). «Если девушка несла ведро воды, и подол был мокрый, говорили, что выйдет за пьяницу» (деревня Некрасовская). Существовала примета, если невестка ленивая, то она шьет иглой с длинной нитью (деревня Манылово).

Обрядовые действия с платком

Много обрядовых и магических действий, поверий связано с платками. О некоторых из них рассказали вожегодские жители. «Когда скотину выпускали первый раз, нельзя было волосы распускать, завязывали платок на голову - фатку». «Старухи ходили в платках и в праздник, и в простой день, иначе дворовушко не будет любить скотину». Маленькие носовые платочки бережно обшивали и дарили рекрутам на память со словами: «Кого люблю, тому дарю». Носовые платки кидали в могилу, чтобы оставить все слезы по умершему человеку.

В деревне Деревенька носовые платки привязывали к березе у белого камня как память об ушедшем рекруте и пожелание, чтобы он вернулся обратно в деревню здоровым и невредимым. Перед свадьбой невесту мыли в бане, после этого мать трижды накидывала на нее платок, который дочь старалась сбросить. Это обрядовое действо «закрывания» должно было защитить невесту от порчи. В Вожегодском крае свекровь снимала платок с невесты и шапку с сына, затем клала платок в шапку и трижды обносила её вокруг головы молодоженов.

Уход за одеждой


Вожегодский женский костюм
Домотканая одежда часто была жесткой и грубой, отстирывать сс было сложно. Стирка белья в деревнях, производилась большей частью без мыла. Белье кипятилось, «бучилось», в глиняных корчагах, ушатах, в щелоке, который приготавливался из печной золы. Использовали для стирки и деревянные колоды. «Стирали в длинном осиновом корыте, его ставили на лавку итабуретку, наливали воды и добавляли щелока, терли одежду руками по дну. Горячие камни кидали в воду в чаны, когда стирали бельё. От стирки белье становились мягче». «Раз в месяц ставили ушат с пеплом, несколько раз кидали горячие камни».

Старожилы отмечают, что на 10-литровое ведро уходило примерно два стакана золы. Стирка белья могла производиться в доме и в бане. Еще один из вариантов стирки белья, о котором рассказала местная жительница: «Одежду клали в чан, наверх её подстилку из рогожи, на рогожку сыпали золу, лили сверху воду. Так стояло день, грязь отъедало, так стирали». Белье выколачивали вальками. Валек делали из березовой пластины, был он слегка изогнут кверху, имел короткую рукоятку. В Вожегодском районе белье часто толкли в ступах, в деревянных выдолбленных колодах.

Они находились у реки и не убирались. «По 4-6 ступ из дерева стояло на реке, толкли всю одежду. Делали так, чтобы могли стирать несколько человек». «Летом белье носили на батоге. Зимой на чунках (деревянных коротких санях - прим. авт.), использовали короб, бельевую корзину (плетенную драночную корзину с двумя ручками - прим. авт.)». Белье вымораживали. Если нужно было, чтобы белье высохло быстрее, его сушили рядом с печью на жердочке, которую в Вожегодском районе называли «грядкой». «Холстинное стирали, сушили и катали по столу, на катке и палице, мяли». «Для глажки использовали каток с ребрышками, круглую палицу».

Разглаживаемую ткань плотно накатывали на деревянный каток, а сверху прокатывали палицей. Гладили чуть влажную одежду. Если белье пересыхало, «оно плохо прокатывалось». Жители вспоминают, что «утюги железные появились перед войной». Выгребали угли на шесток и грели на них утюги. Позже появились утюги, в которых угли закладывались внутрь. В Бекетовском поселении называли «духовой» утюг с углями, а в Тигинском - «утюг чугунный с углями». В фондах Вожегодского районного краеведческого музея содержится утюг, который имеет специальную трубку, отводящую дым от углей. Хранили одежду в сенниках (верхнем сарае - прим.авт.), а «хорошую одежду в сундучке, на жердочках».

Шубы развешивали на стенах, закрывали тканью, чтобы не пылилась». «Часто сеяли муку в сенниках, одежду закрывали, чтобы не запачкалась». На деревянных палках - «грядках» висела верхняя одежда. «Жили в зимовках, хранить негде, хранили в клети» (не отапливаемая срубная постройка - прим.авт.). Были сундуки для праздничной и для будничной одежды. Вспоминают, что бытовали большие шкафы. На верхних полках стояла посуда, ниже клали белье. Каждый день хорошую одежду «не накладывали» (не носили - прим.авт.), использовали только «на выход», лежала неношеная. В сундуке клали только чистую одежду. «Раз в год, а то и два, проветривали, «залежь» (запах - прим.авт.) убирали». Плохую одежду в праздник не надевали.

Если ходили на праздник в отдаленную деревню, то одежду несли в узле, складывая так, чтобы не измялась. Переодевались либо в церковной сторожке, если шли в церковь, либо вблизи деревни, где был праздник. «В Советское время праздновать не разрешали, все равно ходили после работы, одежду носили с собой... Одежду хорошую разглаживали руками, до следующего праздника и клали в сундучок». Одежда обозначала социальный статус владельца. Вот что с болью вспоминала одна из жительниц: «Как бука была! Какая пляска, так не обуть и одеть нечего!». «Какие женихи, - горько вздыхала другая жительница, - одевалась худо, дрянно, кто посмотрит!».

Все жители отмечают, что более состоятельные одевались лучше и имели не только домотканую одежду. Богатые девушки имели несколько пар и сарафанов. Девушек «хваленых» (красивых, из зажиточных семей - прим.авт.) называли «славутницами». Иногда так называли и невест. Бедные люди менялись одеждой. Чаще менялись платками, обмен редко распространялся на остальную одежду, чтобы не «окостить» (не запачкать - прим.авт.). Если что с платком случалось (изорвался, распустился), говорили: «Зачем и давала, уже теперь ношенный... За своё боролись, так просто ничего не отдавали». К одежде относились очень бережно.

Вот что рассказывают женщины: одежду носили, «пока в пух прах не износится», «носили в омелы (пока не развалиться - прим.авт.), передавали друг другу». Очень часто одежду «кропали» (ремонтировали прим.авт.). «Была мода такая: все кропать, ничего не выбрасывать». Часто при ремонте одежды использовали швейки с крючком. Потерю одежды - кражу, пожар, жители воспринимали как трагедию: «Одежду украли, хватили горя». В голодные военные годы жители «меняли одежду на хлеб, ездили на Вагу, там жили люди богатые». Многие сельчане вспоминают, что часто меняли одежду в местности Митюково. «Митюковцы жили богато, до станции далеко, хлеб был всегда, вот гам одежду и меняли». Одна из жительниц района вспомнила историю, когда се родственница привезла с города целый сундук одежды, которую потихоньку продавали, обменивали на продукты, благодаря этому и выжили.

Материал создан: 10.09.2015



случайный русский баннер
Русские — это народ
Русский народ сформировался на основе восточно-славянских, финно-угорских и балтийских племен.

Основные племена участвовавшие в формировании русского народа
восточные славяне:
вятичи
словене новгородские
словене ильменские
кривичи

финно-угры:
весь
— меря
— мещера
мордва

балты:
— голядь

p.s. речь идет о племенах в границах современной России
Фразеологический словарь русского языка
Фразеологический словарь русского языка
Интересные цитаты

Шестьсот сортов пива и советский государственный патернализм должны сосуществовать в одном флаконе. подробнее...

Идентичность великороссов была упразднена большевиками по политическим соображениям, а малороссы и белорусы были выведены в отдельные народы. подробнее...

Как можно быть одновременно и украинцем и русским, когда больше столетия декларировалось, что это разные народы. Лгали в прошлом или лгут в настоящем? подробнее...

Советский период обесценил русскость. Максимально её примитивизировав: чтобы стать русским «по-паспорту» достаточно было личного желания. Отныне соблюдения неких правил и критериев для «быть русским» не требовалось. подробнее...

В момент принятия Ислама у русского происходит отрыв ото всего русского, а другие русские, православные христиане и атеисты, становятся для него «неверными» и цивилизационными оппонентами. подробнее...

Чечня — это опора России, а не Урал и не Сибирь. Русские же просто немножко помогают чеченцам: патроны подносят, лопаты затачивают и раствор замешивают. подробнее...

Православный раздел сайта